http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/25158.css
http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/78127.css

Потерянное поколение

Объявление

Добро пожаловать на FRPG Потерянное Поколение NC-21

Дата на Земле:
10-20 августа 2016


Погода:
Аномальная жара в отдельных районах Академии.


Обратите внимание:
На форуме проходит сюжетный эпизод.

Правила
Путеводитель
Список персонажей
Магия
Расы
Акции и заявки
Организации/вакансии
Шаблон анкеты
Вход на Светфак
Вход на Темфак
Добавить расу
Стать преподавателем

Админы
ЛасМэриАльваро


Тамада
Алесса

Пиарщик
Тюдалеж

ГМ
ЯнаНандГестДэниэльАделаида

Дакота

Требуется
Пиарщик, дизайнер

09.10.17: Начало октября, самое время поздравить с прибытием в Академию элементаля Тенмерта!
19.08.17: Поколение с радостью приветствует повелителя котлет и хозяина компота Ценваля!
16.08.17: На первый курс Светлого факультета приполз наг. Добро пожаловать, Макс!
11.08.17: Приветствуем Орнеллу, рубинового дракона на Светлом факультете!
08.08.17: В Темном гимнасии Шевер'Дима демоническое пополнение. Добро пожаловать, Тирас!
07.08.17: Приветствуем на Темном факультете Мелиссандру, кровавого демона!
31.07.17: В последний день июля под крышу Академии пришла ангел Сенди, добро пожаловать!
01.06.17: А вот и первый день лета, Потерянные! Те, кто не совсем еще зашился в экзаменах, милости просим на период летних обновлений, которые нам наобещал товарищ Лас. Все желающие могут поучаствовать в жизни форума и внести свою лепту.
19.05.17: А в Академии появилась долгожданная милашка Оля, она же - Коя, зомби со второго курса, добро пожаловать!
28.04.17: Первый курс пополнился парой близнецов Алигьери, приветствуем их!
23.04.17: В Светлом гимнасии Бестегульда пополнение в рядах подмастерьев. Риведи, добро пожаловать!
17.04.17: Приветствуем еще одного чистокровного оборотня на втором курсе. Добро пожаловать, Итран!
30.03.17: Пополнение пришло в лице сразу двух очаровательных девушек - химеры Айнэ из гимнасия и дракона Натали из Академии, приветствуем их!
21.03.17: В Дамнуме появился второй из трех самых влиятельных Мастеров Стихии - Бестегульд. Добро пожаловать!
08.03.17: Прекрасные дамы, поздравляем вас с весенним праздником! Весь март активные женские персонажи могут получить неожиданный сюрприз от АМС прямо посреди отыгрыша. Продолжайте и дальше радовать нас своей игрой и очаровательными образами!
23.02.17: Воины Света и Тьмы, принимайте поздравления с 23 февраля. Астрологи объявляют +1 к дайсу до конца недели для персонажей мужского пола.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Потерянное поколение » Этажи заклятых » Коридор


Коридор

Сообщений 61 страница 80 из 126

61

А обстоятельства становились всё чудесатее и чудесатее.
Хирш периодически со всей серьёзностью, на которую был способен, начинал подозревать, что местные мастера, архимаги и просто дражайшие педагоги получали искреннее удовольствие устраивая своим юным падаванам всевозможные тест-драйвы. То взрыв на территории учинят, то ожившие кошмары заставят ловить. Чего стоит одна только инициация. Эдакая проверка на прочность, бросил котёнка в воду и наблюдаешь, выплывет или нет. Так и со студентами.
С одной стороны, жалко, конечно, такой драгоценный ресурс зря переводить. А с другой, зачем им в Статере неспособные плавать? Окружающая среда тут достаточно агрессивна и слишком враждебна, чтоб просто так поблажки раздавать.
И теперь эта самая среда, сидя в неоновой клетке, мелко подёргивая кончиком полосатого хвоста, со всей серьёзностью заявила Хиршу, что она, дескать, воротник. Будущий. Новомодный шик, только что выползший - или сбежавший? - из-под рук местного маститого эскулапа. Тиль моргнул, пытаясь утрамбовать полученную информацию в свою не слишком обременённую глубокими думами черепушку. Черепушка, в свою очередь, такому насилию над собой противилась. Отчаянно.
- Стоп-стоп. - он поднял руку, ладонью перед собой, прося у всей почтенной публики небольшую передышку. Это ж как получается-то? Эскулапы решили паять из нерадивых учеников эдакие подобия Франкенштейнов? Им мало имеющегося зверинца? Оборотни всех мастей, пара разновидностей эльфов, с десяток демонов, зомби. Зомби, Арсовы подштанники, чертовы зомби! А ещё элементали, драконы, дриады, джинны, и им всё мало? Хиршу перспектива превратиться в полу-чего-то-там явно не казалась удачной. Как минимум, это неудобно. На две конечности больше, чем привык иметь. - Ааа.. стоп. Ты шутки шутишь? - Тильман почти с уважением покосился на запертого тигро-парня. - Похоже, лаванда мне весь мозг выела. - отмазка, прямо скажем, так себе, но другой у него не было. Хирш, в подтверждение своих слов, почесал нос, всё ещё безрезультатно пытаясь перебить хоть чем-то настойчивое амбре.
На выручку поспешила Даль, возвращая Хирша из его дум невесёлых в тут и сейчас. А тут и сейчас он удачно прикинулся дешёвым освежителем воздуха.
- Дриады? Не-е.. - протянул он, расплываясь в улыбке. - На этот раз мне прилетело от парочки особо игривых элементалей. Я даже не рассмотрел, кто именно это был. - Тиль с досадой прищёлкнул языком. - Они все на одно лицо, когда болтаются туманом под крышей. - Хирш почти гордился своими, прости Меф, приключениями. В конце-концов, в каждом обществе должны быть те, кто устраивает бардак. Просто чтоб остальные могли с серьёзным видом ликвидировать последствия этого самого бардака и читать нотации. Именно эту ношу он стойко взвалил на свои плечи и смиренно нёс. По-крайней мере, ему очень хотелось в это верить. - Но ещё не вечер, так ведь? И до дриад черёд дойдёт. - Тильман уверенно покивал, всем своим видом изображая готовности прямо сейчас идти развлекать дивных барышень с цветочками в волосах.
- К Арсу дриад, Даль, кто твой новый знакомец? - у них ещё будет время, чтоб душевно потрепаться о его похождениях. Но тут, прямо под носом, разворачивалось куда более занимательное действо. И девушка не оставила Хирша в неведении.
- <...> Тавр по всей своей красе. <...>- Тиль уже с новым интересом глянул на пленного тигро-парня, который, как оказалось, будет вместе с ними лобызать гранит науки и полировать своими мягкими лапами камни коридоров общежития. Неожиданный поворот. Только теперь Хирш удосужился внимательно посмотреть на пленника клетки. Действительно, тёмный. Никакой двусмысленности, полосатый был одним из них.
Эльфийка, с непередаваемой улыбкой, тут же предложила новичка сдать торговцам, или ещё кому, в безвозмездное пользование. Точнее, сначала освежевать, а потом уже сдать.
Тиль хохотнул, услужливая фантазия уже изобразила, во всех красках, как они будут держать это нечто. Один, как водится, усядется на задние лапы, второй будет фиксировать руки... Стоп. А с третьим набором конечностей что делать? Тигро-тавр явно будет против таких раскладов. Хирш, конечно, всегда может перекинуться во вторую форму. Но, во-первых, так и раздавить парня недолго, а от блинчика толку немного. И, во-вторых, тесновато ему будет в холле. Крылышками не похлопаешь, хвостом не отмахнёшься.
- Нет, радость моя, если уж приторговывать, то живым. - Тиль засунул руки в карманы, всем своим видом олицетворяя спокойствие и миролюбие. Но в карманах обнаружилась всё та же лиловая грязь. Его аж перекосило, невозмутимый образ тут же дал трещину. Хирш вытащил руки обратно и попытался стряхнуть эту субстанцию на пол. - Тем более, он уже так удачно упакован. - Тильман кивнул в сторону клетки, пытаясь счистить хотя бы с одной ладони фиолетовые потёки. Получалось скверно.
А пока он развлекался попытками соблюсти минимальные требования гигиены, Даль выцепила притаившегося полуголого паренька из его хлипкого укрытия. Встряхнула и вкрадчиво поинтересовалась, что же он, собственно, тут забыл. Но у паренька, похоже, язык к нёбу прилип. Ещё бы. Если бы Хирша застукали за подобным, он бы не только икоту заработал. Хотя-я.. Нет. Скорее всего, пригладил бы волосы и со всем достоинством, которое позволял бы полупрозрачный рваный пеньюар, сообщил, что, мол, на променад вышел. И нечего так удивляться. А потом бы ударился в панику и, задорно сверкая пятками, улепётывал куда глаза глядят.
Но и на этом приключения не закончились.
В холл, грозно сверкая очами, пыша праведным гневом и негодованием, влетела хвостатая фурия в очень умозрительных шортиках. Тильман благоразумно отошёл назад, уходя с траектории движения девушки. Перспектива собирать с пола пыль штанами как-то не вписывалась в планы на сегодня. Он уже был перепачкан дальше некуда. Но в удовольствии проследить взглядом за так понравившимися ему шортиками себе не отказал. А потом с нескрываемым умилением выслушал, как Даль наводит порядок. Эту бы картину, да в рамочку и на стену. В назидание всем, кто рискнёт устраивать беспредел в присутствии тёмной эльфийки.
- Никогда не устаю за этим наблюдать. - доверительно сообщил он сидящему в клетке тавру, подходя ближе. - Это как созерцать лесной пожар на безопасном расстоянии. - Хирш описал рукой неопределённую форму перед собой. И не суть важно, хотел ли тигро-парень знать его мнение по данному вопросу. Вмешиваться в короткую назидательную лекцию эльфийки о "делах тёмных" Тильман не стал. И девушка с рожками, которую Эрикой величать, и парень в пеньюаре, наверняка понимали, что лучше им воспользоваться советом и тактически ретироваться. Хотя, кто их знает, любопытство иногда оказывается сильнее инстинкта самосохранения.
Впрочем, с наведением порядка Даль справилась шустро. И так же оперативно вернулась к своим кровожадным планам насчёт одного полосатого хвоста.
-Так что ты думаешь? Располовиним и продадим по частям или так оставим, цельным экземпляром? Хотя Шевер'Дим его и без нас размельчит на мелкие кусочки. - Тиль просто расхохотался, дальше удерживать на лице невозмутимую мину не получалось. Ему даже стало интересно, осознаёт ли тавр, что эта клетка не столько не даёт ему выйти, сколько защищает от излишнего дружелюбия сокурсников? Оттуда ведь не только выбраться нельзя, но и зайти внутрь проблематично.
- Видишь, тигра? - обратился Хирш к, скорее всего, крайне озадаченному происходящим пленнику. - Именно такие шутки тут шутят. - Тильман весело лыбился от уха до уха, абсолютно не скрывая своего веселья по данному поводу. - Впрочем, не стоит обманываться, эта мисс, совершенно спокойно, с шутками и задорными комментариями, нарежет на ремни всех присутствующих. - Хирш покосился на Даль, мол, подыграй, радость моя, покивай невозмутимо для соответствия образу.
Но стоило вернуться к делам насущным. Пара не менее озадаченных происходящим светлых, неоновая клетка и свежеиспечённый тёмный, который, походу, уже и не рад, что поддался на уговоры аватара Мефисто. Тиль, чем дальше, тем больше, пылал горячей любовью к этой Академии. Ну, в самом деле, где ещё ему удастся заполучить такую дозу адреналина?
- Для начала, нам бы консервный нож побольше. - задумчиво проговорился Хирш, обходя светящуюся клетку по периметру. - Кто эту красоту нашаманил-то? - вопрос о значимости.

+3

62

Избавь меня от всех.

Калейдоскоп непередаваемых эмоций, ужимок и разномастных жестов дал Диону понять, что его острота о гильотине и французской революции промчалась мимо мозга лавандового словно скоростной поезд Париж – Брюссель. Причём поезд явно был без тормозов и теперь или вышел на околоземную орбиту или тонул где-то в Ла-Манше. Вместе с ним тонули и попытки Тиля свести с себя фиолетовую гадость.

Даль, Тиль, Миль…

Бесплодная игра в реверансы и любезности, пустые шутки с налётом пошлости про каких-то дриад прервались агрессивным словесным выпадом Даль в адрес тавра. Все новые знакомства нравились Диону меньше и меньше, он успел пожалеть, что не проигнорировал шум и не остался, в пускай и иллюзорно, безопасной комнате. Но полноту эффекта, которого желала Даль, смазала оборванная театральная пауза, опасения не переросли в тормозящий действия страх, – резким и стремительным движением пепельная порывом ураганного ветра переместилась за клетку, пока тавр переключил внимание на вызывавшего всё большую антипатию нахального субъекта. Коварство коварством, но провинциальное убеждение, что все друг другу ровня, выводили из себя куда больше.

Внезапная рекогносцировка заставили Диона включить все тумблеры на приборной панели мыслей и действий. Тавр практически прыжком развернуться градусов на сто, закончив разворот уже перебирая лапами. Юноша успел подумать о том, что лавандовый специально отвлекал его, а пепельная всё-таки знает, как снять клетку и, припугнув, собиралась застигнуть врасплох. Вся её неискренность в дополнении с бравируемым панибратством Тиля, и всё усиливавшаяся нервозность и усталость юноши выводили паранойю на новый виток прогресса, заставляя подозревать подвох в любом жесте и слове. А здесь даже додумывать не приходилось – пепельная начинала себя вести подчёркнуто агрессивно. Но события оказались как всегда предвосхищающими любые домыслы. Подмостки фривольного водевиля под названием «Сегодняшний безумный день» начинали ломиться от прибывающих актёров.

- А ты здесь что делаешь?

В этом месте никто не имеет права строить планы. Дион скорее всего впервые за беседу увидел на лице Даль её истинные эмоции, брезгливость, смешанную с неудовольствием, и следующий порыв искренности наступит не скоро. Можно порадоваться столь редкому зрелищу.

К дружной троице Далечка, Тилечка и Диончик добавилась нотка скабрезности и полуголый парнишка в довесок. Хотя сказать «полу», значит чрезмерно польстить кружевному невесомому пеньюару развратного розового цвета, прилипшему к мокрому щуплому тельцу перепуганного создания, попытавшегося сжаться в комок или раствориться в воздухе. Желательно, одновременно. Парнишка своим взъерошенным и неказистым видом напоминал Оливера Твиста или Тома Сойера. Неудовольствие из-за непотребного вида, заставило Диона практически сразу отвернуться.

Хоть бы лицо прикрыл.

- Паршивец!

Квартет перерос в квинтет.

Такой маленький, а уже вуайерист…

Стремительная рогатая-хвостатая, формами и атрибутами походившая на демоницу-соблазнительницу, одетая не многим обильнее, чем паренёк, только не в мокрое и прозрачное, пускай ей это и пошло бы куда больше к гневным голубым глазам, сцепленным локомотивом от августейшего состава времён монархии, ломанула к Даль и пареньку. Но если в случае с Тилем поезд улетел на Луну, то здесь он встретил неоновую клетку. Неожиданное вмешательство в явно имевшую место конкретику мыслей и действий пепельной, вызвало у последней нескрываемое раздражение. На ругань демоницы тавр ничего не ответил, да и что тут ответишь. Лишь практически умоляюще посмотрел на новую гостью, в надежде, что она если и не будет геройствовать, то по крайней мере разбавит концентрацию змей и медведей своим собственным ядом. Но у неё были свои странные дела с Гаврошем и вмешиваться девушка не собиралась. Почему в первые же минуты пребывания в данном дурдоме, Диона угораздило нарушить золотое правило «Не лезь!»? А теперь приходилось расхлёбывать все реальные последствия аллегорических измышлений.

- А то, что здесь происходит - дела тёмных. Вам бы пойти дальше по своим делам - малышу явно стоит переодеться.

Значит новоприбывшие – светлые. Минас Итиль и Минас Тирит.

Последовавший следом обмен репликами между Даль и Тилем тем не менее, задвинул на задний план странных гостей, вернув стрелку датчика внимания к тавру. А парнишка в пеньюаре проявил неожиданное по его наряду благоразумие, собравшись побыстрее уйти в сумрак вместе со своей знакомой. Видимо, продолжать свои игры.

Дион ещё раз внимательно окинул взглядом плотоядную Даль и хитрого Тиля, вновь стоявших рядом. От последних агрессивных и недоброжелательных слов первой начинал проявляться осадок переигрывания, а второй подавал признаки когнитивного диссонанса: строил чрезмерно хитрую интригу, одновременно прокручивая амплуа своего парня. Или здесь все психанутые, или тавр что-то опять недопонимает. Хотя… Паранойя приобрела неожиданные побочный эффект вернув мысли в логическое русло, но тавр считал одним из принципов своей жизни далеко их и не отпускать с этого пути. Кроме случаев беспричинной вдохновенной лени, но сейчас об этом речи и не шло.

Нашли перед кем интриги симулировать. Спасибо благотворительным вечерам матери – и не с такими экземплярами общаться приходилось.

- Зачем консервный нож? На вас двоих ещё целых три необожжённых руки. Считайте меня каштаном, - Дион нацепил самое сахарное выражение лица и вернулся к подчёркнуто ленивым топтаниям на месте, словно приминал каменный пол аки пуховую перину, - Я – в ожидании.

Тавр вновь сел, обвив себя своим собственным хвостом, готовый в любой момент сменить положение, приступив к разминке для глаз, переводя взгляд с пепельной на лавандового и обратно. Двое заехавших извращенцев судя по всему вернутся к себе, а что собирались делать эти «сокурснички»? Все учебные заведения одинаковы – старшие при любой возможности глумятся над младшими. А здесь в их распоряжении ещё магия, превращения и обладание исчерпывающей информацией об абсолютно чуждых порядках. Но никому сдавать или резать тавра они явно не будут – Кассандра или как там Даль назвала сияющую девушку, при всём своём скверном чувстве юмора вполне красноречиво продемонстрировала, что постучать по голове ближнему своему ещё можно, но резать и пилить до летального исхода – ни в коей степени. Да и пусть для начала снимут саму клетку: как показал неосторожный жесть Даль, она таки в ней понимает не многим больше тавра. А четыре лапы быстрее двух ног, Дион ещё успеет поднять с пола свой трофей, оставшийся от рогатого паучищи.

Отредактировано Дион (2015-09-27 15:14:12)

+5

63

Вся эта расчудесная компания в холле Эрике не нравилась. Ей, правда, категорически все не нравилось в данной ситуации. В особенности тот факт, что она занимается поимкой мелкого гаденыша, оставившего дикий бардак в ванной мисс Ист. Повыяснять отношения с соседом суккуба, конечно, всегда рада, но заставить Гила убраться в ванной вместо себя даже у нее не получится, скорее всего. А пускать мелкого - это ж безумие, он, оставшись на пять минут один, умудрился разнести всю ванную. Что будет с комнатой, если она еще раз Геста туда впустит, Эрика проверять пока что не хотела. Девушка считала, что она и так слишком много сегодня сделала полезного для общества, так сказать, норму перевыполнила, а положенных капризной доченьке плюшек за хорошее поведение тут, кажется, никто не даст. И смысл в этом всем тогда?
Блондинка выдержала пристальный взгляд Темной эльфийки и растянула губы в улыбке. Спорить с ней Ист не собиралась, ее это все не касается. Несмотря на странные диалоги, обсуждающие грустное существо внутри клетки, Эрика не планировала здесь оставаться. Уж делать вид, что она не замечает преступных действий вокруг себя, девушка научилась еще в Нью-Йорке, благодаря окружению, в котором она вынуждена была расти.
Там, на Земле, за то, что кто-то оскорбил дочь триады этот кто-то расплачивался не самым приятным общением с охраной любимой дочурки Большого Босса. Она привыкла к этому, и совесть Ист не тревожила. Раз с детства было в порядке вещей, что за нее бьют рожи, значит, это правильно. Эрика не знала, скольких заботливый отец приказал отправить на тот свет, опасаясь за сохранность и спокойствие дочери, потому судила лишь по тому, что видела. Здесь же, в Статере, охраны рядом не было. И заботливого отца тоже не было. Она храбрилась как могла, но уже ощущала, сколько она потеряла. Если раньше она тяготилась опекой мистера Ист и вечно следующими за ней амбалами, то при отсутствии всего этого девушка чувствовала себя дискомфортно. Однако не показывать же слабость перед мелким, которого она уже подсознательно чуть ли не в сыновья записала.
- Заткнись? - абсолютно миролюбивым голосом предложила Гесту староста и кивнула Даль. - Без проблем, я же сказала, что пришла за пареньком, а не лезть в ваши дела. Мы уходим. Удачного вечера.
Скользнув взглядом по собеседнику Даль, суккуб мысленно фыркнула. Такой шикарный мужик, а познакомиться не судьба. К тому же, он весь был перемазан в лавандовой мерзости. Это останавливало гораздо продуктивнее, чем то, что парень был с Темного факультета и старшекурсником. Все то время, пока блондинка находилась в холле, она старалась дышать как можно реже, задыхаясь от обнаруженной еще в детстве аллергии на лаванду. Крепко ухватив оборотня за руку, Эрика развернулась на платформе босоножек и не смогла удержаться от чиха.
- Млять. - Негромко выругалась Светлая и потянула малого за собой.
Она же обещала свалить отсюда поскорее. Да и не хотелось ей присутствовать при обсуждении купли-продажи получеловека-полутигра, будь он хоть трижды студентом. Ну его, у бедной старосты своих забот и проблем хватает. Маленький пакостник, например.
Путь обратно занял в два раза больше времени, чем до холла. Играя в салочки, они с оборотненком умудрились достаточно отдалиться от своих комнат. Ист какое-то время шла молча, выражая все свое негодование разве что в чересчур озлобленных чихах. Отчихавшись, суккуб посмотрела на мальчонку и шумно выдохнула. Весь пыл эта дурацкая аллергия выбила, даже ругаться неохота уже.
Кааак же я устала.
На лице отразилась печать вековой скорби. Но отказаться от демонстративной порки, пусть и моральной, мисс Ист никак не могла. В конце концов, столько энергии потратила на этого несносного ребенка.
- Извиняться не буду. - а зачем сказала тогда, спрашивается? - Нехер было устраивать бедлам, подзатыльник заслуженный. Я ведь тебе все объяснила и показала, а ты все сделал по-своему. Я думала, статерские дети умнее, у вас же куда ни плюнь - везде магия и фокусы. Страх потерял, что ли? Вот фиг тебе. Сотворил херню - отвечай за херню.
А сама Эрика Ист безусловно ангел во плоти. За собой вины блондинка не чувствовала, считая, что она-то идеально себя вела весь день. Ее терпение было безграничным, она стоически выполняла порученные ей обязанности. Папа мог бы ею гордиться. А то вечно она у него оказывалась "легкомысленной дурочкой", хпмф!
Выдав столь длинную тираду и в очередной раз за день почувствовав себя взрослой и мудрой женщиной, суккуб ободряюще потрепала малого по голове и улыбнулась. Она же взрослая и мудрая, она не злится на маленького неразумного мальчика.
- Ладно, не куксись. Все мы творим ошибки. - Ей только черного плаща и заката не хватало для полного сходства с пафосным героем. - Ты живешь в комнате 03-1, так что, хочешь ты того или нет, а мы с тобой соседи, а, значит, вероятность встретиться в коридоре взлетает просто до небес. Постарайся меня больше не бесить глупыми выходками.
Звук шагов гулко отдавался в стенах коридора жилого этажа первого курса. Девушка уже знала, что на этажи старшекурсников лучше не соваться, там слишком опасно для тех, кто не может за себя постоять и в физическом, и в магическом плане. А первокурсники были еще достаточно мирным народом, потому на этаже было относительно тихо.
- Пришли. Тебе сюда. - Эрика указала рукой на дверь комнаты 03 и подошла к двери в комнату 02, бросая на прощание. - Встретимся еще.

>>>>>>>> Комната 02 (Гест -> Комната 03-1)

+4

64

Эльфийка изящно изогнула бровь в удивлении при виде удаляющейся комичной пары светлых. А где же буйная реакция на несправедливое происходящее вокруг? Где грозные выпады и тирады о легкомысленности и зарвавшемся эгоизме старшекурсников? По крайней мере, именно так, казалось ей, должны реагировать светлые, хоть и первыши. Впрочем, Даль наверняка лишь судила по своему курсу. Попробовал бы им с Месгрейв и Дакотой кто-то такое же сказать, они бы не только не ушли, но и с лихватским задором попробовали поставить этих самых старшекурсников на место. И поминай как звали. А, может, она и сама уже забыла, какого это - быть первокурсником, только недавно попавшим в Статеру и только начавшим осознавать неприглядную суть обучения в этом мире.
Голос Тильмана вернул эльфийку из размышлений. Даль лениво пожала плечами, взглянула на Тиля с самой обворожительной улыбкой, от которой подгибаются коленки и кровь начинает быстрее течь по венам, и елейным голосом ответила:
-Не забудь, дорогой, ты тоже один из здесь присутствующих.
Но ответ Диона её искренне позабавил.
-Не ёрничай, малыш. И не куксись так сильно. Мы хоть и кровожадные тёмные, каким ты и сам скоро станешь, но никто тебе не причинит вреда, пока на то не будет очень веских оснований. Ну, по крайней мере, смертельного.
На какую бы драку ни нарывалась тёмная, каких бы развлечений ни искала, она тем не менее знала, что убивать студентов безнаказанно могут только преподаватели. К тому же, Дион был тёмным. Какое-никакое, а маленькое родство, можно сказать.
Эльфийка усмехнулась и ответила уже на вопрос Тильмана.
-Судя по описанию, это была Кассандра. Для меня до сих пор остаётся загадкой, зачем она это сделала. Паренёк, судя по всему, просто неудачно влез в драку старшекурсников со смертельным исходом.
Тёмная соединила руки в замок перед собой и вытянула вперёд до хруста в костяшках.
-Ну что, пора доставать консервный нож.
Она подошла вплотную к клетке и начала читать заклинание, постепенно сжимая поднятую руку в кулак. Неон дрогнул, но не рассеялся. Но при этом начал медленно угасать, становясь слабее. Это происходило со всеми прутьями решётки, но особенно заметно было лишь на нескольких самых ближайших к Даль. Голубой цвет из пастельного начал становиться прозрачным. Но в конце концов настал момент, когда дальнейшее угасание прекратилось, цвет перестал меняться, казалось, заклинание достигло своей предельной точки. Эльфийка остановилась, чтобы перевести дыхание, неоновый свет тут же вернулся в своё прежнее состояние, словно ничего и не было.
-Хм... Действительно, всё не могло быть так просто, - произнесла Даль, в задумчивости склонив голову набок. - Тиль, нужна твоя помощь. У вас из магии воды ведь должно быть какое-то отражающее заклинание, верно? Моего арсенала хватает лишь на то, чтобы их ослабить. В полную силу эти неоновые прутья, возможно, погасят твою магию, а вот с моим ослаблением они перед нами не выстоят, готова поставить на это свой амулет. Дион, выходи как только эти прутья исчезнут. И не медли, проход мы тебе откроем лишь на время.
Сделав пару глубоких вдохов-выдохов, чтобы на этот раз её хватило на более долгое время, Даль снова принялась читать заклинание. Неон, как от выученной команды, снова прилежно начал угасать, когда послышались слова Тильмана, творящего своё заклинание. Сверху клетки, наперерез прутьям появилась какая-то материя, преграждающая путь до пола и открывающая Диону вполне комфортный выход из наверняка уже доставшей его клетки.
Как только тавр вышел, Даль замолчала, неоновые прутья зажглись с новой силой, проткнув насквозь и разрушив материю, созданную драконом. Эльфийка улыбнулась - приятно быть правой.
-Тиль, из нас действительно отличная команда. - С весёлой улыбкой произнесла Даль, поднимая руку в жесте "дай пять".
Но когда она повернулась к Диону с тем же жестом, то не увидела ответного веселья в глазах тавра. Пришлось ей разочарованно опустить руку. Эльфийка едва заметно согнула колени и напряглась всем телом, ожидая безрассудных действий от нового знакомого. Наверное, не слов "спасибо" стоит ждать после такого красочного обещания от неё разделать его на шкурку перед камином.
-Да ладно? А где же благодарность? И что же ты намерен делать?
Но прежде, чем Дион успел что-либо предпринять...

В коридоре громким смехом зазвучал чей-то незнакомый голос.
-Посмотрите-ка, кто тут у нас!
В коридор, где уже кое-как обжились трое тёмных, вошли ещё двое. Весёлый смех принадлежал первому вошедшему. Невысокому пареньку со светлыми волосами, на вид ему было лет семнадцать. Улыбка от уха до уха говорила о том, что происходящее его искренне забавляет, словно перед ним разворачивается комедия, которая играется исключительно ради его удовольствия. Вторым из тени вышел высокий молодой парень лет под двадцать пять - тридцать, где-то в этом промежутке. Он не улыбался, и держался словно в стороне, будто бы он пришёл с вырвавшимся вперёд парнем, но через пару секунд уйдёт отсюда. Оба были оборотнями, по ауре - курс четвёртый.
-Ренар, ты только посмотри! Это же... да это же тавр! - Младший словно взорвался счастьем - запрыгал и затопал ногами. - Я таких только на картинках видел. Можно мы его заберём себе?
Старший сделал несколько стремительных шагов вперёд, чтобы получше рассмотреть то, отчего блондин оказался в таком диком восторге. Его глаза широко раскрылись от удивления, и тут же опасно сощурились.
-Сколько тебе можно повторять, мы не можем забирать себе каждого нового первокурсника.
-Как жаль... - младший был искренне расстроен. Он уставился в пол с таким выражением безграничной скорби, что, казалось, вот-вот расплачется. Но в следующую секунду он вскинул голову и глаза его снова засияли. - Но охоту-то мы можем устроить, правда-правда?
Старший только сейчас удостоил своим взглядом эльфийку и дракона, оценивая силы. Для младшего же, казалось, они вовсе не существовали.

Даль стояла в оцепенении, с ужасом смотря на прибывших. Эти двое были не светлыми первокурсниками, которых можно было отчитать и отослать подальше. Эти были уже матёрыми статерцами. А если это ещё и оборотни, которые гуляют не по-одиночке - жди беды. Эльфийка произнесла то, о чём уже наверняка и Тиль догадывался:
-С каких это пор стая устраивает охоту на тёмных?
Затем она повернулась к Диону и произнесла едва слышно, чтобы её мог услышать только он:
-На твоём месте я бы выбрала нашу с Тилем сторону. Для этих ребят ты лишь зайчик, которого можно загнать до полусмерти. Так что поскорее забирай эту блестящую штуковину с пола, на которую ты так жадно косишься, и делай ноги. Может, с их количеством тебе будет легче от них удрать.

-Послушай милую девочку, нам здесь делать нечего, - благоразумно заметил старший, Ренар.
Но блондина было уже не остановить. Он превращался, черты лица начинали становиться звериными, ногти удлиннялись, а по всему лицу начали появляться волосы.
-Да что она знает? Мы этих двоих не тронем, мы только проверим, насколько сильный этот тавр, на случай встречи с таким же, но светлым.
Это были его последние слова в человеческом обличье. Перед ними предстала перерослая гиена с серебристо-чёрным мехом. Второй начал превращаться следом.

Гиена издала хохочущий рык и ринулась прямиком на Диона. Даль метнулась наперерез зверю, с рывка ударила его по морде, смещая направление его движения. Читать заклинание сумеречного меча она пока не собиралась. Гиену нельзя было убивать, лишь отвлечь его, чтобы тавр успел скрыться. Только теперь до тёмного дошло, что его сокурсники собираются помешать ему в его маленькой такой безобидной охоте. Он оскалился, развернулся и побежал на эльфийку. Увернулся от очередного удара и полоснул лапой по рёбрам, да с такой силой, что она отлетела в сторону, ударяясь спиной о стену. После этого ему уже ничего не мешало догнать тавра и вцепиться пастью и когтями в бок.

Ренар остался в полу-зверином обличье льва. Он держался возле Тильмана. Лениво и вальяжно обходил его про кругу, не выпуская из виду ни его, не начавшуюся его напарником потасовку.
-Не вмешивайся, и я не буду нападать. Я сам успокою мальца... Когда придёт время.
Слова "когда придёт время" не показались дракону убедительными.
-Даль!
Когда наших начали бить, Тиль уже не выдержал. Крутанулся на месте - с вытянутой руки веером слетели четыре тонкие, как иглы, шипы и полетели прямиком на старшего зайца. Лев ожидал больше покладистости и благоразумия от младшего собрата по факультету. От последней он не успел увернуться, и она больно засела в левом плече.
-Не говори потом, что я тебя не предупреждал.
В мгновение ока на Тиля обрушилась лапа до конца превратившегося льва. Но она лишь вдребезги разбила ледяной щит, который дракон успел перед собой поставить. В ответ тут же метнулась рука с ледяным лезвием, и лев едва успел отскочить. Потасовка завязалась теперь и с этой стороны, смешанная из разбиваемых ледяных щитов и наскоков оборотня. Каждый старался отвлечь внимание другого, а в идеале оглушить, но при этом не убить соперника. Каждый знал, к чему приводит намеренное убийство студента.

У Даль четыре глубокие царапины на левом боку, ненадолго обессилена. У Диона расцарапан левый бок.

Порядок хода:
Тильман
Дион
Даль

+3

65

новый ход

- ... визжал, как девка, это надо было на камеру записывать... В этом доисторической мире даже диктофона нет...
Лас не любил быть приметным. Мастерство шулера - в скрытости, а приметная внешность заставляет на тебя пялиться, не дает провернуть фокус. С другой стороны, многие картежники пользовались противоположным эффектом. Необычная прическа, вызывающий макияж, кричаще яркий лак... Игрок на другом конце стола не может не смотреть на приманку, в то время как шулер проворачивает под столом все, что захочет. Хоть колоду целиком подменит на столе, а сосед все так же будет коситься на татуировку в виде  нелепой розовой бабочки на шее умельца. Нет, Лас все-таки отказался в свое время от таких методов, для него гораздо привычнее было оставаться за игральным столом серым кардиналом. Прикидываться скромным дурачком, ронять карты на пол и глупо улыбаться - тоже не для бруклинца. Нет, надо быть проще, и люди к тебе потянутся. Не зря же кто-то выдумал эту простую истину.
Вот и сейчас, оставаясь для идущих мимо оборотней декорацией возле плотно зашторенного окна, Микк проводил серым бесстрастным взглядом Темную парочку и только тогда закурил. Звери бы почуяли запах моментально. А дроу не привык быть приметным. Земным привычкам не изменишь. Хотя для утаивания своего присутствия имелась и другая причина.
Тот, что выглядел младше, производил впечатление последнего отморозка. А учитывая все слухи о Стае Лунных Зайцев, промышляющей в Академии, довольно велика вероятность, что этот блондинчик один из них. Лучше бы, конечно, Стейсон ошибался, но профессиональное чутье подсказывало, что бахвальство старшекурсника повествует вовсе не о безобидном розыгрыше. Драки в замке случались постоянно, сам Лас старался их избегать, но в целом, он не одобрял поведение Стаи. Они загоняли дичь толпой, и никогда не выходили на честную дуэль. Что-то в голове Микаэля шевелилось, такое противно скрежещущее жвалами, и взывающее к несуществующей совести парня. Хотя, возможно, это и было совестью Ласа. В таком случае, она еще страшнее, чем эльф предполагал.
Темный задумчиво вздохнул, щурясь на выпущенный в коридор дым. Рука в кармане перекатывала гладкие семена. Дроу думал. И считал. Мягкая поступь живности перестала достигать эльфийского уха уже пять секунд спустя. Но если эти ребята шли с той же скоростью, не останавливаясь, то сейчас они дойдут до следующего поворота налево. Сейчас.
Студент отлип от подоконника и бесшумно направился следом. Направо оборотни повернуть не могли. Они очевидно шли в столовую, и правым коридором никто никогда не пользовался. Впереди послышался отголосок чьего-то бурного восторга. Эхо донесло до Ласа словосочетание "возьмем с собой", если слух его не подвел. И что-то заставило Темного ускориться и преодолеть расстояние гораздо быстрее, чем Стейсон того хотел.
О, вот оно как.
Чтобы звери не почуяли запах табака, Лас моментально выкинул самокрутку как можно дальше и затих, прижавшись спиной к стене.
Даль, Тильман и еще один с факультета. Вот ведь неугомонные ребята. Значит, двое против троих. А скорее всего, против двоих... Не сладко.
Раздался рык, и теперь уже было не до раздумий. Лас выругался про себя. В руке быстрее мысли оказалось продолговатое бурое семечко. Осталось только рассчитать, как это сделать лучше всего.
Расстановка сил ясна: гиеноподобная недоросль играется, старший товарищ наблюдает, чтобы ему ничто не мешало веселиться. Никто не мешал.
Что ж, есть же зачем-то у Ласа эта скорость, и эти рефлексы. Надо иногда блеснуть героем на сцене. Герои же всегда приходят под конец.
Из тебя Бэтмен, как из пирога чайник, Микки.
- Знают все дети, что змеи кусаются, даже у птицы бывает искус. Но никто в жизни не догадается, страшен ли..., - скороговорка для подготовки закончилась, дроу тенью скользнул мимо Ренара и выхватил зазеленевшую плеть из ладони, где только что лежало скромное зерно, - ландыша терпкий укус.
Хлыст звонко свистнул в воздухе и обжег шею гиены, пресекая ее прыжок прямо в воздухе. Микаэля силой рывка дернуло следом за оборотнем, но парень резко опрокинулся назад, не дав протаранить своим носом пол. Чуть-чуть проехался на подошвах, но устоял.
Оборотень неистово забился, но шипы на этой лиане-хлысте были отнюдь не безобидным украшением. Яд подействовал очень быстро. У Стейсона было время заметить, что Даль ранена, незнакомая животина с тигриным телом тоже, но на первый взгляд ничего серьезного.
И на движение второго Зайца Лас демонстративно натянул на кулак плеть, затягивая петлю туже.
- Теперь трое против двоих. Уже одного, - монотонно заметил дроу. Он удерживал еще подергивающегося оборотня одной рукой, а второй подозрительно нашарил на краю губы кровь. Осмотрел мазок на пальце и вздохнул, - черт. Прикусил щеку.

+2

66

Любит ли слонопотам пятачков. И главное, как он их любит.

Рогатая блондиночка, прихватив юного мокрого извращенца, словно любимого мопса на переодевание, скрылась в чреве коридора, в направлении безопасных комнат. Дион остался сидеть в выжидательно-напряжённой позе, готовый к сюрпризам со стороны Даль. И они пришли. Прибежали и столпились, нависнув всей своей сюрпризностью над фигурой тавра. Даль и Тиль неожиданно скооперировались, продемонстрировав спецэффекты не хуже, чем перевёртыши, с которых началось знакомство Диона с местным населением, и сдвинули стену клетки. Не зная, как реагировать на происходящее, но точно не собираясь отказываться от предложения, тигротавр покинул опостылевшее место заключения, замерев в нерешительности на как ему казалось безопасном расстоянии от Даль.

- Тиль, из нас действительно отличная команда, - внезапно радостная пепельная повернулась к тавру, но его весь происходящий балаган утомил до предела. Непрекращающийся когнитивный диссонанс компании, которая сама не знает, что ей надо, - Да ладно? А где же благодарность? И что же ты намерен делать?

У Диона было запасено несколько вариантов, и он собирался часть из них высказать пепельной, но к несчастью, не известно для кого правда, не успел. На ставший могильным гранит подмостков холла… Академ Холла… вывалились два новых безумных клоуна, старший из которых являл собой вымороженную надменность старшекурсника, основанную исключительно на том, что он дожил до часа сегодняшнего развлечения, а младший – надышавшийся веселящим газом оболтус без мозга. Типичный младший брат с вынесенным с ноги несуразного воспитания чувством ситуации.

Тавр сложившейся ситуацией проникся и даже без чужих подсказок уже успел попятиться назад и подобрать трофей от глинистого паучищи. Обращение младшенького в гиеноподобную тварь ответило на все вопросы Диона, которые его интересовали относительно нелюдей, способных менять облик, и более граф задерживаться не собирался. Он не знал от какого тигра его вторая часть – уссурийского, которой более выносливый и массивный, или китайского, самого быстрого среди тигров и способного держать стабильную скорость около 65 километров в час, или какого-нибудь бенгальского. Важным являлось лишь то, что и они и Дион находились под угрозой вымирания, а строчка в чёрной книге – это приятно, но не утешительно.

Однако события развились значительно быстрее скорости реакции патриция. Пока он раскладывал по всем полкам шкафа своего сознания аккуратно сложенные мысли, бешенная гиена бросилась в его сторону. Сеанс нежданного героизма стоил Даль сознания, а Диону расцарапанного бока, а следом…

Тут каждый день такой?! Жертва нехватки красок с картины Петрова-Водкина в волчьей ипостаси, кошмар арахнофоба, имеющего проблемы со счётом, пепельная с гуттаперчевыми эмоциями, лиловый в цветовую какофонию с запахом освежителя воздуха и манерами того, кто им пользуется как одеколоном, бесноватая рогатая в компании вуайериста, двое из ларца с бульвара плоских лиц, а теперь опять какой-то гибрид, только пепельной со способностями паучочка. И половину всего этого ещё пришлось оценивать сидя в клетке, украшенной иллюминацией, достойной Бродвея.

Тавр уже не знал, как реагировать на всё происходящие. К горлу подкатил вязкий ком истерики. Он ненавидел всё, что находилось сейчас вокруг него. Его не волновала судьба оглушённой Даль, исход завязавшейся драки между Тилем и перевёртышем-львом и мотивы ещё одного товарища, который мог быть на стороне своего факультета, но не быть на стороне Диона. Его даже не слишком волновало жжение на левом боку. Миланский патриций хотел домой. Остальное могло провалиться сквозь землю прямо сейчас. Ещё все действующие лица могли перманентно умереть, тавра подобный исход также полностью бы устроил.

Но чудеса на сегодня видимо закончились на решившей вытащить его из клетки пепельной, ставшей потом злодейкой-героиней, продемонстрировав до этого все доступные средства угроз и бравады. Пока во все стороны разлетались обломки льда и осколки утробного рыка, а удушаемая ядовитым поводком гиена скулила на полу, Дион на сколько это возможно постарался унять истерику и осмотрел свой бок. Мысленно простонав в очередной раз и окинув взглядом действующих лиц, перепроверив на месте ли коготь, убранный в нагрудный карман футболки, тавр перетёк в амплуа сестры милосердия.

Не смотря на тысячу и одну возможность благополучно ретироваться, сейчас это выглядело бы предательством по отношению к старшим товарищам. Тавра волновал исключительно тот момент, что это будет так выглядеть, а не что оно таковым и будет являться. Он был приучен мыслить категориями, ориентированными на мнение способных оказать покровительство фигур на шахматной доске, а не на моральные иллюзии. А при любом повороте событий старшекурсники его факультета сейчас таковыми и являлись. Подбежав к Даль и поняв, что и без липовых потуг, она приходит в себя, тавр замер оловянным солдатиком, готовым из позиции защиты раненной при любой удобной возможности эвакуироваться. Побросав всех раненных. Хирурга полевого госпиталя из графа бы не вышло…

+2

67

Раздался короткий тявкающий звук - хлыст словно защёлкнулся на шее гиены, обвив её дважды. Зверя резко отбросило назад, корчившегося и извивающегося от боли. Только сейчас он осознал неравность сил. Охота отошла не то что на второй план - сама идея утонула под давлением одной единственной мысли - выжить. Но чем больше гиена извивалась, тем сильнее шипы раздирали кожу, причиняя неистовую боль. Тварь извернулась и впилась клыками в ту часть лианы, до которой смогла дотянуться, и начала грызть с таким безумным неистовством, что казалось, будто если бы это было не растение, а собственная лапа Зайца, которая мешала ему выбраться на волю, то он отгрыз бы её с не меньшим рвением.
Ренар почуял неладное, но отвлекаться было нельзя. Малейший промах - и его соперник возьмёт над ним верх. Лев остановил свою очередную атаку, чтобы вместо этого отпрыгнуть от врага. Несколько шагов в сторону - был необходим путь к отступлению. Пока ровно позади себя он не почувствовал спасительный выход из коридора. Перед ним был его противник - тёмный дракон, а позади него он смог увидеть и остальных младшекурсников.
Зараза...
Лев выругался про себя. Чутьё его не подвело - безумие его напарника в конце концов должно было их свести в могилу. Но на такое он не подписывался. Нет уж, пусть мелкая шавка сама выпутывается.
Глаза новоприбывшего дроу зло сверкнули. Он держал в руке хлыст, словно был хозяином мелко извивающейся гиены. И как льву и ни было противно сбегать с поля боя, прямо сейчас это казалось единственно разумным решением. Если он один с драконом ещё и мог справиться, то на остальную честную компанию сил бы уже не хватило. Ренар стал менять свой облик, пока не вернул себе человеческую ипостась. Развернувшись на каблуках, он подчёркнуто спокойным шагом ретировался с коридора, прекрасно осознавая, что преследовать его никто не будет.
Тильман никак не мог прийти в себя - он ослаб, дыхание сбилось. Но, тем не менее, улыбка проступала на его устах по мере осознания победы. Он расслабленно выпрямился, слегка отряхивая себя, словно даже не запыхался, сражаясь со старшекурсником.
-И чего им всё время неймётся? Делов-то!
Глухой треск возвестил о том, что лиана наконец была разгрызена всё больше ослабевающей гиеной. Он понимал - если не постарается, то если и не яд растения, то раны на расцарапанной шее прикончат его. Осталось сделать лишь последний рывок. Ярость и боль затмевали сознание. Злобной, но при этом неудивительной мыслью возникло в сознании то, что Ренар плюнул на него. Боль ослепляла.
На ослабевших лапах гиена неуверенно поднялась с пола и со скоростью, намного меньшей его обычной, ринулся к выходу, в котором уже исчез старший собрат. К выходу, который, сам того не замечая, преграждал Тильман. Безумный видел лишь едва различимые очертания человека. Для него это была всего лишь преграда, которая не пропускала его на свободу. От которой надо избавиться.
Из последних сил Заяц прыгнул сзади на Тильмана, от сильного рывка и своего веса валя того на пол, и вгрызаясь в его горло с той безумной силой, которую в порыве адреналина и ослеплённый яростью уже не замечаешь. Кровь фонтаном начала заливать пол под драконом.
Охота удалась...
Отрываясь от тёмного вместе с куском мяса в пасти, гиена стремглав ринулась прочь из коридора. Но как только он повернул за угол, оттуда хлынул яркий белый свет. Этот вопль зверя был, видимо, его предсмертным.
Белое пятно света на полу из коридора начало двигаться в обратную сторону, пока не повернуло за угол. Ослепляющий белый свет разлился по всему коридору, проникая, казалось, во все спрятанные углы. На секунду он пропал, пока Кассандра, увидев распростёртое на полу тело бездыханного Тильмана, наклонилась и дотронулась до него, но от зелёных пятен, пляшущих перед глазами, этого можно было и не рассмотреть.
-Слишком много смертей за один вечер.
Она исчезла в том же ярком сиянии света, забрав с собой и Тильмана.

Рёбра нещадно болели, голова, казалось, вот-вот расколется на две части, но хуже всего были ощущения в боку, липкая тёплая кровь стекала и пачкала руку, живот, одежду. Дыхание замедлилось, но лицо Даль не выражало ничего. Она просто смотрела в одну точку. Туда, где ещё недавно лежал Тильман. Шалость не удалась. Эльфийка безуспешно пыталась найти виновного. То ли она зря решила прогуляться так невовремя, то ли сам Тильман лучше бы остался там, где обливают противной лавандовой жижей. А, может, это из-за тавра, своим появлением в Статере подав плохим нелюдям плохие идеи. Или это Ласу не стоило доводить противника до самой черты. Виноваты все и одновременно никто. Просто стечение обстоятельств.
-Лас, не одолжишь самокрутку? Просто до смерти хочется курить.
Неудачная шутка совсем не к месту. Даль даже не попыталась подняться или протянуть руку, она лишь лениво повернула голову, чтобы посмотреть эльфу в глаза. Пересекаться взглядом с Дионом она не желала - казалось, его истерики не избежать, она вполне ожидала, что он обвинит во всём её, ведь именно она решила здесь с ним "поиграть". Но слушать что-либо, говорить что-либо абсолютно не хотелось.

Арка закончена:
Диону и Даль лучше обратиться в лазарет за помощью
Тильман мёртв

+3

68

Не то, чтобы Лас ожидал большей прочности от своего заклинания... Но легкость, с которой гиена разгрызла, а главное - дотянулась, до удавки, еще раз показала, что третьему курсу пока рановато тягаться со старшими. Даже спустя столько времени... Дроу недовольно зашипел, подавая назад из-за лопнувшей лианы, и как раз в этот момент ретировался гривастый дружок этого весельчака. Микк перевел дух, разжимая побелевшую ладонь и готов был уже отпустить какую-нибудь плоскую остроту на счет совместной работы львов и гиен, в земной природе не очень-то дружелюбных друг к другу, но маневр пятнистого старшака вполне очевидно не мог быть завершен из-за...
- Тиль...
Где-то в комнате 213 на деревянном планшете из списка стерлось еще одно имя.
Очень поздно Стейсон подал голос, а то, что произошло в следующую секунду заставило парня и вовсе стиснуть зубы и выхватить новое семя, однако все произошло так быстро, что даже шулер с его навыками материализовать предметы в руках едва ли не силой мысли, опоздал. С уст слетело еле слышное "пиздец", и эльф метнулся в первую очередь к сокурснику и сожителю. С которым он редко когда пересекался, в основном на лекциях, но к третьему курсу редеющий список студентов в группе становился чем-то большим, чем просто сосед по комнате. Друг или не друг, но Тильман был неплохим парнем. Темный подошел к телу, присел рядом с ним и пощупал пульс. Пожалуй, до лазарета нести мертвеца бесполезно. За углом раздался крик оборотня, а затем слепящий свет заволок коридор, возвещая о прибытии красивейшей из виденных Ласом женщины. Ее красота могла сравниться только с ее хладнокровием, с которым она окинула взглядом уже освобожденного тавра, бездыханного Хирша и двух дроу. Ласу пришлось отойти назад, поскольку для товарища он сделать уже ничего не мог, разве что позволить Кассандре убрать тело туда, где они их хранят. Наверно, там уже собралась немалая горка. А то и целые Анды мертвецов. Что они с ними делают? Поднимают зомби?
Это вряд ли. Тогда бы Тиль завтра на практике Шакса сказал "Эй, я теперь дракон-зомби, не могу понять, я воняю или нет?".
Множество смертей видел Ласвегас за годы обучения здесь. Они стали чем-то неотъемлемым, но всегда - чужим. С кем-то другим происходит это горе, кто-то другой лишается друга, но впервые нью-йоркский шулер ощутил и на своей шкуре, что такое потерять не самого безразличного человека прямо на глазах. Наверно, это можно было как-то изменить. Попытаться вытребовать у Дарайи чудодейственное средство, которое бы воскресило бедолагу Тиля, но внутри разлилась не менее магическая, а от того непреодолимая апатия. Что ж, все они рано или поздно...
Черт, выгляжу неудачником, - вздохнул эльф.
Ладно, оставались еще раненные Темные, и если уж Хиршу помочь было уже нельзя, живые нуждались в ловких руках доктора Ва-Уш'ша.
Лас развернулся к ребятам, увидел, как неизвестное существо с тигриным телом безуспешно пытается оказать Даль какую-либо помощь, возможно - первую, будучи при этом тоже раненным. Американец взъерошил непослушные волосы. Пора бы взбодриться.
Честно говоря, при виде смерти товарища люди обычно рыдают, кричат, сокрушаются, обещают отомстить... Что еще делают такие страдальцы? Лас в их число не входил, он спрятал мрак внутри глаз, поднял подбородок и уже совершенно спокойно ответил девушке:
- Позже. Я бы пошутил на счет смерти, но боюсь, ты не оценишь. - Хотя Даль ведь такая же. Убийство Тильмана заставило Темных еще раз вздрогнуть, но не более. Гадская натура дроу или просто им двоим так повезло? Когда-нибудь внутри накопится этой дряни слишком много, и она разразится красочным черно-белым фонтаном. Лас был уверен, что в случае Даль это будет выглядеть до безумия красиво. Что же касается вечно лгущего шулера... - сначала доставим тебя в лазарет. Ты.., - шулер махнул тавру, - как тебя зовут? Пойдем с нами, твои царапины обработает доктор.
По нескромному мнению Стейсона, нужды в представлении уже не было, Темная и так назвала его вслух. Парень присел, просунул руку под коленки девушки и рывком поднял перед собой, прижав к себе обманчиво хрупкую и обессиленную Даль. Микк был уверен, что будь ее жизнь в опасности, она бы показала когти даже Ре Жиль Де. Но раз угроза позади, почему бы не расслабиться? Впрочем, Лас все равно держал между пальцев магическое семя на тот случай, если Ренар окажется полным идиотом и нападет на них. Или же окажется очень умным (а главное быстрым) ублюдком, и пригонит по их души всю Стаю. Третьекурсник о себе был достаточно трезвого мнения, чтобы полагать, что с новой сворой этих съехавших с катушек зверей он навряд ли справится.
- Раньше они не нападали так открыто. Мы можем сдать Ренара преподам, - негромко заметил дроу, направляясь по коридору в медицинский кабинет. - Или же использовать это, как щит. Главное будь осторожна с этого момента. Не забывай оглядываться назад.

-----> Лазарет

+3

69

…в мире места мало. Всё рушится…

Хорошие вещи, будучи оставленными, долго без хозяина не лежат. Так и отвергнута идея Диона, заключавшаяся в оперативном отступлении, оказалась востребована и была быстро подобрана перевёртышем-львом. Демонстративно неспешно нелюдь покинул холл, оставив свою зверушку на привязи пепельного. Но поводок оказался тонковат.

Хруст ломаемого толстого стебля, столь же замедленный, как и шаг льва, бег гиены, ленивый прыжок, совершаемый как в театре, когда актёра неспешно поднимают на хитроумной засценной конструкции и снова хруст. Гранит пресытился, не захотел принимать кровь в свои трещины, и она липким мерзким пятном растеклась из разодранной шеи. Плиты в этом месте были смещены и немного горбатились. Алая жидкость почувствовала неровность как должное и радостно устремилась в низины пола. Гиена с безумной окровавленной пастью ринулась дальше, выбежала в коридор, завернула за угол и утонула в слепящем снопе света. Дион второй раз увидел Кассандру, какие милые обстоятельства для знакомства с преподавателем.

К доске пойдёт… А, вот ты, я тебя помню. Я при тебе три трупа убирала и четвёртых из-за угла вынесла. Повезло же тебе!

- Позже. Я бы пошутил насчёт смерти, но боюсь, ты не оценишь…

- Мы шутим когда угодно, но не о чём угодно. Мы шутим о смерти, но не на ложе смерти, - Дион сказал сам себе, уже не помня, кого именно он цитирует.

На вопрос тёмного тавр не ответил, но ему показалось, Ласу, или как там его назвала Даль, это было и не важно. У него была своя ноша, а до странного полосатого существа ему не было никакого дела.

Тиль. Спасал он Диона или всё это местные разборки, в которые новоприбывшему повезло угодить? А что он знал об этом… парне, кроме того, что у него среднее чувство юмора и высокое содержание лаванды? Выбери Дион другое решение, быстро убежав куда по дальше, он бы и не узнал, что Тиль погиб. Он как не существовал для него до, так и не стал бы существовать после.

Существует ли в лесу звук падающего дерева, если его никто не слышит?

А ведь в голове Тиля наверняка не только бегали кругами панибратские шутки. Мечты, стремления, воспоминания. Кем он мог быть на Земле? И не только он. Гиена ничем не отличалась от Тиля и Диона. Скорее Дион теперь отличался от них – тем, что остался жить. В этом месте.

Год назад в одном из кафе графа Лонате Поццоло узнала какая-то активистка из движения за разоружение и прочие глупости. Тогда как раз что-то бомбили на Ближнем Востоке. Она устроила скандал и произнесла пламенную речь, попытавшись пристыдить патриция, заставить его извиняться за своего отца, корпорация которого выполняла крупные оружейный заказ… Она ещё говорила, что если продать коллекцию итальянских спорткаров его отца, то можно отстроить уничтоженный при бомбёжке США и союзниками город. Дион изящно отверг все доводы пылкой революционерки, заставив ту в конечном счёте саму ретироваться. Точнее быть вежливо выпровоженной охраной заведения. Наивная. Она занизила стоимость коллекции автомобилей в четыре раза. Возможно, юноша привык, что всем вокруг него всегда хуже. И часть из этих неудачников пытается обвинить в этом именно его. Хотя, чем они отличались? Как люди – ничем. Как личности – ничем. Разнились стартовые условия. И итог, обусловленный этими условиями. Дион на месте Тиля бы не умер. Просто потому, что при угрозе своей жизни, он не стал бы вмешиваться. Зато умерли бы те, кто мог занять места самого тавра и Даль. Им бы не повезло. А пока…

Абсурд. Отец и правда мог продать коллекцию спорткаров, которая только собирала пыль, служила предметом гордости перед гостями пару раз в год и обеспечивала работой двух механиков, и потратить деньги на благотворительность. Но зачем ему было это? Разве это изменило что-либо? Для тех, в адрес кого поступила бы благотворительность, возможно многое могло измениться. На пару лет. А что могло измениться для Диона?

Если умрут местные боги, это может уничтожить Статеру, но миллиардам на Земле будет абсолютно всё равно.

Шаткость и тщетность. Логически осмыслять здесь было нечего, как нечего взвешивать на севших электронных часах таящий снег. Для разнообразия, можно было вернуться к истерике. Сейчас никто бы не осудил Диона за это. Как не стал обвинять в смерти Тиля. Но пусть уже остаётся как есть. Это удобнее. Возможно.

Шаги Ласа удалялись в коридоре. Он говорил про лазарет, тавр покосился на свой повреждённый бок и вспомнил про шишку на голове. Дион нагнал пепельных и неспешно пошёл следом.

Даль, Тиль, Лас… Хорошо, что меня не назвали Максимилианом. Здесь это сократили бы до Макса… Брр…

- Меня зовут Дион, - тавр для приличия всё-таки представился, чтобы пепельные не забыли о его присутствии. Реквиемом раздумьям графа о смерти и целях в жизни стала мысль о жжёной куртке, которая незаметным образом оказалась брошена в ставшем пустом холле. Безжизненном.

>>Лазарет>>

Отредактировано Дион (2015-10-17 00:59:39)

+3

70

Позже?...
Брови чуть сдвинулись к переносице, показывая её ленивое недовольство. Да что может быть важнее тонкой струйки дыма? Спокойно посидеть и расслабиться на эти четыре минуты, словно вокруг каменная стена, спасающая от любых недругов вокруг. Сейчас, когда руки дрожат, а нервы явно не на месте. Даль бы сейчас была явно возбуждена произошедшими событиями, если бы в ней ещё остались на это силы. А так дрожь била только внутри неё. Никому незаметная, едва лишь осознаваемая ей самой.
В коридоре образовалась звенящая тишина. По сравнению с бушующей ещё совсем недавно какофонией звуков разгорающейся битвы спокойные голоса троицы слышились как-то особенно гнетуще. От Тильмана осталась только кривая лужица крови на полу. А совсем скоро от него не останется даже воспоминания в головах двух эльфов и тавра. Вот она - плата за возможность существовать в Статере. Он не сумел продержаться и трёх лет. Невольно заставило задуматься, какое следующее стечение обстоятельств приведёт к их смерти. Заметит ли кто-нибудь, запомнят ли где-нибудь. Или всё закончится шумным вздохом и просьбой закурить.
Даль не стала протестовать, когда Лас легко поднял её на руки. Идти сама она бы смогла, но явно с трудом, до лазарета она добралась бы, наверное, только через пару часов. Делая остановки на перекуры, или же порываясь отправить всё к Арсу и вернуться в свою комнату, до которой пока было ближе. Раны кровоточили, от потери крови чувствовалось лёгкое головокружение. Но стоит добраться до лазарета, и удивительный доктор Айболит вмиг приведёт в порядок, незаметно воткнув пару иголок, напоив странными настойками да играясь в руке со скальпелями. Вот от чего, а от алкогольной настоечки Даль сейчас бы не отказалась.
Но при мысли о лазарете девушку передёрнуло. Слишком много нелюдей, слишком светлый доктор. Который не раз уже спасал её, и которому она раньше была безмерно благодарна. Сейчас же она почувствовала лишь лёгкое раздражение.
Но в руках эльфа было чертовски уютно, и тёмная не желала противиться. Девушка обвила шею своего спасителя руками и прижалась головой к его плечу. Медленное мерное покачивание шагов клонило в сон.
-Стоило ради этого становиться на пути оборотня, - то ли утвердительно, то ли вопросительно, но с улыбкой произнесла Даль.
Только при словах эльфа девушка задумалась о поведении Стаи. Раньше тёмная никогда не встречалась с их представителями, она знала о них лишь со слов других. Но этого было очень мало. Лас был прав, если бы они нападали открыто, о них шептались бы в каждом коридоре.
-Возможно, они бы справились с нами, не подоспей ты вовремя. Но ты прав. Кто их знает, новые ли у них порядки, или дело в особой горячности некоторых её представителей.
При последних словах у Даль всё внутри сжалось от бессильной злости. Если бы не это случайное стечение обстоятельств, всё было бы по-другому. Всё было бы лучше. А сейчас единственное, что ей оставалось - это собрать волю в кулак и пообещать стать сильнее. Нужно больше тренировок, до ночи и потери сознания, больше часов за книгами, до глубокой ночи и неудовольствия Хильды. В этот раз она не смогла толком защитить даже себя. Как когда-то в прошлом, после чего пообещала себе не допустить повторения.
Ты недостаточно стараешься...
-Когда-нибудь это должно было произойти - мой первый личный враг в стенах академии. Но ведь их скоро будет больше, верно? Пора заводить новую плохую привычку - постоянно оглядываться через плечо. Но чур в следующий раз спасать тебя буду я.
Девушка слабо улыбнулась.
Дион догнал их и наконец представился Ласу. В пору было пожалеть первокурсника. Первый день и сразу столько впечатлений - несколько смертей, странные знакомые да рана на боку. Статера в полной мере заявила о себе новоприбывшему. Может, это и неплохо - будет младшему впрок.

--->>> Лазарет

+2

71

Цок-цок, цок-цок, цок-цок, цок-цок…
Ноги, увенчанные копытами, уносили кентаврийку от лекционного кабинета всё дальше по коридору. Навстречу попадались другие студенты, удивлённо таращились на Призрак так, словно она действительно является нематериальным существом – призрак или дух, - неведомо чьей волей оказавшейся в коридоре Академии.
Грас было всё равно, что на неё таращатся. Обычно она очень нервно относится к повышенному к себе вниманию, не испытывая тёплых чувств к подобному, но сейчас она была слишком задумчива, чтобы замечать эти взгляды.
Цок-цок, цок-цок, цок-цок, цок-цок…
Мысли скакали с одного на другое, кентаврийка думала то о невозможности вернуться домой (Подозревала и раньше. Великие – козлы!), то о магии (Надо потренироваться в комнате, раз уж в этом сраном гадючнике застряла), то о группе, в которой оказалась (Любопытные существа, но со старостой не повезло, по-моему. Судя по виду, она – инфантильная и безответственная дура, привыкшая, что ей делать ничего не требуется – всё за неё сделают слуги. Кашу с ней не сваришь…), то об учителе (Надо держаться от него подальше, когда он не в настроении)…
Цок-цок, цок-цок, цок-цок, цок-цок…
В общем, в голове была каша или даже паэлья, вычленить из которой что-то определённое было сложно. Впрочем, нет, не сложно: красной строкой через них проходило желание оказаться в комнате. Грас хотела отдохнуть и переварить полученную всю информацию не на ходу. Ну и потренироваться, конечно. Проблема заключалась в том, что номер комнаты она не помнила – хоть стреляй!
Не возвращаться же, чтобы спросить у этой, так сказать, старосты!.. А сама я долго искать буду…
Цок-цок, цок-цок, цок-цок, цок-цок…
Что сделаешь, если во время побега из комнаты было не до запоминания, а потом уже едва ли можно было что-то сделать, коль сразу не запомнила?
Призрак чуть потеряно огляделась, размышляя над сложившейся ситуацией.
Едва ли меня поселили прямо в коридоре. Да и в деннике едва ли: я же студент, а не скаковая лошадь…
Замечательно! И что теперь делать?

Снова оглядевшись, Грас решила просто пройтись в надежде, что встретит кого-то из тех, кому «посчастливилось» оказаться в прошлый раз с нею в лазарете.
Надо на свою дверь табличку прикрепить. Чтобы точно запомнить, где я вообще живу…

Отредактировано Грас`Эро (2015-11-02 18:13:15)

0

72

Переход из "библиотеки"

Он медленно шел, немного пошатывался из стороны в сторону, его мундир был немного изодран и небольшая ранка вскоре заживет на его теле, но все же некоторое количество крови пролилось и чистая бела одежда местами окрасилась в благородный алый цвет.

Студент не замечал ни взглядов обращенных в его сторону, ни вопросов ни возгласов, просто мирно себе шел вперед, взгляд можно было назвать затуманенным, что на самом деле и было истиной, ведь в голове сейчас у Ферлоса просто не могла переварится вся сегодняшняя информация.

Хоть он совсем новенький тут, построив четкие идеалы и оценив свои возможности он увидел их крах уйдя совсем недалеко по пути, который сам решил пройти. Спасение одного означало убийство без сопротивления другого, а он при этом, можно сказать, был соучастником. Смерть становится очевидной в любом из случаев. И единственный вопрос который был как водная пучина – единственным в голове, почему?

Почему так все вышло? Почему такое отношение и почему это необходимо, так поступать? Убийство – необходимо. Убийство – суть? Отношение и такое отношения светлых к темным – конечная взаимная ненависть и самоуничтожение? Строгие правила – как устав в армии? Почему? Почему? Почему?

Как живой мертвец, дракон медленно дошел до комнаты в которой он теперь прописан, и будет жить еще длительное время. Вытаскивая из кармана ключ и быстро открывая дверь, незамедлительно вошел внутрь и так же быстро закрыл дверь. Послышался щелчок замка и находящийся внутри теперь был в относительно безопасности от внешнего мира, но не от себя самого.

Переход в комнату "09-1"

0

73

ГМ


Грас совершала свой легкий и чуть беспокойный моцион по коридорам Академии. Вообще, многие студенты любили так гулять. Идешь себе, раздумываешь о вечном, осматриваешь паутину и пыль. Хотя… Тут речь скорее об учениках младших курсов: старшие-то давным-давно уяснили, что транспортировать свое бренное тело по учебному заведению лучше строго от старта до цели, потому что расслабленные прогулки редко приносят что-то кроме неожиданных – и чаще всего неприятных – встреч.

Копыта негромко, но отчетливо цокали по каменному полу, иногда звонче, иногда с более глухим, коротким перестуком, будто поверхность была составлена из разных материалов. Ноги завели кентаврийку в довольно широкий и какой-то запущенный поворот: чувствовалось, что тут редко кто бывает. За спиной остался коридор, который озаряли скупым, но теплым сиянием лампы. В этих помещениях пожухлый свет лился из старых полукруглых окон с разводами пыли, растекаясь лужами по полу. Все было так призрачно, неопределенно, лениво…Пока где-то в конце коридора не послышался приглушенный «Бабах», за которым последовал более серьезный и конкретный «Бабах!», а за ним и вовсе «БАБАБАБАХ!».

Грас увидела, как в теряющемся вдалеке узком конце коридора вспыхнул ослепительный синий свет. Вспыхнул – и понесся прямо в сторону ученицы, угрожающе проталкивая вперед себя страшный грохот. Грохот будто подталкивал летящий впереди всей это невероятной кавалькады темный силуэт, быстро обретающий очертания.
– Беги! Уматывай отсюда! – Заорал светловолосый парень в одних потрепанных джинсах, очень спешащий скрыться от преследующей его магической и явно смертоносной волны. Он бежал прямо в лоб кентаврийке, размахивая руками, в одной из которых был зажат… Веер?
Гул нарастал, усиливался, и стал походит на всасывающий рев, вырывающийся из пасти гигантской волшебной твари, целью которой было схватить и пожрать.
Парень, видя, что Грас просто не успеет что-то сделать, резко взмахнул своим «орудием», что-то быстро и рифмованно выкрикнув. Огонь будто на секунду застыл, отшатнулся, а потом раздался оглушительный взрыв, который, казалось, сотряс Академию до самого основания.

+1

74

Чёрт! Заблудилась окончательно… И в какую жопу Академии меня занесло? – этих коридоров Грас не помнила и не видела. С другой стороны, она вообще мало что успела увидеть и запомнить после прибытия в Академию, слишком уж быстро начали развиваться события: знакомство со старшаками, нападение психа-препода, лазарет, лекция… Не вздохнуть, ни воздух попортить, честное слово!
Ноги занесли кентаврийку в какой-то позабытый, кажется, всеми, включая Великих, коридор, затянутый пылью, паутиной и ещё чёрт знает чем, что прозрачно намекает, что «жопу Академии» крайне редко убирают. Что, в общем-то, логично: за коим лядом тратить силы – и магические, и физические – на уборку места, где никто не появляется, а если хоть один представитель разумный (или не совсем) студенчества и заходит, то раз в год по обещанию?
По этой же причине никто не собирался тратиться и на освещение заброшенного коридора.
А стоило ли мне вообще сюда заходить?
Завлекательная в своей «своевременности» мысль пришла всё же поздновато – уже ж зашла. А в свете появившегося свечения и грохота, так и вовсе свербело от желания смотылять во всех частях тела… особенно в недавно вылеченном боку «а-ля гриль» и, почему-то, под хвостом. Волна, пошедшая следом за грохотом только усилила это ощущение, так что появившийся парень, орущий о том, что надо убираться отсюда, лишь зря сотрясал воздух – Грас и так была готова сорваться в галоп. Вот только с её массивными, по сравнению с двуногими студентами, телесами развернуться не так уж и просто. Всё же кентаврийка не настолько научилась справляться с «подарочком», выданным ей вратами Статеры, чтобы с лошадиной лёгкостью некоторые кульбиты выписывать.
В общем, она не успевала. Катастрофически не успевала, хоть и чуяла опасность…
Взрыв.
Ударная волна отшвырнула Призрак, заставив проехаться на крупе по полу и крепко удариться спиной о стену. Ощущения были такие, словно какой-то сумасшедший учёный решил вынуть позвоночник, выпрямить его ударами об колено, а потом вставил обратно, заставив человеческую и конскую половину образовать одну линию.
- ...!– Грас была в России лишь раз, когда училась в институте и приезжала в эту холодную снежную страну по обмену. И, естественно, ей приходилось кое-как говорить на английском (в её исполнении его даже англичане не понимали). Изучение же русского было в некотором смысле инициативной: испанка прислушивалась к разговорам русских ребят, запоминая. Но не понимая, потому в один прекрасный момент она решила уточнить один из оборотов. И покраснела, как помидор, когда ей перевели его на испанский.
И кто же знал, что именно этот оборот вспомнится сейчас?
Сползши по стенке на пол, Призрак, горящая желанием потерять благоприобретённую форму существа, проглотившего флагшток, вернув исконную кентаврическую, разгоняла руками звёздочки, лихо наяривающие канкан перед глазами, лёжа в уголке коридора. Происходящее её интересовало мало – в себя б прийти.
Тут всегда так: у старшаков разборки, а огребают первокурсники?

Отредактировано Грас`Эро (2015-11-26 00:30:57)

+1

75

ГМ


- Уффф… - Раздалось где-то сбоку. Сняв с шеи кокетливым ярмом повисший настенный канделябр и проверив макушку на наличие дырок, светловолосый незнакомец потряс головой. Его взгляд ошалело метнулся из стороны в сторону, будто глаза искали друг друга. Однако уже через пару секунд эльф в джинсах поднялся, сосредоточенный и спокойный. Он кинул быстрый взгляд через плечо, одной рукой подтягивая за пояс старые штаны с пестрым полем заплаток:
- Эй, ты там как, живой? Ого, ты че это, как его там, кентавр? То есть, ыы, кентавриха…
Эльф присвистнул, во все глаза пялясь на Грас, будто совершенно позабыл, что минуту назад летел вверх ногами через коридор в потоках синего пламени. Удивительно, как еще веер не выронил – слегка почерневший и печальный, предмет крепился к запястью парня небольшим золотым ремешком.
- Ладно…
Эльф покрутил рукой и хрустнул шеей, словно разминался перед партией в бейсбол.
- Ты ведь с нашего факультета, да? Со Светлого? Первак?
В его голосе прозвучала легкая покровительственная снисходительность. Парень поудобнее перехватил веер и выступил вперед, босой ногой раскидав раскатившиеся по полу небольшие каменные булыжники. Несмотря на то, что чувствовалось, как он напряжен – неверный предвечерный свет вычерчивал напрягшиеся спинные мышцы – эльф молол языком без устали, не заткнувшись даже тогда, когда из темноты коридора ощутимо повеяло чем-то жутковатым – затхлым ветром, пробежавшимся по пыли, тенью, соскользнувшей в окно.
- Ну, раз первак, то ты это, держись за мной, в общем. Меня звать Мартином, кстати. Щас, короче, надо быть осторожными – тут один псих с Темного, тварь обдолбавшаяся, совсем крыша тю-тю. Ходит вечерами по Закрытому этажу, да еще на нашу сторону заходит. Идиот! Пора кому-то зад поджечь…
То, что зад только что едва не подожгли самому эльфу он, видимо, благополучно забыл. Или забил.
Синяя вспышка выхватила инфернально изогнутую в оттенках вибрирующего света фигуру, оказавшуюся гораздо ближе, чем могло показаться. Заклинание в виде быстро темнеющего голубого тумана вновь полетело вперед по коридору, шурша по стенам газовыми краями. Но новый знакомый Грас, несмотря на кажущуюся беспечность, был ко всему готов:

Тоньше пламени свечи,
Легче ветреной души.
Как за каменной стеной
Я за ним; Он – предо мной.

Огонь растекся по сияющей преграде облепившей стоны, пол и потолок коридора, чуть ли не утробно урча в попытке ее прогрызть. Мартин опустил веер и пригладил волосы.
- Выходи давай, мразь!
- А то что, Светлый?

Противник эльфа был высок, очень высок – под два метра ростом, если не выше. Он заметно сутулился, и в его очертаниях было что-то грубо-рубленное, будто кто-то наспех обточил толстую колонну, придав ей форму человеческого тела. Черты его лица отличались почти геометрической резкостью.
- Ничего. Нос тебе сломаю, - спокойной ответил эльф, с легкой артистичностью профессионального спортсмена взмахивая рукой с веером, - будешь знать, как шастать где ни попадя.
На редкость белозубая и зловещая улыбка оказалась у эльфова противника… Он коснулся стены, и стена вспучилась венами, устремившимися в сторону Грас и Мартина, словно акулы – к сочной купальщице.

+1

76

Кентаврийка оказалась лежащей на полу. Девушка пыталась прийти в себя, вытрясти звёздочки из глаз и шум – из ушей, но пока получалось не очень хорошо, потому она пропустила часть фразы,услышав только «кентавриха». Но и этого ей оказалось достаточно.
- Дай только выбраться из этого дерьма – и огребёшь копытом по черепу за кентавриху! – яростно зарычала Призрак, стоило восстановить исконную непрямолинейность тела и встать на ноги. – Бастард дерева и осла!
Грас хотела поинтересоваться, какого чёрта тут происходит, но беспрестанно изливающий поток словесного поноса Мартин начал махать веером, словно желал потушить ветром от него нереальное, похожее на горящий газ, пламя.
Святая Дева Мария, этот придурок решил с веерами потанцевать. Очень вовремя, мать твою! Шаман недоделанный!..
- Со Светлого, со Светлого… Только с первой лекции. Заблудилась, не могу комнату свою найти…
Надо заметить, что постоянно болтающий эльф вызывал у усталой Грас головную боль, а, следовательно, и раздражение. Призрак уже хотела оказаться от этого места подальше развалится на кровати, подремать…
А ещё надо бы столовую найти. Полцарства за паэлью!
Грас осталось только вздохнуть.
Ей опять вспомнились тихие улочки Алькоры в сени теней деревьев, небольшие домики с черепичными крышами, запах роз, выпечки и паэльи. Вспомнила качели в саду, на которых так любила качаться, прожаренное солнцем предгорье, смех над шутками папы. Вспомнилась Грас и её комната дома, полочка с поделками и милыми безделушками, книги...
Я так много потеряла, оказавшись здесь. И самое печальное, что на это всем плевать. Особенно тем, благодаря кому я оказалась на Статере и теперь оказалась втянута в разборки двух старшаков, хоть и не хотела попадать в подобную переделку…
И самое печальное то, что я, кажется, снова загремлю в лазарет. Что ж у меня за жизнь-то такая: второй раз попадаю как кур во щи! Хоть из комнаты не выходи вообще никуда, чтобы не огрести от кого-нито, проникшегося безграничной «любовью» к свежему пополнению!

К словам относительно поджаривания зада кентаврийка отнеслась скептически: во-первых, сам Мартин только что летел на огненных крыльях вверх тормашками и приложился о стену, во-вторых…
- Слушай, не прожаренный шашлык из Пиноккио, ты как ему ломать-то собирался всё, если до него ещё добраться надо? Или ты на мою помощь рассчитываешь? Если да, то что мне за это будет?
Призрак решила, что, раз уж так занесло и оказаться в стороне никак не выйдет, потому что Тёмный старшак едва ли будет разбираться, кто из Светлых старший, а кто – мимо проходил, то придётся влиять на ход событий. Как именно она будет помогать старшему софакультетнику, Грас понятия не имела, даже помня, что было на лекции Познания Стихий. Потренироваться-то времени не было, тем более, что сделать это белогривая хотела в комнате, куда пока не дошла.
К тому же боялась до дрожи в коленях – в школе-то она пыталась свалить с места драки и не быть при этом одной из участниц оной.
Первое, что захотелось сделать кентаврийке, увидев змеящиеся по стенам «вены» - это с воплем «Мамочка!» сигануть новому знакомому на руки. Правда, она всё же удержалась, понимая, что толку от этого не будет, только вред. Одно погребение под телесами конедевушки чего стоить будет.
Кажется, я сейчас кирпич рожу с перепугу…
Грас снова вздохнула, пытаясь успокоиться, являя собой воплощение жертвы обстоятельств и злого рока. Но, по неведомой, даже для себя, причине не делала попыток вернуться в более цивилизованный коридор. Зато попыталась припомнить, какие, кроме исцеляющего заклинания, были в методичке и есть ли возможность их сейчас применить?

Отредактировано Грас`Эро (2015-12-08 21:09:24)

+1

77

ГМ

- Ой все, - хмыкнул эльф, дернув плечом, - ничего тебе не будет. Первый курс смотрит и учится, как папки дела делают!
Он был уверен, как мчащийся локомотив, и даже появление оппонента с его черной магией, взбурившей стены и пол, не могли заставить Мартина сойти с путей непоколебимости. Светлый шагнул вперед, рассчитывая встретить удар дальше от своей новой знакомой. Его губы быстро двигались. Будто прочитав мысли противника, Темный начал плести заклинание в ответ. Треск ломающегося камня заглушал их быстрые шепотки, но не мог скрыть разливающихся по коридору волн магии, ощущаемых снежной поземкой по голым ногам.
Мартин снова взмахнул веером, и из него вырвались три золотых луча. Раздалось шипение, будто бы открыли газовый баллон. Светящиеся змеи прорезали каменную кладку, ныряя быстрыми нитями, и врезались в нечто, оставлявшее кротовые рытвины. Межу противниками выросла стена осколков. Оглушительный грохот прокатился по коридору в оба конца. Оставшиеся целыми стекла вылетели, и теперь оконные проемы сияли ничем не прикрытыми уличными пейзажами.

Впрочем, кому какое дело до пейзажей?
Во все стороны сыпались искры. Магия крошилась, сталкиваясь с противоположным волшебством, и чувствовалось, как полы стонут эхом битвы. Самих ударов видно не было: то кое-где в стенах мелькал хвост светлой змейки, то вдруг окно закрывало что-то черное, выламывая подрамник и оставляя горбатую рытвину.
- Куб проклятый… - Вполголоса пробормотал эльф, пытаясь стряхнуть с глаз потные налипшие волосы. Его противник действительно был инкубом: в отблеске мелькнули маленькие рожки у самой границы лба и стриженых волос. Больше Мартин ничего не говорил: берег дыхание. Его противнику тоже приходилось нелегко. Он порывался пройти вперед, к эльфу, сократить расстояние, но каждый раз предупреждающее шипение останавливало Темного. В магическом вихре между парнями не было и щелочки, ни тропки для получения преимущества над врагом.
Или все-таки была?

Темный вдруг присел, вытаскивая из кармана обломок мела, и быстро начертил ил что-то на полу:

Тени форму придаю,
За серым пятном стужи.

Последние слова Мартин и Грас не услышали. Перед инкубом появилась стена – тонкая, как черное стекло очков, в которой отразились эльф и кентавр. Одновременно его «нападение» будто ослабло, пьяно вильнув в сторону – на радость «змейкам».
Мартин удивленно приподнял брови, потом нахмурился…
Каменные следы спиралью прочертили стену, устремляясь вверх.
- Твою…! Беги!
Эльф развернулся, кидаясь наперерез. Два из трех золотых лучей слепо ткнулись в щит черного зеркала, рассыпавшись желтыми каплями ртути. Третья вильнула хвостом, устремляясь обратно. Но где ей было успеть? С потолка на кентавра упало тонкое, как гильотина, и столь же смертоносное заклинание.
И свою цель оно нашло.
Черная в полутьме кровь брызнула в стороны. Мартин закричал, натыкаясь спиной на Грас, а его рука с все еще зажатым в ней веером откатилась в сторону, ровнехонько отсеченная у плеча косой линией. Гладкий срез белел костью.
- Придурок, - раздалось с противоположной стороны, и скала человеческого тела направилась в сторону Светлых. Мартин, постанывая, глядел на противника сквозь разноцветную путаницу боли. Нет, надо что-то делать. Тут эта кентавриха. Она ничего не сможет. Надо что-то делать. Делать. Надо что-то…
Он оттолкнул Грас, будто приказывая бежать. Золотая змейка легла в слабую руку кинжалом, а эльфы поднялся и встал, покачиваясь. Темный шел прямо на него, в черных глаза отражалась одна фигура. Инкуб был сосредоточен на победе и уверен в ней, и даже не принимал в расчет кентавра. Действительно, что может сделать первокурсница, пусть и принадлежащая к загадочной расе?..

+1

78

Угу, - кивнула кентаврийка. – А заделал ты меня моей маме будучи младенцем? Или совсем ребёнком? И как мою маман не посадили за совращение?..
От страха в голосе Грас прорезалось злое ехидство. Конечно, она устала и хотела оказаться подальше от всего этого безумия, но страх доминировал сейчас над другими чувствами. Пока её не касалась разборка Светлого старшего товарища и его Тёмного визави, но кентаврийка понимала, что рано или поздно тоже может огрести.
- Твою же!..
- Беги!
Дельный совет. - ядовитые мысли не были озвучены: не хватало, чтобы Светлый старшак решил заключить с Тёмным временное перемирие для развешивания люлей особо остроязыким особам таврической расы. - А главное – как вовремя! Где раньше-то язык был? Или покрасоваться решил, придурковатая двуногая остроухость?!
Что было дальше, Грас не поняла. До неё дошло только, что одна конечность «придурковатой двуногой остроухости» стала как-то резко короче другой. То, что рука с зажатым в ней веером решила объявить суверенитет от прочего тела, мозг конедевушки воспринимать отказывался.
Призрак очень хотелось громко и с чувством поорать что-нибудь матерное. А ещё поистерить. Но пока надо было держать себя в руках, так что кентаврийка обошлась тем, что «повысила» Великих. Правда, точно сформулировать их новые «должности» у неё пока не получалось – от завлекательного занятия отвлекал что-то там вещавший Тёмный. Грас даже чуть было не охамела в конец, заявив инкубу, как назвал соперника Мартин, «Заткнись на минуточку, думать мешаешь!», но что-то её сдержало. Наверное, пришедшая секундой позже трезвая мысль о том, что после этого она точно получит на орехи.
Противник эльфа приближался, явно желая добить противника, и на Призрак внимания не обращал. То ли решил позже разобраться, оставив лёгкую жертву «на закуску», то ли посчитал, что связываться с «мелкотой» с первого курса ниже его достоинства. Так или иначе, что бы не делала Грас, едва ли инкуб воспринял бы её действия как угрожающие. Тем более, если помнил, чему его самого учили на первой лекции Познания Стихий.
То есть, я по боку?..
Вот тут кентаврийка и решила последовать совету старшего товарища… который непредусмотрительно не озвучил, в какую именно сторону надо бежать. Что позволило Грас сгенерить в белокурой голове «гениальную» идею: разогнаться и, несясь в сторону идущего к эльфу инкуба, сшибить Тёмного с ног. Получится или не получится затоптать – это как повезёт, но было бы неплохо. И уж тем более попробовать осуществить можно было.
Только не до смерти… - убеждала себя Призрак. Конедевушка всё же была всё ещё слишком человек – мирный, никогда не бравший оружия в руки и не имеющий опыта драки.
Набрав в лёгкие побольше воздуха, словно собираясь нырнуть, кентарвийка скакнула вперёд, тут же перейдя на галоп, чуя, как каменный пол больно бьёт по копытам.
Подковы нужны. А то копыта растрескаются по самые уши…
Шаг, другой, третий…
Расстояние пока было вполне подходящим для задуманного.
Грас прекрасно осознавала риск, на который идёт: стоит Тёмному понять, что кентаврийка собралась делать – и ей немедля прилетит что-нибудь. И хорошо, если это «что-нибудь» доведёт только до лазарета, а не до могилы где-нибудь в парке при Академии.
Что я творю?! Из меня же сейчас строганину сделают!
Трезвая мысль пришла слишком поздно – скорость набрана, прямо по курсу маячит фигура Тёмного, с которым предстоит столкнуться…
Я когда-нибудь научись сначала думать, а потом делать?
Впервые в жизни кентаврийка помолилась. Искренне, от души, пусть и перемежая молитву Святой Деве Марии повтором одного и того же ёмкого русского матерного слова. Погибать или повторно попадать в лазарет ей очень не хотелось, потому в молитве она просила идиотизма побольше, чтобы стал он дубиной стоеросовой и не сообразил, что в него впилилось…

Отредактировано Грас`Эро (2015-12-22 14:09:39)

+1

79

ГМ

Тыгыдымский конь во всеоружии.
Эта мысль пронеслась в горящей от боли голове Мартина. Видение ринувшегося на противника кентавра, пробившееся сквозь ледяной пот, застилающий глаза, сначала показалось эльфу бредом. Однако нет. Конедевушка действительно атаковала Темного. И ее безрассудное, самоубийственное движение вызвало у Светлого восхищение.
Есть на кого оставить свое дело!..

Однако прежде стоило бы ей остаться в живых. Мартин похолодел, позабыв о ранах: похоже, его новая знакомая просто неслась вперед, надеясь, что называется, на авось и великую силу инерции. «Куда!» - хотел было крикнуть парень, но из горла вырвался только слабый хрип. Голова закружилась, а на язык густо плеснуло солоноватым. Мартин поднял глаза и понял, что у него есть всего лишь несколько секунд.
Конечно, Темный обратил внимание на Грас.
Конечно, он понял, чего она добивается.
Рубленные черты лица исказились тихим смехом, когда маг поднял руку, и кольцо на его пальце завибрировало, выбрасывая алые искры… Мартин покачнулся и вложил все силы в последнее движение, откинувшее его назад. Эльф упал на пол, ударился головой и на минуту потерял сознание.
Все произошло очень быстро.
Пущенная рукой Светлого змейка-кинжал молниеносно догнала и перегнала идущую на столкновение Грас за секунду до. В полете оружие вытянулось, истончилось, невероятно увеличило скорость, отчего по коридору пронесся вихрь, вздувший покрывала пыли. Инкуб слепо шарахнулся в сторону, быстро меняя заклинание. Орудие эльфа было отбито, но Темного мотнуло назад и откинуло прямо на кентавра.
Смешались в кучу люди, кони, людекони… Отброшенный артефакт эльфа вдруг мощно лопнул. Неловкий удар лошадиного тела подставил инкуба прямо под взрывную волну.
- Аргх!
Толстые пальцы слепо мазнули по камню стены в надежде успеть ухватиться за что-нибудь. Но крупное тело перевесило, ноги оторвались от пола, и в коридор пролился какой-то удивленный, тонкий вскрик: «Ах!». Оконный проем без стекла и рамы меньше мгновения был загорожено темной фигурой. Вскрик вывалился наружу вместе со своим хозяином, и стихал, стихал, стихал, пока его не заменила острая, звенящая тишина.

Мартин открыл глаза и почувствовал отвратительную знобящую слабость. Он понятия не имел, что произошло. Он умер? Девушка умерла? Кто-нибудь вообще жив?
Что-то с громких шипением разрезало воздух. Краем глаза эльф уловил тень, прикрывшую куцый оконный свет. Или ему показалось и это просто в глаза темнеет?
Половина тела будто онемела от боли, но все равно зверски ныла. Странное ощущение. Мартин со смешком прикусил сухую губу и попытался встать.
- Лучше лежи. Разбередишь рану.
Складывая крылья за спиной, в окно со стороны улицы влезал архангел. Мартин сглотнул: это был Тео Диссемиарт. Эльф все-таки попытался приподняться, будто забыв, что у него теперь всего одна рука.
- А вы… Пошалили, - архангел выгнул темную бровь, переводя взгляд с одного Светлого на другого, - студент с моего факультета выпал из окна. И он мертв.
Мастер небесного факультатива на секунду замолчал, сжав губы в нитку и разглядывая покореженные стены.
«Он мертв? Она его убила?! Или…»
- Кто из вас это сделал?
- Это я!

Эльф попытался громко гаркнуть, но вышедший из него звук нельзя было назвать громким. Мартин понятия не имел, знает ли его новая знакомая правило… Жизнь за жизнь. Смертоубийства в стенах академии не допускаются. Но случаются. И кто-то должен понести наказание.
Но уж точно не эта девушка.
Светлый не размышлял, не анализировал, а просто знал, что должен сказать
- Первокурсница просто шла мимо, - Мартину все же удалось сесть, и образовавшаяся на ране влажная корка тошнотно бликовала, притягивая взгляд к подтекам крови на теле эльфа, - а мы дрались.
Он выдохнул.
- Я не хотел его убивать. А он хотел пристукнуть меня.
- Я… Понимаю, - Ответил ему архангел, делая несколько шагов по направлению к эльфу. Крылья мягко шуршали у него за спиной. Архимаг посмотрел на кентавра, потом вновь перевел взгляд на Мартина. Эльф понял, что его маленькая увертка легко раскрыта, но понята и потому вновь спрятана. Парень благодарно и чуть горько улыбнулся, болезненно сведя брови.
- Одну минуту, я… Эй, мелкая! То есть большая, конечно, хе-хе… Возьми себе моей веер. Это хорошая вещь, не хочу, чтобы он попал черте кому в руки. Ты хотя бы выглядишь надежно.
Диссемиарт молчал, давая эльфу выговориться напоследок.
- Смотри, аккуратно с ним. Он тебе точно пригодится. Носи с собой, только не наступи на него, или не сядь, а то и не заметишь…
Все тише и слабее звучали слова.
- И еще, это, не посрами честь факультета, вот.
Рука, которой Мартин упирался в пол, заметно подрагивала от слабости. Парень уже почти шептал: «вот вроде и все сказал».
Тео кивнул и поднял руку.
Темный сделал еще пару шагов – так, чтобы загородить Грас обзор своими большими крыльями. Раздался быстрый хрип и хруст, а потом – неприятный тупой стук, хорошо... Узнаваемый стук ударившегося оземь тела.
Архангел опустил чистую руку.
- Ты новенькая, значит?
Темный повернул голову, не двигаясь с места. Грас был виден преподавательский профиль и скошенный на нее темный зрачок.
- Одно из главных правил Академии: убивать друг друга в ее стенах запрещено. Отнявший жизнь должен отдать что-то равноценное, принадлежащее ему. А теперь иди. Мне нужно вызвать… Других преподавателей.
И не забудь подарок.

Квест успешно завершен.
Полученные повреждения: несколько ссадин и крупных синяков.
Результат пройденного квеста: веер (дайс + 1), до того являвшаяся собственностью эльфа со Светлого факультета.

Отредактировано Нанд (2016-01-05 22:37:31)

+1

80

Грохот копыт по каменным плитам пола коридора.
Грохот сердца, бьющегося, кажется, в ушах.
Эти два грохота, кажется, заглушали всё, оглушали, не пропуская интервентов, которыми являлись другие звуки.
Рассекаемый воздух был похож на ветер, овевающий лицо, отбрасывающий назад волосы, ласкающий конскую шкуру. Но при этом пахнущий опасностью, говорящий, что в конец пути будет не самым лучшим, но Призрак старалась об этом не думать, гнала эти мысли, хоть и понимала самоубийственность этой своей выходки.
Если честно, Грас даже не видела, куда бежит. Поняв, что затормозить не выйдет – скорость набрана приличная, резко не остановишься, - она закрыла глаза и неслась в слепую, очень надеясь на везение. Ну и на то, что какие-то высшие силы, судьба или что-то ещё её всё-таки любят. Потому о том, что могло случиться, она не знала. Догадывалась, шкурой чуяла опасность, но не знала точно.
Удар.
То, к чему она стремилась внезапно не облегчило ситуацию. Да, вскрик заставил открыть глаза, чтобы обозреть происходящее, но…
- …!
Лучше бы не видеть – только хуже стало.
Увиденное отправило кентаврийку в ступор. Девушка стояла на месте, слабо понимая, что происходит, где она сейчас. Содеянное давило, заставляя испуганно вздрагивать. В желудке поселился холодок, сковавший не только его, но и все остальные органы.
Я же… не хотела его убивать… - не смотря на то, что какая-то часть её была за то, чтобы втоптать Тёмного в каменные плиты пола, сама Призрак и не думала о таком. – Я же хотела…лишь время выиграть… отнести эльфа в лазарет…
Явление архангела оставило её безучастной. Просто ещё одна фигура, ещё одно существо, могущее представлять опасность, могущее убить… Всё равно.
Чужие слова доносились издалека, но это были лишь звуки, не желающие складываться во что-то, имеющее смысл. Просто назойливый шум. Хотя вроде переговаривались друг с другом, вроде бы и к ней обращались.
Какая разница?
Сквозь оглушение до разума дошли слова «возьми веер», но основная часть «прощания роханца с конём» прошла мимо «лошади».
Ноги отчаянно подкашивались. Хотелось опуститься прямо тут на пол да так и остаться сидеть. Или лежать? Не важно, но двигаться куда-либо точно не хотелось. Внутри было пусто, словно у нищего в кладовке. Будто события, случившиеся минуту назад, провели черту, отрубающую всё, что было, всё, что имело значение…
- Я всего лишь заблудилась… - Грас была уверена, что пробормотала эти слова негромко, себе под нос. На деле же, должно быть, лишь обозначила их движением губ.
Шаг дался тяжело и сделан был через силу, через «не хочу» и матерные вопли мозга, требующего оставить его в покое. За веером пришлось опуститься на колени – иначе дотянуться до него не получалось. Снова на ноги и в освещённый и более «цивилизованный» коридор.
За действия синьорина Эр’Тиерро сейчас не отвечала – действовала на автомате, так что архангел и нах её послать мог – Грас ушла бы, даже не уточнив адреса. Просто не понимая, что делает и зачем. И делая всё очень медленно, словно по венам течёт не кровь, а тормозная жидкость.
Цок-цок, цок-цок – стороннему, наверное, показалось бы, что тот, кто издаёт это цоканье смертельно устал. Не сказать, что он будет совсем уж неправ, но всё же некоторая степень заблуждения бесспорно будет.
Грас казалось, что всё, что происходит в коридоре, по которому она идёт, не может её каким бы то ни было образом задеть. Она не знала, куда идёт, не понимала. Для неё все коридоры стали одинаковыми – серыми и мёртвыми в пыли и паутине… не смотря на то, что прибраны и ярко освещены лампами.
Взгляд упёрся в ближайшую дверь, на которой поблёскивало «10. 1 – Грас’Эро Эр’Тиерро, 2 – Салли Монтэг». Призрак не сразу поняла, что нашла своё прибежище. Даже написанное воспринялось ею со скрипом и дошло до разума нехотя.
Слава тебе, Яйца! - выдохнула кентаврийка, когда глаза достучались-таки до мозга с требованием принять информацию на обработку. А после обработки Грас устало помотала головой и толкнула дверь в общий для двух комнат коридорчик.

→ Комната 10.2 Квест [Тени за спиной][Грас'Эро]

Отредактировано Грас`Эро (2016-01-06 23:57:55)

0


Вы здесь » Потерянное поколение » Этажи заклятых » Коридор