Ш-ш-ш.
Шипение ровное, размерное и могучие; кристально чистая вода льется бесконечным потоком в озеро, раскинувшее свои границы на мягкие моховые берега, нисколько не размывая рыхлой чернозёмной земли, - умелой рукой художника прорисована четкая линия водоёма. Водопад всегда был самым шумным местом во всем Саду, он неустанно пел свои песни, и клубящаяся водная пыль его орошала траву и влаголюбивые растения, гарантируя им комфортное существование. А так здесь было тихо и умиротворенно, даже шаловливый ветер сегодня разгуливал где-то в других местах.
Благоухание цветов вскружило бы голову каждому, кто посмел бы сунуть сюда свой любопытный нос, но об этом можно было не беспокоиться. Сейчас шла война между Великими, и все без исключения принимали участие в этом хаосе уничтожения и ненависти. Что же до дриады, то она не была заинтересована в поддержке той или иной стороны. Её главной заботой, единственной семьей и любовью был Сад, и все равно где-то в области сердца что-то болезненно сжималось. Дриады не умеют просто любить: они созданы для жгучей, ласковой, безрассудной материнской любови к Природе, к лесам и садам, к робким нежным цветочкам и могущественным старым деревьям-долгожителям. Она протянула тонкие изящные пальчики к черному цветку с нежно-голубой сердцевиной - тот задрожал, возбужденно вздрогнул от легкого прикосновения дриады и начал плавно покачиваться из стороны в сторону, точно танцуя под неслышную мелодию. Хильда опустила глаза вниз, чувствуя как у нее внутри начинает все сохнуть и жухнуть от горя. Деревья начали тянуть к ней свои ветки, лианы ласково прикасались к коже, а цветы неожиданно заиграли чудную мелодию скорби – все живое вокруг пришло в движение, лишь бы утешить дриаду. А ветра здесь все равно не было.
Она знала его еще ребенком, когда пятнадцати летнего мальчишку пригласили в Академию на обучение Великие. Тони был смышленым малым, добрым и доверчивым, он никогда никому не желал зла. Чем охотно пользовались все остальные, позволяя себе обижать парнишку, издеваться над ним, бить. Хильда помнит, как он ворвался непрошенный в её сад, стирая с щек горячие слезы обиды, как он прорвался через угрожающие толстые лианы, обернувшись волком. Нет, не волком. Скорее волчонком. В изнеможении зверь рухнул у ног дриады и готов был принять любое наказание женщины, но наотрез отказался возвращаться в замок. Он был смиренным и покорным, и глядя своими ярко-голубыми глазами на дриаду, молил о чем-то. Моер тогда и не преподавала даже, была всего лишь частью сада Неоргасса, и сменила свой гнев на милость, пожалев ребенка. Она ласково погладила черного волчонка по косматой голове, села на мягкий ковер из травы и мха и положила его морду себе на колени, утешающе поглаживая мягкий мех. С тех пор они стали неразлучны. Хильда не преподавала никаких дисциплин и факультативов, а Тони все свое свободное время посвящал своей Хозяйке. Он боготворил дриаду и был верен ей до самых кончиков ушей, ревностно и преданно охраняя её покой. Он как никто другой был близок к природе, предпочитал спать под открытым небом и бережно относился ко всему живому. Оборотень и дриада часто засыпали вместе: она обнимала своего волчонка покрепче и тот тут же засыпал. Он любил, когда Хильда испытывала на нем свои растения, часто играл с порхающими по саду бабочками, помогал ухаживать за растениями. Тони был лучшим. И быстро рос, набирая силы.
Вчера вечером он вновь пришел в сад. Его черная как смоль шерсть таинственно блестела в бледном свете луны, а горящие голубые глаза отражали холодную решимость.
- Хозяйка, - прошептал он, подходя к дриаде, глядя ей в глаза.
Она ласково улыбнулась и распахнула свои объятия. Он опустился на колени, склоняя голову перед Хильдой, и та подошла к нему, крепко прижимая его к себе. Спокойное и ровное дыхание волка приятно грело кожу живота, и дриада сама села на траву, увлекая Тони на себя. Он послушно лег рядом, положив голову ей на колени.
- Что тебя так тревожит, милый?
- Я должен поддержать Светлого в этой войне.
Личико женщины напряглось, но она тут же ласково улыбнулась.
- Но ты можешь остаться со мной, мой храбрый воин.
- Я не могу, - тихо шепнул он.
- Тебе страшно?
- Нет.
Хильда стиснула зубы. Она не хотела так просто отпускать своего единственного любимого мальчика, своего мужчину, друга, воина, защитника. Но она была спокойна и уверенна в том, что Тони выдержит это испытание, и погладила его по голове.
- Будь храбрым, Тони, - она с материнской нежностью поцеловала его в макушку и задумчиво уставилась куда-то вдаль. Оборотень перевернулся на спину и ласково дотронулся широкой лапой до её щеки.
- У меня есть для тебя кое-что, - проговорил он, приподнимаясь на локте. Покопавшись в карманах своих брюк, он выудил оттуда семечко и протянул дриаде. Она с удивлением и восхищением приняла дар – её нутро уже торжественно затрепетало, ведь подобного растения она еще не встречала.
- Я знал, что рано или поздно настанет такой день. Я сам вырастил этот цветок, но в Академии у меня не было возможности сохранить его: он быстро зачах. Но ты посади его все равно, - на его вытянутой волчьей морде заиграла печальная улыбка.
Женщина очень бережно положила зернышко на землю, накрыла его ладошкой, а потом тут же отдернула. За мгновение крохотная семечка проросла, потянувшись за теплом дриады, росло и росло, открывая взору сперва робкий бутончик, а потом медленно раскрывая его. Хильда-Моер смотрела на черный цветок, чем-то напоминающий лилию с семью лепестками и нежно-голубой серединкой.
- Он прекрасен, - завороженно выдохнула она, не отрывая взгляда от растения.
- Арс Фобия обещал защитить Сад, Хозяйка. Я знаю, что ты бы не попросила у него помощи, - он горько усмехнулся. – Кажется я опять надышался твоих красных маргариток.
А ведь он был прав. Хоть дриада и была на стороне Света, она бы ни за что не ввязалась в эту войну. Это будет всепоглощающая кровавая битва, безжалостное уничтожение друг друга. Спустя столько лет, Тони стал невероятно внимателен к ней. Но он сам выбрал себе такой путь, и она чисто принципиально не станет его держать возле себя.
- Отдохни, Тони. Тебе нужно набраться сил, - она снова повлекла оборотня к себе на колени. Он не сопротивлялся, глубоко вдыхая ночной аромат цветов и звезд, и совершенно не заметил, как Моер спрятала в его густой шерсти несколько лепестков трунеона – цветка, чей запах придает живым существам спокойствие. В больших концентрациях – бесстрашие.

Ш-ш-ш. Где-то шелестел водопад.
Земля впитала слишком много крови, и Хильда не могла подобрать слов, чтобы выразить свою скорбью и боль. Война закончилась, и хотя Сад был неоднократно атакован, но Арс Фобия сдержал свое слово. Его мягкую поступь ни с чем нельзя спутать.
- Хильда?
Но она молчала. Она смотрела на Черный Цветок, ласково поглаживая его лепестки.
- Это будет новый Мир. И я прошу тебя принять участие в образовательном процессе.
Безразличное молчание.
- Для тех учеников, кто обладает магией Природы. Им потребуется твоя помощь и твердая рука…
- Я не собираюсь обучать всякий сброд невежественных, безмозглых существ, которые уничтожают все живое вокруг, - грубо отозвалась дриада, поднимая взгляд на Великого. – Среди них могут оказаться темные, далекие от природы ничтожества, знающие только то, как причинять боль и убивать!
Она гордо распрямилась и с вызовом посмотрела на Арса. Но он выдержал взгляд и веско добавил:
- Но Тони не был таким. Он умер не напрасно. 
Произнесенное имя вслух отозвалось болью в груди, и дриада поморщилась, отворачиваясь.
- Я дам тебе время на раздумья, - мягко произнес Светлый, собираясь уходить.
- Я согласна.