http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/25158.css
http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/78127.css

Потерянное поколение

Объявление

Добро пожаловать на FRPG Потерянное Поколение NC-21

Дата на Земле:
10-20 августа 2016


Погода:
Аномальная жара в отдельных районах Академии.


Обратите внимание:
На форуме проходит сюжетный эпизод.

Правила
Путеводитель
Список персонажей
Магия
Расы
Акции и заявки
Организации/вакансии
Шаблон анкеты
Вход на Светфак
Вход на Темфак
Добавить расу
Стать преподавателем

Админы
ЛасМэриАльваро


Тамада
Алесса

Пиарщик
Тюдалеж

ГМ
ЯнаНандГестДэниэльАделаида

Дакота

Требуется
Пиарщик, дизайнер

19.08.17: Поколение с радостью приветствует повелителя котлет и хозяина компота Ценваля!
16.08.17: На первый курс Светлого факультета приполз наг. Добро пожаловать, Макс!
11.08.17: Приветствуем Орнеллу, рубинового дракона на Светлом факультете!
08.08.17: В Темном гимнасии Шевер'Дима демоническое пополнение. Добро пожаловать, Тирас!
07.08.17: Приветствуем на Темном факультете Мелиссандру, кровавого демона!
31.07.17: В последний день июля под крышу Академии пришла ангел Сенди, добро пожаловать!
01.06.17: А вот и первый день лета, Потерянные! Те, кто не совсем еще зашился в экзаменах, милости просим на период летних обновлений, которые нам наобещал товарищ Лас. Все желающие могут поучаствовать в жизни форума и внести свою лепту.
19.05.17: А в Академии появилась долгожданная милашка Оля, она же - Коя, зомби со второго курса, добро пожаловать!
28.04.17: Первый курс пополнился парой близнецов Алигьери, приветствуем их!
23.04.17: В Светлом гимнасии Бестегульда пополнение в рядах подмастерьев. Риведи, добро пожаловать!
17.04.17: Приветствуем еще одного чистокровного оборотня на втором курсе. Добро пожаловать, Итран!
30.03.17: Пополнение пришло в лице сразу двух очаровательных девушек - химеры Айнэ из гимнасия и дракона Натали из Академии, приветствуем их!
21.03.17: В Дамнуме появился второй из трех самых влиятельных Мастеров Стихии - Бестегульд. Добро пожаловать!
08.03.17: Прекрасные дамы, поздравляем вас с весенним праздником! Весь март активные женские персонажи могут получить неожиданный сюрприз от АМС прямо посреди отыгрыша. Продолжайте и дальше радовать нас своей игрой и очаровательными образами!
23.02.17: Воины Света и Тьмы, принимайте поздравления с 23 февраля. Астрологи объявляют +1 к дайсу до конца недели для персонажей мужского пола.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Потерянное поколение » Этажи заклятых » Коридор


Коридор

Сообщений 41 страница 60 из 126

41

>>Комната 07-2>>

Покинув свою комнату, первым объектом, который увидел Дион, стала точно такая же деревянная дверь напротив с номером 07-1. На двери комнаты самого тавра значилось 07-2.
Общежитие… И ещё общая кухня видимо. Хоть ванные раздельные.
Раздражённый открытием, тавр покрутил головой, убедился в закрытости и безлюдности за дверью 07-1 и вышел в коридор, продолжая озираться по сторонам и прислушиваясь. Судя по кладке, здание являлось весьма древним и грандиозным сооружением. Таких масштабов Диону не доводилось видеть даже в замках Нормандии.
От изучения кованых канделябров и однотипных дверей в нишах в другие комнаты, тавра отвлёкло повторение шума, ставшего теперь грохотом, в самой невежливой форме обозначившего, что прислушиваться излишне. Дион осторожно пошёл ему на встречу, подумывая о том, что не поздно ещё развернуться. Спустя несколько метров он осознал, что движется весьма быстро, пружиня на четырёх сильных лапах, хотя хвост постоянно за что-то цепляется. К новому телу прилагались новые рефлексы. Не самые совершенные и явно не использовавшие всего потенциала, но позволявшие не путаться в собственных лапах с первого же шага.
Тавр ощутил, как от гулких ударов подрагивают плиты под подушечками лап, грохот и он двигались на встречу друг другу с неумолимостью айсберга и «Титаника». Вот только, кто айсберг и хватит ли шлюпок?
Стоило галерее выйти в просторный холл с лестницей, как Дион воочию узрел источник переполоха. Их было всего двое, но казалось, дерётся целая армия, в воздухе повис гул напряжения. Ком сцепившихся, шипящих тел, выбивая крошки из гранитных ступеней, скатился с лестницы и повернул к галерее, в проёме которой замер обескураженный тавр. Камень пола разнообразил алый цвет.
Тавр отчётливо понял, что оба создания превосходят его по силе в геометрической прогрессии, но при этом значительно выдохлись. И один Тёмный, а другой – Светлый. Как Дион понял, а вернее почувствовал последнее, он сам не мог себе сказать. Видимо ещё один вшитый рефлекс.

+1

42

ГМ

Желание надрать задницу этому холеному кретину родилось еще на первом курсе, с первой лекции у Шакса Льеккьо, где они впервые и встретились. Бесить начал практически сразу же, считай, только переступив порог аудитории и попавшись на глаза оборотню. Самовлюбленный Коннор манерно тянул гласные, ходил с видом самого умного нелюдя в академии, а уж по презрительным взглядам мог поспорить с преподавателями. Он всегда умудрялся выйти, что называется, сухим из воды, что бесило даже больше, чем его гаденькая манера речи. За четыре года между ними было немало стычек и драк, так как антипатия, переросшая в ненависть под влиянием Сторон, оказалась взаимной. Являясь Светлым, Мэтт так же обладал далеко не сахарным характером и зачастую сам провоцировал однокурсника словами и действиями.
Вот и в этот раз инициатором оказался он. Только сейчас ставший традицией мордобой грозил закончиться летальным исходом для кого-то из драчунов. Затянувшаяся драка сильно помотала обоих, но уступать никто из них не хотел, несмотря на то, что сил почти не оставалось, а тела были испещрены ранами. Кровь гоняла по организму адреналин и, приливая к мозгу, мешала думать рационально. Одно лишь «наконец-то я расквитаюсь с ним!».
Мэтт взрыкнул от боли, когда демон мазанул когтистой лапой по морде, однако, челюсти упорно не разжимал. Его противник сейчас меньше всего походил на писаного красавца и покорителя женских сердец, коим он виделся окружающим, пока не трансформировался, принимая нечеловеческий облик. Уродливый облик, под стать мерзкой душонке. Больше всего он был похож на мохнатого паука размером со среднюю корову, только конечностей у него было не восемь, а шесть. На каждой лапе по четыре когтя, голову венчали изогнутые недлинные рога, покрытые коротким грязно-коричневым мехом. Да и весь он был этого неброского окраса, словно измазался в глине. Вцепившись клыками ненавистному Темному чуть ниже головы, огромный красный волк только сильнее стискивал челюсти с каждой попыткой соперника избавиться от упрямого Светлого. Но вот демон чудом извернулся и, наконец, отшвырнул от себя оборотня, оставляя у того в рту часть меха и плоти.
Мэттью отбросило к противоположной стене, и он пролетел в сторону застывшего в проходе тигротавра. С глухим рыком волк поднялся с пола и, покачнувшись на слабеющих лапах, приготовился к прыжку. Однако не успел. Кон, сверкая бешеным взором багровых глаз, оказался проворнее сокурсника, на шести-то конечностях вместо четырех. Увернувшись от удара передними лапами, оборотень отскочил от стены, с противным скрежетом царапнув когтями по каменным плитам и оказавшись в паре метров от первокурсника. Пока демон разворачивался, Мэтт заметил, что они с одногруппником здесь не одни, и скосил взгляд на тавра, из-за чего упустил возможность контратаковать. Подобных существ он никогда не видел, но удивление было бы простительно, встретив он его в другой ситуации, а не уворачиваясь от огромного паучары. Теперь же приходилось повторно уклоняться вместо того, чтоб воспользоваться теми драгоценными секундами, что ему были подарены ранее. Будь они на занятии у Ре Жиль Де, тысячелетний вояка бы поднял оборотня на смех и пожелал бы ему поскорее сдохнуть с такими куриными мозгами.

+1

43

Тавр продолжал недвижно стоять в проёме, замерев античной статуей в нише древнего храма: Афина Аглавра, взирающая на осаду Трои. Развернувшаяся на глазах Диона баталия ввела его в оцепенение не столько своей беспощадностью и размахом, сколько участвующими в ней созданиями.
Не то чтобы Дион Страда относил себя к кругу людей, страдающих арахнофобией или не любил волков и прочих собачьих… Но дворецкому неоднократно приходилось поползать по комнате, выискивая зажавшегося под плинтусом паучка, пока отпрыск благородных кровей нетерпеливо караулил снаружи. А мать настояла на усыплении штук трёх овчарок из охраны поместья, когда одно из животных проявило чрезмерное рвение в охране в адрес тогда ещё пребывавшего в нежном возрасте наследника. Следом как-то повелось, что пауков травили нещадно всем и сразу, а волка Дион живьём видел только один раз в зоопарке. И их знаменитые леса... в которых уже поколения два не водилось ничего крупнее дрозда.
Излишне добавлять, как шокировали ещё только начавшего осознавать себя на новом месте и в новом теле тавра циклопический шестилапый рогатый паук и неясно почему красный волк, не уступавший в размерах членистоногому. Оба создания с лютой яростью и неумолимой настойчивостью пытались лишить друг друга жизни. Нещадно вгрызались в плоть, не жалея самих себя, лишь бы увидеть последний вздох противника.
На пресловутом зеркале в доме в университетском городке испытания не закончились. На нём они только начались. Собственное отражение, созерцание которого добавило тавру уверенности полчаса назад, стало теперь чем-то далёким. Дион почувствовал, как шерсть поднимается дыбом. Неумолимое желание развернуться и умчаться в противоположном направлении завладело им. Ощущение дурного кошмара комом подступило к горлу.
Фанатичная схватка явилась тавру в неком символическом свете. Он не мог знать о перевоплощениях и смене форм, не догадывался о многообразии местных жителей, не задумывался о том, что здесь как в любом учебном заведении в свободное время перемешиваются все возраста. Для него это была битва двух чувств, упакованных в сундук и придавленных сверху для надежности куском благополучия в тёмном углу сознания – животного ужаса и брезгливого, тошнотворного отвращения. Откопанных, как и вся его жизнь, из уголков сознания непрошеным визитёром.
Дион уже попятился назад, но в памяти всплыла ледяная пустыня. Что будет с ним, если он развернётся? Не ожидает ли его нечто, ещё более хтоническое, чем это? А возможно, и сама смерть.
Тем временем волк, с куском, выдранным из мохнатой грязно-глинистого цвета туши, отлетел в сторону. Увернулся от удара когтистыми кривыми лапами, и, приготовившись к контратаке, заметил терзаемое неясными мыслями создание. Взгляд лезвием царапнул по Диону, после чего красный хищник вернулся к более насущной проблеме.
Меня заметили. Теперь уже придётся принять какое-то решение. Чем бы это ни было, развернуться и убежать будет худшим вариантом…
Для себя тавр решил, что даже если все его высокие домыслы лишь бред перепуганного подростка, то выжившее существо, вполне приземлёно захочет найти его и с пристрастием разузнать мотивы бездействия. Тем более одно создание являлось чем-то странно близким, притягивавшим своей безобразностью и, если так можно сказать, аурой. Мысль, чувство, сверкнувшее в первую секунду, вернулось на небосвод. Один Тёмный, другой Светлый. В письме упоминался факультет, да и визитёр не походил на феечку. Хотя красный волк олицетворения добра тоже не напоминал.
Волк?!
На смену мучительному принятию решения пришла полу паническая деятельность. Волк уклонялся от лап паука, пятясь назад. Фронт битвы немного отодвинулся от Диона. А по периметру холла возвышались увесистые канделябры: плетенные и ветвящиеся изящные куски металла, вмещавшие в чашечках на конце свечи, крепились к массивной опоре, высотой около полутора метров.
Стараясь не думать над тем, как он перебирает четырьмя лапами и куда лучше прижать хвост для более быстрого бега, Дион, отступив на несколько шагов назад, заложил круг вокруг своей оси и по дуге выбежал в холл, схватив на бегу увесистый канделябр, раскидав по полу теплившиеся свечи. Осветительный прибор оказался значительно тяжелее, чем казалось воодушевлённому своей решимостью тавру, но это его лишь немного замедлило. Перехватив металлическую ручку то ли как копьё, то ли как палаш, Дион, аки рыцарь на турнире или кирасир на полях Венгрии, вознамерился на от мах нанести удар по волку импровизированным оружием, в какую точку придётся везению.
Обогнув по изогнутой траектории холл, тавр вышел на прямую. С ужасом для себя приближаясь к цели и крепче сжимая потеплевший металл.

Отредактировано Дион (2015-08-25 22:07:53)

+3

44

ГМ

В пост были внесены изменения.
Прошу быть внимательным)

Коннор торжествовал. Оказывается, чтоб завалить этого Светлого недоумка, даже магию применять не нужно! Демон самозабвенно полосовал когтями потерявшего инициативу волка и злорадствовал. Казалось бы, оборотень дожил до четвертого курса при полнейшем отсутствии магических способностей, а сейчас его побеждает обычной физикой тот, кто чаще использовал Слово, чем марал руки в крови в буквальном смысле. Темный еще не видел тавра, увлеченный боем, но, сквозь захлестывающий восторг от близкий победы, все-таки начал понимать, что с Мэттом что-то не то. Если можно принять избитого до полусмерти нелюдя за норму, конечно. Как бы демон не относился к Светлому, тот не был сопливым слабаком. Будь он таковым, его бы не стало на первом же курсе, редко, когда дохляки доживали хотя бы до второго семестра. В академии, знаете ли, жесткий отбор. Паучара швырнул еще разок волка об стену, словно щенка бросил, и вздрогнул, заслышав за спиной непонятные шорохи. Вроде на поступь какого-то крупного животного похоже, а?
Удар!
Обнажив клыки в яростном оскале, Мэттью молниеносно бросился на отвратительную тварь перед собой, защищая свое имя, доказывая, что он не сдался и не позволит Темному кретину так просто его уделать.  В своем отчаянном броске волк попал демону по морде, лишив противника левого глаза. Он остался на когтях оборотня, а через мгновение – уже где-то на полу под вновь схлестнувшимися в поединке тушами. Клочья шерсти разлетались во все стороны, рык и вскрики смешались в один невнятный шум. Никто из них не отследил, как тигротавр сорвал со стены канделябр и как побежал к ним, мучаясь угрызениями совести, что просто стоит в сторонке и не помогает старшему по Стороне. Будто бы четверокурсника темфака действительно волновало чье-то присутствие сейчас. Да он вообще еще его не видел, в отличие от однокурсника с параллельного факультета. А Мэтт постарался о представителе неизвестной доселе расы поскорее забыть, ибо из-за того, что первокурсник оказался рядом, оборотня хорошенько потрепали.
Хрусть.
Канделябр нашел таки свою цель, волк взвыл, приседая на задние лапы. Удар пришелся на спину, но парню не хватило точности и сил, чтоб одним ударом покончить со Светлым оборотнем или парализовать тому конечности. Но кровавая рвота – тоже ничего. Отплевываясь, Мэтт скосил взгляд на силуэт сбоку и, размахнувшись лапой, отправил подсвечник в полет, целясь в младшекурсника. Паук же прищурил уцелевший глаз и уставился на тавра, не понимая, что это за чудо-юдо сейчас ему помогло. Кто бы говорил про чудо-юдо, конечно, паук с шести лапами и рогами на голове… Кон не стал повторять ошибку Светлого и, секунду поглазев на неизвестного, в раздумья не ушел, достаточно проворно для наполовину слепого существа уворачиваясь от атаковавшего со стороны пустой глазницы Мэтта. Лишь мигом позже он понял, что своим выпадом волк заставил его отшатнуться на тигротавра. Теперь неожиданный помощник оказался помехой для самого Темного. Он не мог развернуться, не сбив первачка с ног, потому зло бросил ему, отбиваясь от воодушевленно атакующего снова и снова оборотня:
- Не мешай. Отойди.
Несмотря на далекую от гуманоидности форму, глотка Коннора была устроена так, что тот мог говорить в этом облике. То, что он последние минут пятнадцать дрался по-честному, не применяя магию, было лишь отголоском глупого бахвальства а-ля «я смогу отослать тебя к Великим просто отмутузив тебя». Но сейчас ситуация изменилась. Он потерял глаз и еще этот первокурсник путает все карты… Паук забормотал заклинание и от его передних конечностей к оборотню поползли буро-зеленые лианы, пытаясь поймать в свои сети верткого зверя. Спрашивается, откуда такая ловкость, с его-то габаритами? От демона не ускользнуло то, что после удара канделябром, Мэттью стал прихрамывать на заднюю левую. Присел неудачно? Неважно, все равно это удача. Одна из лиан погналась за поврежденной лапой, однако, Светлый, не будь дураком, мгновенно понял тактику паука. Из-за растений он не мог к демону приблизиться, но уследить одним глазом за постоянно движущимся объектом тому было тяжеловато, особенно, когда волк оказывался с того бока, где глаза нет. Там-то оборотень и постарался оказываться чаще всего, сокращая разделяющую их дистанцию.

+1

45

Вы видели когда-нибудь лёгкое недоумение на морде шестилапого рогатого цвета речной глины мохнатого одноглазого паука размером со среднестатистического быка, обращённое в Ваш адрес? А Дион увидел. И после этого ему захотелось уйти куда-нибудь подальше и записаться на кружок ленивого оригами.
Удар импровизированным орудием сомнительного возмездия пришёлся ориентировочно в спину, а может и в бок, волку. В момент удара тавр невольно зажмурился и от испуга выпустил когти, так что не только не увидел последствий своей безудержной решимости, но и от столкновения с целью, проскрипев по каменному полу, омерзительный звук был слышен наверно только самому Диону и в общей вакханалии потонул в шипении и стуке когтей паука, оставив на древнем камне характерный тормозной след, очутился с другого бока красной тварины. Которая, больше не утруждая себя разглядыванием новоявленного кирасира, одним мощным ударом лапы выбила из рук Диона канделябр и вернулась к прежней проблеме. Тавр неуклюже отскочил в сторону, надруганный и погнувшийся предмет декора со звоном упал в стороне.
Наступила очередь паука защищаться. Волк стремительными атаками пытался пробить его оборону, нападая со стороны выколотого глаза. Тавр, занятый своей эпической рекогносцировкой не заметил, как членистоногое стало слепее. Собственно размашистого результата своего поступка Дион тоже не замечал: баланс сил остался прежним.
Две искалеченные твари, по-прежнему занятые сами собой, совершили тактический пируэт. И пока тигротавр тяжёло дышал, пытаясь осознать великую философскую дилемму «И что дальше?», к нему в плотную прижался паучище. Недовольное скворчащее шипение заставило Диона отшатнутся, хотя он и не разобрал, что ему сказала устрашающая тварь. И сказала ли вообще? Да и можно подумать была причина или время с ним церемониться или благодарить хоть за что-то.
События приобретали новые краски. Буро-зелёные. От передних лап паука стелясь, завиваясь, ветвясь и разрастаясь в направлении волка, хищно потянулись болотистого цвета лианы и корни. Но хищник не собирался под них подставляться и, поджимая заднюю лапу, может это и есть «эффект канделябра», прыжками и рывками сокращал дистанцию. Инициатива целиком перешла к волку: паук медленно поворачивался, направлял к животному агрессивную флору, но оно оказывалось быстрее.
Возможно, самым логичным со стороны Диона, вновь очутившегося на периферии битвы, было бы дождаться её окончания в «обозах». А потом, воспользовавшись другим канделябром, добить волка, который загрыз паука. И получить не только пушистый красный ковёр перед камином, но и харизматичное улыбающееся чучело с рожками над ним.
Но логика отступила на задний план: тавр проигнорировал не иначе как знак судьбы, повторно отодвинувшей его в сторону. Он уже сделал для себя выбор, и времени изменить его он не нашёл, взвалив на себя неясно зачем нужную роль, до сих пор не отделавшись от задних мыслей о символичности и неслучайности происходящего.
Бежать и срывать второй осветительный прибор Дион не успевал, других увесистых средств потенциального умерщвления не наблюдалось. Но сил обезвредить покалеченного волка ему не хватит даже с оружием. Оставалось одно.
Не став огибать справа паука и разрастающиеся лианы – непростительно долго – тигротавр устремился в промежуток между членистоногим и стеной, навстречу скачущему с левого бока рогатого существа волку. Уже имея первый опыт бега на четырёх конечностях, да теперь ещё и без всяких светильников, Дион разогнался на небольшом участке и, оттолкнувшись от истёртого и окровавленного пола сильными лапами, прыгнул в сторону красной твари, внимание которой занимала лишь одна вещь – второй, правый глаз паука. Самоотверженная наивность рассчитывала своей, не слишком малой массой, толкнуть волка в сторону лиан. Или вцепиться в него и затормозить, если повезёт.

+2

46

ГМ

Ходит такая мудрая мысль в народе: «лучше вовремя остановиться». В стенах Академии эту фразу надо написать на всех стенах несмываемой зачарованной краской и огромными буквами. Потому что сейчас, когда сил почти не осталось, стало тяжело дышать и повеяло мертвецким холодом, им обоим стоило затормозить и разойтись в ничьей. Да, так не по-мужски, не тешит самолюбие, но так еще оставался шанс не помереть молодым. Они же оба лелеяли мечту выйти в Дамнум и добиться определенного успеха там, куда их четыре года не выпускали. Выхолащивали, учили выживать, при всей суровости обучения оберегали и спасали их ненасытные на приключения задницы.
Нет!
Позабыв устав Академии, четверокурсники противоборствующих факультетов решились биться до конца. Демон все бормотал заклинание, и постепенно разрастающиеся по холлу лианы начинали напоминать паучью сеть, что не удивительно, раз во главе сидело похожее на паука существо. Но добыча у него оказалась прыткой, волк, хромая на заднюю лапу, отскакивал от стремящихся захватить его растений и неумолимо приближался к морде Темного. Расчет его был прост: лишить противника второго глаза и быстренько покончить с затянувшейся схваткой, пока ослепший членистоногий привыкает к темноте. Мэтт не особенно-то и пытался замаскировать свой план, демон все давно понял и, наверное, только благодаря неожиданной честности соперника еще видел, пытаясь пресечь его маневры с помощью магических ростков.
И все было бы для них обоих просто и предсказуемо, если бы не вмешавшийся первокурсник. Оборотень как раз разогнался для последнего рывка, как на его пути появился бегущий к нему навстречу тавр. Светлый взрыкнул, чем привлек внимание Кона, который тут же развернулся на звук. Он увидел, как тигротавр прыгнул на рыжего зверя, как последний приложил все оставшиеся силы для того, чтоб скинуть с себя обнаглевшего младшекурсника. На морде волка отразились все его мысли на счет происходящего. Откуда такое самомнение? Только прибыл же, чудо несуразное, а уже на неприятности нарывается! Хорошенько приложив тавра об стену, Мэттью дернулся и вмиг осознал, что проиграл. Демон времени зря не терял, попусту не пялился, а все это время доплетал свою уродливую сеть. Лапы животного обвили бурые корни, зеленые лианы прочно завивались вокруг его тела, удерживая сильного зверя на месте. Кону уже даже делать ничего не нужно было, он наблюдал за подползающим к горлу оборотня ростком и с ноткой садистского удовольствия отмечал слабые попытки противника избавиться от магического растения. Напрасно, волк лишь сильнее запутывался. А теперь еще и задыхаться начал от того, что зеленая дрянь опутала его шею и по воле создателя давила все сильнее.
- Убийство других учеников карается смертью, Коннор Брайт.
Яркий свет на секунду осветил все пространство от лестницы до коридоров.
Когда же демон и тигротавр снова смогли видеть, перед их взором возвышалась архимаг Света, Мастер Барьеров, хрупкая Кассандра Лоа собственной персоной. Они обнаружили, что на каждого из них были наложены чары, внешне напоминающие клетки со светящимися голубоватым оттенком прутьями. В холле не осталось более лиан, на окровавленном грязном полу валялся бездушной куклой посиневший и с закатившимися глазами темно-русый юноша. Весь в кровоподтеках, синяках и абсолютно голый. Задушенный и безусловно мертвый.
Эльфийка перевела безэмоциональный взгляд с оборотня на вернувшегося под заклятьем архимага в человеческий облик демона и сухо добавила:
- Не думаю, что ты этого не знал. — Белый клинок пронзил сердце Темного.
Тела погибших студентов и тонкую фигуру Кассандры окутал молочный туман, в котором все трое и растворились через мгновение. Светилась голубым не снятая по только ей понятным причинам клетка Лоа, в которую оказался заключен тигротавр, и поблескивал на каменных плитах в дрожащем свете свечей сорвавшийся с тонкой веревки на шее Темного демона амулет в виде когтя какого-то неизвестного животного.

Поздравляю, квест успешно пройден!
У Диона легкий ушиб головы, описание мелких повреждений на совести игрока)) На данный момент Дион заключен в магическую клетку.
В награду тавру достается амулет удачи (+1 к дайсу), ранее принадлежавший демону.

+2

47

Тавр вошёл во вкус: если во время первой атаки он боялся промахнуться, но ещё больше боялся последствий, если попадёт, то долгий прыжок на встречу к противнику вызвал совсем иную гамму чувств. Заставил почувствовать своё огромное сердце, сильными ударами гонящее кровь по массивному телу, пускай и почувствовалось оно в несколько непривычном месте.
Дион вцепился в красную шкуру противника, впустив острые когти четырёх лап в толстую кожу волка, попытавшись ухватиться руками за морду или уши создания. Сюрреалистическое родео, достойное кисти Сальвадора Дали.
Но живописная картина продолжалась не долго, одним сильным рывком волк скинул незадачливого ездока прочь. Дион, с приставшими к когтям и рукам клочками красной шерсти, повторно ощутил чувство полёта. Только теперь в обратном направлении.
Пролетев треть холла туша тавра впечаталась в стену. Безрассудного героя спасла масса, благодаря которой волк не смог придать ему большого начального ускорения, и габаритная тигриная часть, принявшая на себя основной удар от столкновения. Из человеческой половины пострадала только голова. От удара на краткий миг потемнело в глазах. А ещё говорят, кошки всегда приземляются на лапы.
Когда Дион открыл глаза и попытался подняться, он увидел карикатурно, как марионетка в запутавшихся нитях, дёргающегося волка, которого обвивали тёмно-зелёные лианы. Хищные ростки подобрались к горлу животного и согласно садисткой воле паука принялись медленно душить терзаемое конвульсиями существо.
Наши победили, но особой радости тавр не испытал. Ему стало жалко волка, крепко обвитого колдовской флорой, и даже захотелось вмешаться и прервать заклинание паучищи, пускай он и был Тёмным. Что это, интересно, вообще значит в материальном плане?
Когда Дион бежал за канделябром, он не ожидал летального исхода. Или просто не думал об этом? Медленно поднимаясь, тавр ощупывал рукой голову, непроизвольно зажмурившись.
- Убийство других учеников карается смертью, Коннор Брайт.
И в этот же момент Дион увидел сквозь опущенные веки свет. От неожиданности он едва не подпрыгнул, широко распахнув глаза. Всё вокруг заливало сияние, сменившееся голубоватыми всполохами вокруг фигуры тавра, оформившимися в прутья светящегося воздуха. В центре холла возвышалась хрупкая девушка, изнутри наполненная светом.
Там, где только что корчился в путах волк, лежал измождённый и окровавленный голый юноша с закатившимися глазами. Его неподвижное побледневшее тело не оставляло сомнений о наступившем финале.
Это был человек??
Дион перевёл взгляд туда, где был паучище. В такой же, как и у него, светящейся клетке стоял другой парень, со следами былой красоты. В крови, с вытекшим глазом, местами ободранной кожей, его вид заставил отвернуться тавра, не переносившего столь нелицеприятные картины. Но сомнений не оставалось – рога и в особенности отсутствовавший глаз красноречиво говорили о том, что он и есть шестилапый паук.
Люди? Оборотни?
- Не думаю, что ты этого не знал.
Парализованный замешательством и не желающий смотреть ни на одно из искалеченных тел, Дион не обратил внимания на странный всхлип, словно в кастрюлю с супом упала чайная ложка. Не рассмотрел он и девушку, которая как материализовалась из ниоткуда, так в никуда и пропала. Унеся собой все следы битвы, оставив только тавра в светящейся клетке.
Опомнившись, Дион заозирался по сторонам. О произошедших только что смертях напоминал лишь покорёженный канделябр у дальней стены. А в том месте, где стоял паук-человек, на щербатых каменных плитах блестел то ли коготь, то ли клык. Кусок членистоногого?
Как всегда, самой верной оказалась самая первая мысль, посетившая тавра, когда он ещё вошкался в комнате, – иллюзии и миражи закончились. Никакой мистики, никаких испытаний, никаких экзаменов. Ты сам за себя и только самому себе ты и нужен в мире, наполненном ещё более странными созданиями, чем стал ты сам.
А могу ли я превратиться во что-то ещё?
Интригующая мысль вкралась в создание тавра, переключившего внимание с великого, на более приземлённое. Хотя можно подумать, его текущего облика ему было мало и требовалось перекидывание в нечто ещё более причудливое.
Аккуратно покрутившись вокруг своей оси, из неясного страха стараясь не задеть светящиеся прутья голубого света, Дион убедился в абсолютной герметичности клетки. Тавр вновь скосил взгляд туда, где на плитах лежал коготь. К сожалению, из клетки его достать не представлялось возможным.
Ещё раз повертев по сторонам головой, тавр сел на пол и постарался расслабиться, наклонив торс назад, обвив лапы хвостом. Голова продолжала болеть, на дворянском куполе уже ощущалась будущая солидная шишка. Кошачья часть местами так же напоминала о доставшихся ей ушибах. Но в целом, можно сказать, Диону даже повезло. Достань его волк когтями, сейчас всё было бы не на столько радужно. Хотя ещё не известно, сколько ему сидеть в клетке.
В памяти вновь всплыл незваный визитёр в щегольском костюме. Тавр с усмешкой представил его аристократическую физиономию, сводимую икотой.

Отредактировано Дион (2015-08-29 14:27:38)

+2

48

--->>>Тренировочный зал имени "Третьей звезды"

Беспокойный сон не принёс отдыха, а холодный душ ясность мысли. Тело всё ещё ныло от слишком большой физической нагрузки на последнем факультативе, но это не беспокоило эльфийку. Она всё ещё была под впечатлением от своего собственного поведения и своих слов. Пыталась разобраться, что послужило причиной столь резкой смены своих же принципов, будто бы что-то очень прочное и не вызывающее сомнений вдруг рухнуло как карточный домик, а вместо него строилось что-то новое, более тёмное и категоричное, что-то, что ей не нравилось, но с чем она ничего не могла поделать. Мысли постоянно возвращались к попытке понять, но она никак не могла сосредоточиться на них, словно её отвлекало внутреннее нежелание находить ответ.
Даль неспешно брела по коридору, борясь с привычкой вернуться к своему нормальному темпу. Лекций пока не предвидилось, так что свободного времени было хоть отбавляй, и спешить было некуда. Но и на одном месте ей не сиделось, нужно бы чем-то себя занять, чтобы до конца не свихнуться. И прямо сейчас она направлялась в библиотеку. Как ей казалось, книги - лучший способ избавиться от навязчивых идей и мыслей, и при этом нормально находиться наедине с самой собой.
Шаги раздавались в пустых коридорах ленивым ритмом. На один такт задержались, на два продолжились и снова остановились. Даль вернулась, сделав пару шагов назад, чтобы вглядеться в полумрак коридора, откуда, как ей показалось, она увидела боковым зрением вспышку света. Может, это всего лишь шалит светильник, может, это всего лишь игра воображения, а может...
Даль ненадолго задержалась, решая, стоит ли так скоро после встречи с иллюзиями джина рисковать своей шкуркой, и готова ли она к последствиям того решения, которое она примет, ступив в тень коридора. Этот корпус хоть и был жилым, но не отличался особой безопасностью в сравнении с остальными. Но библиотека была ещё далеко, а пройти мимо ей помешало простое любопытство.
Но больше не было ничего странного - ни звуков, ни вспышек света. И когда Даль уже было подумала, что ей всё привиделось, она увидела голубоватый отблеск на стене возле поворота. Он был равномерным, но неровным, будто бы то, что излучало свет, едва заметно дрожало.
Даль остановилась на повороте, завороженная тем, что увидела. Посреди коридора в клетке, прутья которого и излучали то странное голубоватое свечение, стоял, нет, вроде, сидел, человек, нет, зверь, нет, что-то вроде человекозверя. Вначале ей показалось, что это тигр, стоящий позади человека. Но присмотревшись внимательнее, она с удивлением обнаружила, что зверь и человек - это одно целое. Может, кто-то ради шутки решил смастерить нелепую статую? Но и эта идея, которая, казалось, могла бы дать разумные ответы на все вопросы, была нагло разрушена шевельнувшимся хвостом. Когда-то давно, в какой-то прошлой жизни эльфийка читала мифы о кентаврах. Но это походило на кентавра лишь концепцией, в остальном казалось, что её взору явился неудачный эксперимент безумных учёных. Вполне в духе Вердана Сге. Но это никак не могло быть похожим на студента, даже Статеры. Но аура чётко показывала, что перед ней первокурсник.
С бесшумностью эльфийской походки Даль подошла прямиком к клетке. Студент сидел спиной к ней, и ей не составило труда незаметно для него подойти настолько близко, чтобы удивить своим появлением, но не так близко, чтобы можно было до неё дотянуться.
-Кто ты?
Тихий голос, но на таком близком расстоянии показался резким и неожиданным. Даль дала незнакомцу время, чтобы повернуться и увидеть её. Голова была наклонена к плечу в удивлении, но голос не выдавал ошеломление и скрывал тысячу вопросов и мыслей, роившихся в ней. Лишь простая заинтересованность, будто бы она всего лишь хочет познакомиться.
-И что ты?

+1

49

Поёрзав на месте ещё немного и приняв наиболее удобную статичную позу, скрестив руки на груди, Дион попытался отвлечься любыми незамысловатыми мыслями. Или пересчитать канделябры в холле. Но прошло слишком мало времени и слишком много неординарностей, которые, гомерически хохоча, лезли в рамки обыденного восприятия и с треском ломали их. В стремлении накинуть на события последних десятков минут покрывало фокусника, тавр принялся по памяти перечитывать текст письма, обнаруженного в комнате. Кроме кувалды для рамок содержавшего ещё немного клея. Правда, скорее в терапевтических целях. Больше всего Диону не давало покоя деление на Тёмных и Светлых, ощущённое им практически физически при встречи с двумя… перевёртышами. Явно здесь имело место гуда большее разделение, чем гуманитарии и технари…
- Кто ты?
Гулкую тишину просторного помещения острым клинком разрезал голос, раздавшийся из-за спины. Если бы не габариты и боязнь зацепить прутья, тавр имел все шансы подпрыгнуть на месте.
Осторожно встав и повернувшись вокруг свой оси, он столкнулся лицом с обладательницей голоса и новым вопросом, прозвучавшим более дружелюбно. Или не на столько неожиданно.
- И что ты?
Обе коротких фразы тавр имел полное право адресовать и к новой знакомой, словно сошедшей с выцветшей киноплёнки: единственное яркое пятно внешности которой – красная майка, обхватывавшая худощавую фигуру. Зато почти человек, хотя конечно чья бы кошачья половина мяукала.
- Да так, цирк уехал, животные остались, - Дион расплылся в наигранной усмешке и обвёл рукой неоновую клетку, из-за прутьев которой его, под небольшим углом, рассматривали два не выражавших ничего определённого глаза.
Словно случайный прохожий рассматривает милые, но аляповатые картины уличного художника. Хотя чем-то в этом роде тавр и мог быть. Уж точно не удивительней, чем шестилапый рогатый паук с флористической паутиной.
- По существу, я сам не слишком знаю ответы на твои вопросы. Я тут недавно и то большую часть времени спал. Могу лишь сказать из содержания заботливо оставленного письма, что я теперь тёмный тавр.
В отличие от паучищи и волка, девушка у Диона не вызывала неосознанных рефлекторных ощущений – или она принадлежала к другому факультету, фракции, клубу или же обладала меньшими возможностями.
Про магию воздуха тавр не упомянул из нежелания неизвестно кому рассказывать может быть ценную информацию, тем более он не имел ни малейшего понятия как сколдовать какой-нибудь сквозняк, а имя… Ему никто ещё тоже не представился. Дружелюбность дружелюбностью, а немного паранойи в месте, где ты сам уже попытался кого-то взять на таран, не помешает.
- Кстати, не знаешь, как можно выбраться из этой штуки? – полуулыбка не сходила с лица тавра, неосознанно старавшегося обаять и развести на разговор любого, кто хотя бы шелохнётся в этом направлении.
Особенно, когда нужна помощь. Диону.
На встречный и логичный потенциальный вопрос о причине нахождения в такой штуке полузверю отвечать очень не хотелось – сияющая девушка недвусмысленно озвучила одно из местных правил, а он как-никак сообщник.  С другой стороны, они бы и сами друг друга поубивали, без посторонней помощи…

Отредактировано Дион (2015-08-31 23:00:04)

+2

50

Тавр...
Даль мысленно смаковала это слово, проверяя, как оно звучит, будто бы наслаждалась им как ценным трофеем, заслуженно полученным усердным трудом. Она точно знала, что нигде раньше не могла его слышать. Словно Статере приелось смотреть на то, что она уже создала, и она решила попробовать что-то новенькое, доселе невиданное, поставить его в один загон с остальными и посмотреть, что из этого выйдет. Впрочем, была вероятность, что такие существа и были уже здесь когда-то раньше, но настолько давно, что о них перестали упоминать в учебниках.
Глаза гневно сверкнули, когда девушка заметила неосознанную улыбку на губах незнакомца. В иной ситуации она бы с удовольствием подыграла ему, поддавшись озорству и дружелюбию, как всегда делала раньше. Но теперь эта улыбка почему-то разозлила её, заставив почувствовать насмешку над собой. Вся его поза и слова говорили: - "Хэй, всё в порядке, ничего в мире не изменилось, всё идёт своим чередом!" - Но ведь это неправда - как мог мир остаться прежним, если что-то изменилось в ней самой, надломилось и провернулось, причиняя неимоверную боль, но осталось на месте, сломленное, чтобы заставить её саму оторвать это с корнем. И хоть паренёк и не был ни в чём виноват, в нём она видела того, на ком можно сорваться и вымести всю свою злость, отомстив за причинённую ей боль. И после этого ей не полегчает, но останется чувство удовлетворённости.
Её намерение лишь на неуловимую долю секунды отразилось в её глазах, но затем губы расплылись в ироничной улыбке и насмешке в глазах. Приторно сладкой, она словно говорила: "Я буду улыбаться тебе в глаза, пока нож будет проворачиваться в твоей спине".
Девушка медленно обошла клетку, тщательно изучая светящиеся прутья. Она медленно и аккуратно попробовала дотронуться до них, но как только её рука приблизилась слишком близко, по направлению к её ладони вспыхнул разряд, словно миниатюрная горизонтальная молния, предостерегающая об опасности. Эльфийка тут же отдёрнула руку, больше от увиденного, чем почувствованного, но ладонь едва заметно начало покалывать, недостаточно сильно, чтобы причинить боль и обратить на себя внимание.
-Тебя ведь посадил в клетку кто-то из преподавателей, верно?
Даль произнесла это почти радостно, будто бы её только что озарила мысль, такая простая, но так долго ускользавшая от неё.
-Ты здесь всего каких-то десять минут, а уже достаточно кому-то насолил, чтобы тебя заперли в клетку?
Теперь уже улыбка была искренняя. Мысль о том, чтобы первокурсник мог так сильно облажаться, чтобы на него обратил внимание преподаватель, веселила её. Эльфийка почти с восхищением смотрела тавру в глаза. Как будто бы её способность находить приключения не шла ни в какое сравнение с его. А она уже устала считать, сколько раз оказывалась на волосок от смерти в таких приключениях. Но что-то в его глазах - некая досада и отчуждённость - заставили её забыть о последующих расспросах о том, как он оказался заключённым в клетке.
-А ты умеешь развлекаться. - Отстранённо произнесла она вместо сотни новых вопросов, которые хотела бы задать. Улыбка потухла, словно ей дали подержать и тут же отобрали то, что она так долго и так яростно просила, и что она, эльфийка была в этом уверена, полностью заслужила.
-Меня зовут Даль, впрочем. - Она будто бы отвечала на его не высказанный вопрос, и одновременно с укором, будто бы вопрос должен был прозвучать.
-Я тоже на тёмном факультативе, как и ты. Но чуть старше.
Уточнять она не стала. Скоро он и сам научиться всё видеть. Ауры, рассказывающие обо всём - о силе, о стороне, о магии.
-Но я без понятия, как тебя из этой клетки освободить.
Губы расплылись в хитрой усмешке. Всё верно, ведь слова были правдой лишь отчасти.

+2

51

-…чтобы тебя заперли в клетку?
Эмоции двадцать пятым кадром сменялись на лице девушки. У Диона создавалось ощущение, что она больше отвечает своим мыслям и догадкам, чем беседует с ним. Не слишком умеющий разбираться в людях, а в нелюдях тем более, а что-то ему подсказывало, что слово «человек» тут не применимо ни к кому, тавр терялся в догадках как интерпретировать свою собеседницу, обошедшую клетку и продемонстрировавшую, что прутьев и правда лучше не касаться.
Хотя во второй фразе и пробежала задиристая радость уличного хулигана, оценивающего выходку парня с соседнего двора. Тёмные глаза, создававшие впечатление палитры, в которой смешались все краски, не без удовольствия пытались что-то разглядеть в буром взгляде Диона.
- А ты умеешь развлекаться.
Впрочем, эмоция ловкой кошкой скрылась в щербине подвала, вновь оставив лицо девушки отстранённым. Оно не было лишено выражения, а имело какое-то своё, как и глаза смешанное из нескольких красок, но тем не менее не ясное для тавра.
- Меня зовут Даль, впрочем. Я тоже на тёмном факультете, как и ты. Но чуть старше.
После этой новости внимание девушки приобрело для Диона окраску лести. Им, пускай и довольно недолго по восхищался старшекурсник. Может, стоит рассказать, как он оказался в столь интересном положении?
- Но я без понятия как тебя из этой клетки освободить.
С последней фразой, ознаменовавшей окончание монолога из мыслей и пауз, Даль вернула кошку улыбки на лицо. Не ясно, что её развеселило: расстроенный вид Диона,  понявшего, что так просто не выбраться, или новые неведомые мысли. Как знать, может здесь существует некий по-своему оригинальный способ посвящения в студенты.
- Дион, - тавр представился в ответ с небольшим опозданием.
В тишине каменного мешка холла вновь повисла пауза. В родном университете в таких ситуациях собеседники вспоминали о внезапно пришедшем на смартфон сообщении. Сам Дион обычно интересовался, как хорошо ловит Wi-Fi. Но в мире без электроники всё сложнее… Без электроники? Внезапная мысль поразила разум тавра. Оказавшись в готичненькой комнате, найдя таинственное письмо, выйдя в коридор с кучей канделябров – он очутился в мире, соответствовавшем представлениям о неком магическом месте, но вот о том, что здесь не будет многих привычных вещей, Дион задумался только сейчас.
Не то чтобы он ужаснулся от мира без ноутбука, но ведь придётся менять столько привычек… Юноша ужасно не любил изменять однажды избранный механизм действия, а здесь ему предстояло стать совсем другим. Причём ещё и тавром.
- И как здесь живётся? – пускай Даль меньше всего походила на личность, готовую отвечать на пустые и риторические вопросы, но стоять и молчать, пока тебя изучают, тавру было весьма неприятно. Или попробовать рассказать что интересное:
- И вот уж чего не знаю, так это кто меня сюда посадил. В том плане, что я видел девушку, окутавшую весь холл светом и создавшую данную красоту, - тавр повертелся на месте, в очередной раз окидывая прутья из света взглядом, - но кто она такая – не представляю. К сожалению, мне она не представилась.
Улыбка вернулась на лицо Диона. Он вновь сел по-кошачьи, постаравшись не придавить самому себе хвост, и по старой привычке засучил рукава куртки.
- Я вышел из своей комнаты на шум, который оказался дракой двух… созданий. Не знаю как описать, я такого раньше не видел. По окончанию драки появилось сияние и девушка, которая исчезла вместе с существами, а меня оставила так, как ты видишь.
По прежнему не представляя, собирается ли девушка отвечать ему, Дион закончил тираду дополнительным вопросом, как всегда не удержавшись от подчёркнутого каламбура, чтобы точно не сидеть в тишине:
- Скажи, а здесь все умеют превращаться во что-то ещё, или это некая особенность для особенных?

Отредактировано Дион (2015-09-03 22:01:43)

+2

52

Даль кивнула, прикрыв глаза, заменяя этим простым движением целую россыпь фраз, которые обычно говорят при знакомстве. "Приятно познакомиться", "очень приятно", "вот мы и знакомы"... Всё это скрывалось в закрытых глазах и едва заметной улыбке, выражающей одобрение.
Видимо, тавру больше нечего было сказать, потому что он вдруг начал смотреть не на неё, а сквозь неё, задумавшись о чём-то своём, о чём не желал, или не посчитал важным, говорить вслух. Девушка не хотела отрывать его от размышлений, вместо этого она снова обошла клетку, делая вид, что изучает её изъяны, чтобы найти способ высвободить первокурсника, но на самом деле она пыталась лишь скрыть свой интерес в самом тавре, и она внимательно его разглядывала. Мех был кое-где примят, словно он только что попал в небольшую потасовку. Шерсть переливалась в неровном голубом свете, который делал жёлтый окрас похожим на почти зелёный. Кончик хвоста лениво ударял по полу. Если не поднимать голову, то верхнюю, человеческую часть, можно было даже не заметить, вообразив, что в коридоры неведомо как проникло дикое животное.
- И как здесь живётся?
Даль усмехнулась, закатив глаза.
-Ты себе даже не представляешь.
Девушка снова вернулась и стала напротив Диона. В той же непринуждённо лёгкой позе, говорящей "хэй, никаких проблем, и не из таких передряг выпутывались".
-Возможно, ты говоришь о Кассандре. Есть у нас тут такая преподавательница. С неё станется красиво появиться и так же красиво, по-английски, ни с кем не попрощавшись и ничего не объяснив, исчезнуть.
Даль вспомнила свой собственный первый курс. Тогда она попала в похожую ситуацию, когда она стала свидетелем битвы зомби и дракона. Может, к четвёртому курсу тут всем настолько сносит крышу, что они начинают действительно убивать друг друга, не ведомые ничьим приказом, лишь ослеплённые ненавистью к противоположной стороне, настолько сильной, что они готовы стать убийцами и понести наказание в виде собственной смерти. Какой смысл разделяться на светлых и тёмных, если все, кто здесь находятся, являются мясниками... А может, это всего лишь обряд посвящения... Хотя нет, это был бы странный обряд, убить двоих старшекурсников, чтобы поприветствовать одного новичка.
-Особенных?
Я рассмеялась, громко, искренне.
-Мне никогда не приходило в голову так описать здешних жителей. Но, если говорить этими словами, то здесь никто не особенный, и одновременно с этим особенны все. Всё зависит от расы, в которую ты превратился. Насколько я знаю, иные ипостаси есть у многих рас. Оборотни, драконы, демоны... И у каждого эта вторая ипостась своя. Но и у других рас есть свои уникальные особенности. Полагаю, в том письме, что ты получил по прибытии, о превращениях не было упомянуто? Тогда мне придётся тебя разочаровать - ты не можешь превратиться во что-то иное.
Или, хотя бы, закончить превращение в зверя или человека. Эльфийке казалось, что находиться в подобном промежуточном состоянии должно быть очень неудобно. Нельзя полностью воспользоваться ни преимуществами человеческих удобств, ни полезными когтями животной половины. И ты не принадлежишь ни к тем ни к другим.
Но всё это Диону ещё предстоит узнать. Даль даже немного позавидовала - каждая новая увиденная раса для него будет сюрпризом, ещё столько всего нового, что он не видел, и каждый день будет полон новых впечатлений. Наверное, до первой лекции, пока он не поймёт, что именно от него нужно Статере, чтобы он выжил.
-Ты можешь не опасаться, Статера не даст тебе ни дня заскучать.
Дроу улыбнулась ему как можно доброжелательнее. Ведь прямо сейчас она лишь думала, что она может получить за тушку считавшегося исчезнувшим тавра. Наверняка какой-нибудь Шевер'Дим слюной бы изошёлся, если ему показать такой экземпляр.
-Кем ты был до появления в Статере?
Казалось, вопрос был неожиданным даже для самой Даль.

+2

53

-…ты не можешь превратиться во что-то иное.
Всплеск веселья девушки продолжал блуждать меж неровностями вековой кладки угрюмого холла. И Дион сам себе второй раз ответил одним вопросом на другой, и оба были совершенно одинаковы – ему недостаточно того, что уже есть?
Даль нашла нечто забавное во всех его вопросах и, ответив на них, продолжала весело и с интересом разглядывать тавра, словно ждала, что ещё такого нетипичного сгенерирует заключённый.
Оборотни, драконы, демоны… Кем сама является пеплом-присыпанная? Что-нибудь из земного фольклора, вариация на тему тёмного эльфа, или нечто химерическое…
Дион почувствовал всю странность и нелепость и своего нового облика, и заданного вопроса. Он вновь встал и начал бессмысленно переставлять лапы, делая вид, что думает над ответами, над именем преподавателя, с которым ему ещё предстоит столкнуться на каких-нибудь теоретических теориях магической конвергенции, а сам пытался ощутить, представить себе своё тело. Парень никогда не уважал спорта, считал все физические упражнения и методики несущественным и скучным занятием для тех, кому идей в голове не хватает. А сейчас стал обладателем громоздкой и нелепой полу мохнатой махины, способной на неожиданные кульбиты, легко подчиняющейся несложным рефлексам, ощущаемой внезапно лучше, чем прежние две руки и две ноги.
Лапы продолжали уминать пыль на плитах, Дион чувствовал как под слоем меха и толщей мышц двигается плечевой сустав первой звериной пары, слегка увлекая за собой и заставляя покачиваться, отклоняясь от идеально вертикального положения, поднимающийся вверх позвоночник, несущий человеческие рёбра, уходящие вверх к шее и опускающиеся вниз, загибаясь к звериному животу. Как также смещается более низкая задняя пара лап. Как описывает вензеля в воздухе кончик хвоста, как отличается его последний позвонок от того, к которому крепится голова. Под одеждой и полосатой кожей работали огромные лёгкие, где-то внизу мерно билось циклопическое сердце, кровь с невероятным давлением неслась по артериям, венам, заполняла капилляры…
- Кем ты был до появления в Статере?
Даль говорила до этого что-то ещё, возможно вновь отвечала своим мыслям или выражала удивление перетаптываниями тавра. Она могла и не обратить внимания на ритуал Диона, уйдя в свои собственные незримые лабиринты.
Но вторая фраза дошла от ушей до мозга тавра во всей внезапности своей праздной сути, столь типичной для продолжительных экивоков в прежней жизни Диона, и заставила его, не отвлекаясь от продолжавшего своё наступления чувства осознания необычного и диковинного в самом себе, ответить механически и не задумываясь:
- Дионом Страда ди Модроне, графом Лонате Поццоло, синьором ди Корджело, консиньором ди Сомма, Кренна и Аньяделло, миланским патрицием, - длинная тирада заставила тавра очнуться и посмотреть на Даль.
Он помнил наизусть все свои титулы, его всегда учили гордиться ими, и сейчас Дион назвал укороченную версию, поскольку не имел права называться полным перечнем титулов главы рода, хотя беспокоило его это далеко не всегда. Но даже укороченной версии могло быть достаточно для того, кто… кто жил не в мире Диона.
- Хотя это не имело никакой роли. Уже давно двадцать первый век. Я учился в Университете Боккони и никакой разницы между студентами не существовало. Да и дом, который мне снимали на время обучения, не то чтобы был дворцом, не наша родовая резиденция…
Тавр оборвал сам себя на полуслове, хотя и постарался закруглить предложение. Ему показалось, что чем больше он рассказывает о прежней жизни, тем неприятнее ему самому. Юноша думал, что ничего не потерял, что для него начинается разнообразное приключение без Wi-Fi. Но он никогда не сталкивался с чем-то, выходящим за пределы резиденции, университета, центральных улиц Милана и парков усадеб родственников и нескольких редких друзей.
Диону по праву рождения было начертано прожить долгую, сытную и спокойную, лишённую любой бесконтрольной неожиданности жизнь. И умереть в возрасте лет девяноста, в окружении наследников и глав младших ответвлений фамилии. А вместо этого он находился в месте, где за несколько минут его посадили в клетку, и перед его носом с мыслями, скрытыми туманом, серым как она сама, стоит Даль. Для которой сам факт обучения в университете мог быть другим миром, не зависимо от Статеры и её пандемониума.
Сквозь ворох мелочей, суеты, мыслей о предназначении и символах высших сил, разнообразной чепухи о кухне и интернете, в сознание тавра проникло пугающее осознание того, что для него новый мир другой не столько из-за магии и существ, сошедших с иллюстраций настольной книги демонолога, сколько из-за полной чуждости Диона и любой житейской мелочи, любой опасности, способной угрожать жизни и требовать срочного решения. Решения, необходимого, не потому что перед тобой сражаются два твоих аллегорических страха, а потому что ты сидишь в галогеновой клетке, а перед тобой ухмыляется старшекурсник, вполне возможно и не собирающийся тебя отсюда вытаскивать, а лишь ожидающий кого-то из своих друзей для повышения градуса развлечения.
Со значительным опозданием накативший сумбур ощущений и смешанных обрывков логики потянул Диона в воронку паранойи и мнительности. Свойственная ему несерьёзность, всегда защищавшая от последствий форс мажоров, съелась ржавчиной тревоги и нервозности. Тавру захотелось если не домой, то хотя бы в комнату, в которой он проснулся, и которая теперь ассоциировалась с предсказуемой и неизменной обстановкой.
- А ты уверена, что в клетке нет изъянов? Всё-таки тебе магия уже ближе, чем мне, - Дион в который раз покрутился, почувствовав синяк на боку, - Совсем не хочется сидеть здесь до сошествия Тёмного или в кого тут ещё верят.
Отступив на несколько шагов назад, насколько позволяло свободное место, вжавшись в дальний угол клетки, Дион снял с себя куртку, переложив ключ от комнаты в нагрудный карман футболки, скомкал предмет одежды и бросил его в прутья противоположной стороны.

Отредактировано Дион (2015-09-08 22:17:56)

+2

54

Дион ответил автоматически, тоном, не выражающим ничего, голосом, которым произносят давно заученную фразу, лишь после высказывания которой до сознания доходит смысл самого вопроса.
- Дионом Страда ди Модроне, графом Лонате Поццоло, синьором ди Корджело...
С каждым новым титулом Даль забывала предыдущий. Да и последний задержался не более, чем на несколько секунд, забытый тут же как ненужная информация, как и любая другая деталь, которая в магических стенах Статеры не могла принести ни пользы, ни удовлетворения знанием. Но кое-что в её сознании задержалось - не многочисленность и качество титулов, которых она даже при всём своём желании не смогла бы понять и осмыслить, но их наличие. В ней осталось ощущение, что именно это является одним из ключевых моментов персонажа, которого она видела перед своими глазами, того, каким он предстал перед ней. Она не могла бы этого сформулировать словами, но ощущала значимость этого открытия, словно это было пока единственное, что хоть немного, но отчасти отвечало на её первоначальный вопрос.
И только сейчас его взгляд стал осознанным, сфокусированным на девушке, словно он наконец заметил её. И он тут же спешно отмахнулся от своих слов, словно это был пустяк. Он оборвал себя на полуслове, словно только сейчас осознал место, в котором находится, место, в котором ему предстояло ещё некоторое время жить, и то, насколько он сейчас далёк от своего прошлого, которое буквально лишь несколько часов назад было само собой разумеющимся, столпом, на непоколебимости одного из которых строилась его жизнь. Но Даль не собиралась ему сочувствовать. Она знала, что он ещё не до конца осознал всю пропасть между тем, что ему привычно, и тем, что ему предстоит приобрести. Об этой части посвящения никто никогда не говорил, но все знали, что её предстоит преодолеть каждому, рано или поздно. Разумеется, отчасти выигрывали те, кто проходил через это раньше, чтобы оставить груз прошлого позади и быть открытым для новых знаний и понятий, которые для них прежних могли бы перевернуть всё мировоззрение, но с новыми взглядами воспринимались лишь как очередная ступень на пути к познанию.
Даль сделала шутливый реверанс, такой, который она видела когда-то в фильмах, который, как она считала, приличествовал случаю встречи с кем-то голубых кровей. С ироничной усмешкой, словно говоря о том, что в этом он видит перед собой последнюю дань своим титулам и положению, о которых впредь ему придётся забыть.
Девушка была удивлена тем, что тавр не спросил её ни о чём взамен. Приготовленные неловкие гримасы и вежливые уклончивые ответы не понадобились. Она знала, в Статере было негласно принято не расспрашивать о прошлой жизни на Земле, все соглашались принимать друг друга такими, какими они появились здесь, ведь каждый находящийся здесь студент получил второй шанс, способ начать жизнь с чистого листа. И тем страннее казался всё же прозвучавший вопрос Даль и произнесённый ответ Диона. Эльфийка, наверное, всё-таки любыми способами старалась найти причину появления того, кто её заинтересовал, а тавр... ответил лишь отчасти, словно принимая справедливость негласного правила и всё же не желая казаться грубым с незнакомой старшекурсницей, помощь которой ему была необходима.
- А ты уверена, что в клетке нет изъянов?
Вопрос прозвучал так, словно Дион сомневался в желании Даль помочь ему в его бедственном положении. Словно каким-то словом или движением она выдала себя, что было странным, словно он подсознательно догадывался о решении, которое примет эльфийка, раньше, чем она сама. Слишком амбициозное и верное решение для новичка. Будто бы он понял негласные правила Статеры, о которых обычные новички начинают только догадываться к курсу второму, на подсознательном уровне, даже не отдавая отчёт себе в этом, действуя только по воле интуиции.
Эльфийка с интересом смотрела на пятившегося назад тавра, неосознанно делая несколько маленьких шагов в его сторону, к клетке, словно пытаясь не потерять из виду его телодвижения. И с любопытством, склонив голову набок, наблюдала за тем, как он снимал куртку и сжимал её в руке, пока не получил довольно увесистый свёрток грубой мятой ткани.
Бросок. Рывок рукой.
Даль автоматически, на уровне отточенных рефлексов, вытянула руку вперёд, чтобы поймать предмет одежды, брошенный в её сторону, прямо перед тем, как он должен был попасть в ярко светящиеся голубым светом прутья решётки. Она стояла неподвижно, не отрывая взгляда от руки, словно ставшей ей вдруг чужой, всё ещё сжимавшей куртку, ровно несколько мгновений, спустя которые она с негромким вскриком из-за внезапной боли от пронзивших её руку зарядов, протянувшихся от обоих прутьев, между которыми была протянута её рука, разжала пальцы и резко убрала руку и прижала её к груди, будто пытаясь притупить боль от появившихся ожогов. Глаза выражали недоумение и некую стыдливость, словно своим внезапным порывом она полностью оголила себя и свои мысли. Куртка упала на пол клетки, почернев и обуглившись в тех местах, края которых касались прутьев, слишком маленьких, чтобы быть замеченными издалека.
Эльфийка упрямо не желала смотреть на израненную руку, чётко осознавая ноющую боль, которая со временем лишь усугублялась. Но она не хотела заострять на этом своё внимание. После пыток в комнате Вранокрыла болевой порог стал заметно выше, поэтому она могла позволить себе такую вольность. Запястье левой руки покраснело и покрылось маленькими волдырями ожога первой степени.
-Зря лишь испортил свою куртку. - Даль усмехнулась краем улыбки. - Я обязательно придумаю, как тебя отсюда вытащить. Студенты тёмного факультета должны держаться вместе.
Эльфийка игриво подмигнула, намекая на шутливый смысл своих слов.
-Мне нужно только немного времени, чтобы придумать способ. А пока ты мог бы развлечь меня весёлой историей.
Голос не был враждебным или укоризненным, словно она приняла случившееся как очередной виток обычного процесса обучения в Статере.

+2

55

<<< Комната 02

Гест стоял спиной к двери в ванную и появление Эрики заметил слишком поздно, только когда она в бешенстве начала на него кричать. Вздрогнул и невольно подставил руку под хлещущие на максимуме струи воды, что привело к широкому вееру брызг, разлетевшихся во все стороны и залившему звереныша с ног до головы. Хорошо, что не попал на девушку. Он быстро повернулся лицом к орущей демонессе и постарался изобразить самую виноватую позу, которую только была в его арсенале. Он сам не помнил, когда в своей жизни настолько увлекался чем-то необычным, что переставал следить за собой и тем, как его действия отражаются на окружающем. Хотя в Дамнуме у него просто не было такой возможности. В дома Мастеров звереныша не пускали, он оставался топтаться на пороге черного хода, когда необходимо было дождаться, пока ему дадут поручение. В его же берлоге не было ничего интересного, там вообще практически ничего не было.
И так, он стоял опустив голову и ждал, пока Эрика выскажет все, что о нем думает и успокоится. Гест привык к крикам окружающих и знал, что не стоит обращать внимание на те слова, что они произносят в этот момент. В этот раз он не стал даже наблюдать за девушкой. Просто смотрел в пол, разглядывая вымытые пальцы ног, а потому совершенно не был готов к тому, что ему отвесят подзатыльник. Это было не слишком больно, но заставило напрячься. Раз в ход пошли руки, то не далеко и до ног добраться. А когда пинают, это приводит к серьезным травмам, которые очень сложно залечить. Со зверенышем так произошло только один раз, но зато заставило запомнить, что как только к тебе собираются применить физическое насилие, беги и как можно быстрее. Желательно к тому, кто сможет за тебя вступиться или туда, где можно спрятаться. А потому, как только Эрика занесла руку для еще одного удара, ждать он не стал. Вскинув голову и убрав этим движением волосы от глаз, он со всей возможной скоростью ринулся вон из комнаты. Девушка носила на ногах непонятную конструкцию, делающую ее выше, и мальчик рассчитывал, что это приспособление замедлит ее, хотя видел, что ходит она в нем бодро и уверенно.
Вылетев в коридор, Гест не раздумывая повернул налево. Он все равно не знает планировки этого здания, так какой смысл тормозить, тратить время на выбор в одну сторону бежать или в другую? Его путь проходил между множеством одинаковых дверей и сопровождался шлепаньем босых влажных ног по каменному полу. В тоненькой тряпочке было зябко, по телу поползли мурашки, но сейчас мальчик старался не обращать на это внимание и не задумываться над тем, как выглядит практически голышом летя по коридору.
Мне очень повезет, если меня никто не увидит до того момента, пока я найду место, где можно спрятаться.
Выбранная дорога привела Геста в широкий холл, в который он вбежал на всех парах, сделал несколько шагов и вынужден был остановиться, разглядывая новое, невиданное ранее: огромную светящуюся клетку, со смутно угадывающейся фигурой в ней, а так же девушку, стоящую возле прутьев. Звереныш присмотрелся: эльфийка, к тому же темная. Первым порывом было  развернуться и побежать обратно, но вовремя вспомнил, что за спиной у него разъяренная Эрика, ведь недавно он слышал как громыхнула закрываемая дверь. Тогда он решил, что аккуратно по стеночке проберется мимо.
Ведь не бросится она на меня прям сейчас? Она занята, у нее есть клетка.
Тяжело не знать обычаев Академии, не понимать, нормально ли, что посреди помещения стоит явно магический предмет, или не очень. Не догадываться как нужно реагировать на представителя противоположной стороны и чего от него ждать. В Дамнуме были места нейтралитета: некоторые таверны, лавочки ремесленников, дома целителей, и все негласно старались соблюдать установленные там правила. Какие же обычаи здесь оставалось только догадываться. Пробираясь к стене, так, чтобы клетка осталась между ним и эльфийкой, Гест смог заглянуть между прутьев. Там находилось живое существо, предположительно монстр из дикой Статеры, по каким-то причинам ведущий себя очень спокойно.
Он под влиянием магии? Это здесь такие развлечения? Она его поймала, чтобы показать мастеру? А почему он все еще живой?

+2

56

let's get this party started
Погоды стояли изумительные. Из числа тех, которые вызывают внезапный альтруистичный порыв скормить городским помойным голубям свой завтрак. Однако, голубей-то в Статере не наблюдалось. По-крайней мере, тех, что попадали под категорию "городские" и "помойные". Исключительно местные, дикие, крайне агрессивные и всегда готовые оттяпать понравившуюся конечность. Хорошо, что они водились только за стенами Академии. А то никаких завтраков не напасёшься.
Впрочем, все рассуждения о крайнем недружелюбии местной фауны никоим образом не уменьшали того факта, что денёк был прекрасен в общем, а Хиршу лично удача улыбалась особо благосклонно. Он не только успешно поохотился с утра, раздобыв в теплицах большую сочную грушу, но и успел сделать оттуда ноги до того, как местные волшебники-травники настучат ему по кумполу садовым инвентарём. Одно это тянет на подвиг вполне себе нехилого масштаба. А потом вернулся за ещё одной. И ещё одной. Хотя эти груши, или то, что было на них очень похоже, не отличались такой уж "сладостью вкуса". Скорее, наоборот, она была лимонно-кислой. Но трофей, он и в Африке трофей. Правда, пришлось солидно побегать, задорно сверкая пятками, улепётывая от разгневанных ботаников.
Однако, заслуги заслугами, а пора всё-таки вернуться к делам насущным. Например, явно стоило переодеться. Ибо обратный путь до жилого корпуса без приключений не обошёлся. Удача - очень непостоянная леди, и улыбка у неё своеобразная. Пара резвящихся элементалей, вместе с ещё тремя сдуру под руку подвернувшимися, окатили Хирша водой вперемешку с какой-то грязью прямо возле парадного входа. Грязь, правда, была фиолетовой и благоухала лавандой. Что, в общем-то, можно считать меньшим из зол. Но настойчивое амбре уже через три минуты вызывало желание вытошнить ту самую грушу у подножия одной из многочисленных декоративных ваз.
Но спокойно добраться до своей комнаты Тильману, похоже, просто карма не позволяла. Видимо, грешил много в детстве.
Преодолев очередной лестничный марш, Хирш вышел в холл и застал картину маслом. Здоровая, сияющая неоновым светом клетка, возле которой стояла Даль, чему-то загадочно улыбаясь, и полуголый оборотень, который пытался тишком-нишком просочиться мимо, сливаясь с каменной кладкой стены. Бросок на маскировку парнишка, очевидно, провалил. Хотя, быть может, вовсе не от Даль он пытался спрятаться.
Тиль фыркнул, в очередной раз понимая, что удивляться в этой Академии можно бесконечно. Никакой удивлялки не хватит, если каждый раз впадать в ступор. Но Хирш с этой нелёгкой миссией определённо справлялся на ура. С силой провёл ладонью по лицу, пытаясь не столько фиолетовые потёки вытереть, сколько накатывающий приступ безудержного веселья остановить. Тщетно. Хотя не очень-то и надо было.
- Привет, Даль. - Тиль вполне дружелюбно махнул рукой эльфийке, подходя ближе. Конечно, он знал девушку, Тёмный факультет роднил всех своих подопечных. И уже не суть важно насколько каждый его представитель был уникален, в них всех сидела вполне объединяющая суть. Чем ни повод тренировать гуманность и человеколюбие. Если такое понятие, в принципе, можно применить к местным нелюдям. Паренька Хирш решил не выдавать. До поры до времени. Пусть себе маскируется, может, у него повод имеется увесистый. - Чем развл... - Хирш оборвал себя на полуслове, заглядывая за светящиеся прутья. Любопытство - страшная сила. В клетке сидел, нет, стоял, парень с кошачьей полосатой задницей. - Развлекаешься?.. - малость неуверенно закончил он своё вступление.
Оукей, этот день, определённо, обещал побить какой-то из рекордов по уровню концентрации мелких приключений. И если утро ещё можно назвать вполне себе обыденным, то вечером есть шанс и на рояль наткнуться. Макушкой, для разнообразия.
Хирш попытался убрать с лица налипшие волосы, проморгался. И только спустя секунд сорок понял, что это не лавандовые галлюцинации.
- Что ж тебя так располовинило-то? - с явным недоумением поинтересовался он. Тильман знал о грифонах, которые водятся в Статере, те тоже были вполне себе орёлольвами, но получеловек - это номер. На языке навязчиво вертелся вопрос на тему "как это нечто собирается справлять нужду?". В лоток или проявляя чудеса акробатики? Но, решив, что это не самое лучшее начало, благоразумно промолчал.

Отредактировано Тильман (2015-09-15 00:52:49)

+2

57

Не влезай – убьёт. Не вылезай – тоже убьёт. Значок высокого напряжения в жёлтом треугольнике промелькнул в мыслях Диона.
Даль прижимала обожжённую руку. Тавр передёрнул плечами, содрогнувшись человеческим торсом. Близость физической боли, пускай даже испытанной не им, всегда наводила на него оторопь. Дион сам себя мысленно упрекнул за малодушие, странное после событий получасовой давности, но… Для него они не были мыслящими созданиями, и все события развернулись под гротескной маской изощрённой инсталляции. Сейчас тавр вновь становился самим собой, пятиугольные факты впихивались в квадратные шаблоны и пока можно было вернуться к привычному образу мысли.
Высказывать сочувствие в адрес девушки Дион поостерегся – что может быть противней старшему, чем сочувствие со стороны первокурсника? Но молчаливое сострадание ещё хуже:
- Опасная всё-таки штука. Но у вас же есть больница или нечто-то подобное: тут как мне кажется травмы не редки?
И смерти тоже. И морг есть точно.
После бессмысленного замечания, тавр подошёл к ещё дымившейся куртке и с осторожной брезгливостью, словно она измазана радиоактивной розовой слизью, взял её в руки и развернул ком обугленной ткани.
- Зря лишь испортил свою куртку <…> весёлой историей.
Даль на сочувствие и не нарывалась. А вот куртка… целое созвездие неровных, прожжённых дыр сделали её даже более модной, бунтарски стильной, расстрелянной из крупнокалиберного пулемёта. Что вовсе не означало, что Дион собирался её одевать – в конце концов, у него ещё имелся стратегический запас портупей. И это только в одном шкафу, а ведь был ещё комод и несколько тумбочек. В них тавр не успел покопаться.
Сопроводившее фразы подмигивание Даль и последовавшая просьба явно имели не то что двойное дно, а многоярусный подземный паркинг с регулярно подъезжающими тонированными джипами, но долго травить бородатые анекдоты тавру тоже не пришлось:
- У Жан Поля Готье в коллекции прошло сезона было нечто подобное… Но тут думаю, это не актуально, регулярно возникают более насущные проблемы, чем выбор подходящего гардероба. Хотя я, кстати, у себя в шкафу нашёл премилую попону. Представляешь себе тигра в попоне…
В холл завернуло новое действующее лицо.
- Привет, Даль.
И лицо это, в противоположность переливавшемуся всеми оттенками неясных мыслей лицу Даль, отражало всю суть носителя аки билборд нового боевика на Каннском кинофестивале – прямое, наглое и вываливающие всю имитацию сюжета от начала и до финала. Да ещё измазанное в чём-то лиловом.
Ненавижу лиловый.
Носитель лица – лохматый и чумазый, то ли парень, то ли молодой человек, подошёл вплотную к клетке и уставился на Диона как на экспонат в кунсткамере тёмно-бирюзовыми глазами, наполняя место пребывания тавра ароматом дешёвого лавандового освежителя воздуха.
- Что ж тебя так располовинило-то?
- Оживление на рынке французских воротников от одного доктора, - Дион шумно выдохнул воздух, отделываясь от тошнотворного запаха субъекта, перекинув через согнутую руку опалённую куртку, словно барьер из жжёной ткани отобьёт цветочное нашествие.
Визитёр решительно не понравился Диону своей всеобъемлющей фамильярностью. Не то что бы он проникся симпатией к пепельной собеседнице, но от этого товарища помощи и приятного общества ожидать точно не приходилось.

Отредактировано Дион (2015-09-15 20:02:08)

+3

58

>>>>>>>>>>Этажи заклятых, Комната 02


Грохот хлопнувшей со всей дури двери разнесся эхом по пустому коридору. Однако Эрика не обратила на это внимания, она успела заметить мелькнувший за поворотом силуэт оборотненка и ринулась за ним вдогонку. Не слишком-то удачно у нее это получалось. Видимо, сказывалось то, что обычно Ист ни за кем не носилась, да и обувь не была предназначена для подобных пробежек, - паренек дал деру и убежал далеко вперед. Ко всему прочему, блондинку начинали одолевать сомнения, а нужно ли ей за ним гоняться, это ж неправильно как-то все. Комично даже. В родном Нью-Йорке парни за ней бегали, а не она — за ними. Что поменялось в Статере? Она все такая же сногсшибательная блондинка, да еще и суккуб, демон-искуситель теперь. Красота! А бегает за маленьким, но очень наглым пацаненком, чтобы что сделать? Наподдать ему по заднице? Высказать все, что она о нем думает? Нет, конечно, это добрая староста тоже намеревалась сделать, но первоочередной задачей было сказать, где паренек нынче обитает. А то гештальт не закрыт, свои обязанности не исполнила до конца. Раз уж решила сегодня быть идеальной старостой, так она доиграет эту роль до конца! Иногда упрямство девушки ставило в тупик не только окружающих, но и ее саму. Она искренне недоумевала с самой себя, чего вдруг так вцепилась в парнишку, почему внезапно стала послушной воле ректоров. Ей глубоко все равно на деление сторон, и она со смешком читала, что является Светлой. По земным стандартам ее можно было смело отправлять в Темные. Так же? И подстраивается под общественное мнение она никогда не собиралась. Что случилось? Она почему-то чувствовала, отчасти знала, что этот мальчик — свой. Потому что Светлый, что ли? Это единственное, что их объединяло.
Да ну, фигня какая-то.
Погоня за Гестом привела ее в широкий холл, где суккуб вынужденно остановилась, обалдело уставившись на собравшуюся у лестницы компанию. Вернее, старшекурсники с темфака ее не очень волновали, заинтересовал ее молодой человек в клетке, вокруг которого парочка Темных и кружила. Юношу приятной наружности будто располовинили и приставили к его торсу заднюю часть тигриного тела. Странное зрелище, мягко говоря. Да еще эта светящаяся неоном клетка добавляла нелепости. Насколько Эрика могла судить по его ауре (которую все-таки смогла кое-как прочитать), он тоже был учеником, а не тварюжкой какой-то местной. Представитель странной расы, но такой же как и они все, студент Академии. Старшие, что ли, постарались, поглумились над ним? Ну уж нет, она не пойдет его спасать, в героини Ист никогда не метила. Стоп, метила. Регулярно. Героиня порно-романа. Блондинка осторожно глянула на ауры старшекурсников еще разок и точно убедилась в том, что лезть на рожон не следует. Та единственная лекция, на которой она присутствовала в теле Хрумка, убедила взбалмошную дочурку в том, что магия — это не шутка, она здесь реально существует и еще более реальнее действует. Если эти двое старшаки, значит, земные приемчики могут на них не сработать, вдруг они способны стереть в порошок одним щелчком пальцев? А даже если и не умеют, они все равно больше могут в магическом плане, как бы это не бесило и не било по врожденной гордости.
Постаравшись смириться с данной несправедливостью, Эрика хотела уже мирно пройти мимо, сделав вид, что ей никоим образом не любопытно, но вмиг позабыла о благоразумном решении, завидев заныкавшегося между стеной и клеткой главного виновника чересчур активного времяпрепровождения последний час.
- Паршивец! - заорала девушка и, чисто на везении не врезавшись в темнокожую эльфийку, рванула к мелкому, тут же взвыв и отдернув соприкоснувшуюся с прутьями клетки руку. - Это еще что за дрянь такая?!
Она встретилась с грустным взглядом запертого в клетке представителя неизвестной расы и примиряюще замахала обожженной ладонью, принимая вид самый что ни на есть миролюбивый.
- Это я не про тебя, ты не подумай, я про эту штуку, в которую ты угодил. - Ну, после такого бурного появления пришлось и с несущими потенциальную угрозу старшекурсниками перекинуться парочкой вежливых реплик. Закон силы дочь мафиози знала и чтила. - Здрасьте, Эрика Ист. Я за этим шкетом.
А то не видно, с кого он пеньюар стащил, ага. Уж явно не его размерчик. Блондинка редко ощущала неловкость за свое поведение, но сейчас почувствовала себя глупо. Как ни крути, а выглядели они с Гестом в дуэте идиотически.

+4

59

Дион что-то рассказывал, пока Даль внимательно разглядывала теперь уже не самого тавра, а клетку, в которую он был заточён по немилости Кассандры то ли ради наказания, то ли ради простой шутки. У всех преподавателей в Статере было своеобразное чувство юмора, направленное лишь на извращённое удовлетворение своего собственного эго. Слова первокурсника девушка даже не слушала, предпочитая полностью сфокусироваться на мыслительном процессе, но, тем не менее, не забывая при этом мило улыбаться, словно ей нравилось то, что он говорил. В конце концов, Даль всегда славилась как замечательный и внимательный слушатель.
Быстрый топот маленьких ножек заставил прислушаться, но не обернуться. На миг сердце остановилось, когда Даль показалось, что это может быть Мэри, но тут же восстановило своё биение, когда дроу осознала, что шаги слишком мелкие даже для младшей Месгрейв. Но никого более подходящего для них она больше в Статере не знала.
На несколько мгновений всё стихло. Это было вполне понятно, любой остановился бы в недоумении, завидев Диона. Наверное, ему стоит начать привыкать к тому, что отныне он станет местной достопримечательностью. Ну разве что автографы просить не будут.
Шагов Даль больше не слышала. То ли вновь прибывший так и остался стоять в проходе, то ли изумление оказалось столь велико, что он не мог найти в себе силы шевельнуться, то ли незнакомец был достаточно умелым, чтобы красться бесшумно за спиной тёмного эльфа. Но через некоторое время боковым зрением Даль уловила какую-то помеху. Белое пятно медленно, но верно кралось где-то сбоку, бочком передвигаясь вдоль стены.
Ты издеваешься? Неужели действительно думаешь, что можешь таким образом прокрасться незаметно?
- Привет, Даль.
Девушка едва заметно передёрнула плечами. Этот голос она узнала сразу. Даль никогда не знала, как нужно вести себя при встрече с тёмным сокурсником: она разрывалась между желанием дать ему пощёчину за извечно фамильярно самоуверенный вид, и желанием броситься его обнимать от того, насколько рада она была его всегда видеть. В конечном итоге, она всегда выбирала ни то, ни другое. Но она знала, что с ним всегда можно найти повод хорошенько повеселиться. Впрочем, сейчас повод стоял перед ними на блюдечке с голубой каёмочкой.
-Тиль, - слегка растягивая гласную, Даль повернулась к дракону.
Только после того, как девушка увидела сокурсника, перепачканного сверху донизу непонятной лиловой жидкостью, она уловила стойкий лавандовый аромат.
-Дриады снова не оценили твоих ухлёстываний?
Даль улыбнулась ему - ей не терпелось поделиться своей находкой.
-А ты не хочешь ко мне присоединиться? Я нашла нашего нового сокурсника. Тавр по всей своей красе. Как думаешь, в Дамнуме многое нам отдадут за его полосатую шкурку?
Последние слова она произнесла, уже глядя прямо в глаза Диону, с весёлой улыбкой, которая не давала понять, то ли она говорит серьёзно, то ли шутит. Но в глазах блестел озорной огонёк.
Но улыбка тут же пропала, когда Даль наконец повернулась в сторону белого пятна, которое всё так же медленно и осторожно кралось вдоль стен. И она совершенно не знала, как ей реагировать на тощего мальца, разгуливающего в бледно-розовом женском пеньюаре по коридорам академии. Стоило бы засмеяться.
В мгновение ока, со скоростью тёмного эльфа, на которую обычный человек не успевает среагировать, она оказалась возле мальца и крепко ухватилась за воротник одежонки, которую он на себя напялил.
-А ты здесь что делаешь?
Даль тут же отдёрнула руку, осознав, что пеньюар мокрый. Паренёк будто сбежал из женской раздевалки, застигнутый на месте преступления. Маленький извращенец. На вид ему было лет десять - слишком маленький и худой, но по лицу было видно, что он старше.
- Паршивец!
Резкий девчачий крик заставил Даль поморщиться, делая шаг в сторону, чтобы незнакомка ненароком на неё не наткнулась на своём пути.
-Арсова скатерть! Ты что себе позволяешь, женщина?
Видимо, вот из чьей раздевалки выбежал паренёк. Странные экземпляры встречаются на светлом факультете. Хотя кто бы говорил.. Вон в клетке тёмный тавр стоит себе скучает.
-Я Даль. - Дроу слегка помедлила прежде, чем отвечать. Ей не хотелось иметь ничего общего со светлыми, не хотелось даже знакомиться с ними. Они раздражали одним своим присутствием. - А то, что здесь происходит - дела тёмных. Вам бы пойти дальше по своим делам - малышу явно стоит переодеться.
Не дожидаясь никакого ответа, девушка направилась к Тильману.
-Так что ты думаешь? Располовиним и продадим по частям или так оставим, цельным экземпляром? Хотя Шевер'Дим его и без нас размельчит на мелкие кусочки.
В глазах мелькнул недобрый огонёк. Даль хотелось крови.

Порядок хода:
Гест
Тильман
Дион
Эрика
Даль

+4

60

В тот момент когда из клетки раздался приятный мурлыкающий голос, Гест замер на одном месте, так и не закончив начатого шага.
Он умеет разговаривать? Разумен? Как мне теперь мимо него пройти?
В голове метались панические мысли, а звереныш всматривался в ауру этого нового существа и понимал, что перед ним самый настоящий темный, примерно его возраста или, может быть, немного постарше. Сейчас внимание полосатого парня отвлекала эльфийка, но у мальчика были сомнения, что тот попросту не учует его запах, стойкие благовония шампуня Эрики, и не сдаст старшей коллеге, ведь ему нет смысла покрывать своего врага.
Как там было? Там-пам-парам-пам-падам-парам-пабам... Ну, та... самая известная земная мелодия. Одна из двух. Первая, кажется, должна обозначать что-то радостное, а вторая наоборот. Или нет. Не помню. Но та, что к плохим ситуациям, сейчас очень подойдет.
В момент, когда в холл вошел еще один темный, Гест почувствовал отчаяние, на него маленького, несчастного мальчика и эльфийки было много. Хотя сперва было обрадовался, ведь от этого нового разило какой-то искусственной дрянью настолько сильно, что запах появился в холле намного раньше его самого. Кажется, чем-то похожим пахла одежда одного из подмастерьев, с которым зверенышу доводилось довольно часто сталкиваться, выполняя поручения.
Вот Мефова отрыжка! Эти двое еще и, судя по всему, хорошо знакомы.
Пока темные не обращали на него внимание и обсуждали своего юного коллегу по стороне, но Гест не мог поручиться за то, что еще не обнаружен, и с ним не играют в "твари - человечки". С другой стороны, может и не заметили. Он ведь старался. Шел бесшумной походкой, пусть и медленно, но зато надежно. Прятался в самых густых тенях, хотя без темной одежды это наверняка не очень помогало, но все же не под светильниками загорал.
Нужно убираться отсюда как можно дальше и быстрее! Но расхаживать в таком позорном виде тоже не дело!
Звереныш обдумывал ситуацию, решая в какую же сторону ему двигаться: обратно к разозленной Эрике, которая наорет, побьет и успокоится, или дальше вдоль стены на лестницу, с огромным шансом быть пойманным врагами. Сделать этот непростой выбор ему не дали. За спиной Геста буквально из воздуха возникла эльфийка и дернула его за пеньюар, тонкая ткань рывка не выдержала и с характерным звуком надорвалась. Гест замер, сжавшись в маленький напуганный комочек.
Страшно!
И не убежишь даже, он только что мог убедиться, что она быстрее. Будь он оборотнем, полноценным, еще был бы шанс, а так лучше не рыпаться.
Спасение пришло откуда не ждали. К ним с криком: "Паршивец!" подбежала Эрика, отогнав от него эльфийку и, не вписавшись в пространство между ними и клеткой, задела прутья рукой, даже на боль эта девушка реагировала руганью.
Звереныш почувствовал привязанность к этой демонессе, все инстинкты вопили "Своя!", а раз так, то он обязан ее защищать. Такой сегодня день, в который он только и делает, что совершает не характерные поступки или узнает что-то новое. Мальчик поднял голову, убрал с глаз все еще мокрые волосы и расправил плечи. Он даже отважился пристально посмотреть на свою противницу, но потом все же отвел взгляд. К счастью, Даль сама не очень хотела с ними общаться или просто не воспринимала их как кого-то, стоящего ее внимания. И как только она отошла к своему темному товарищу, Гест решительно повернулся к Эрике.
- Уходим отсюда!
Он старался, очень старался выглядеть взрослым, сильным, ответственным, таким, чтобы девушка не захотела с ним спорить, а просто развернулась и пошла обратно в комнату. Но внутри он все еще чувствовал дрожь от пережитого испуга, неуверенность в себе и желание убежать.

Отредактировано Гест (2015-09-25 23:17:10)

+3


Вы здесь » Потерянное поколение » Этажи заклятых » Коридор