.
Хватило мига, чтобы все исчезло
Мига в целое столетие



Он обитал в Статере, но присутствие его простиралось и за ее пределы, проникая в самые дальние уголки мира реального.
И являлся он в некотором смысле Властелином Всего Сущего, хотя у другого также имелись основания претендовать на сей титул - права его соперника были ничуть не менее прочными и обоснованными, поскольку никто не мог отрицать факта существования и его Владений.
Вселенная не знала более подобных существ.
Обоим давали тысячи имен и прозвищ, однако самыми распространенными стали очевидные факты: Великий Светлый и Великий Темный. Ненависть их друг к другу не знала предела, однако напрямую вступить в войну они не могли - это значило бы конец всего Сущего. А потому пешками в их Игре стали все остальные обитатели Статеры, что должны были перейти на одну из сторон, принимая на себя их Волю, Гордость и Гнев. Таким образом Вселенная находилась в Равновесии, и оба Мира были спасены.
Случилось непредвиденное.
Благодаря невероятной, непостижимой случайности возник Третий.
Получивший великую Силу.
И великое... безумие.
Третий вступил в Войну.
Великий не должен освобождаться от оков прямого невмешательства, иначе... Статера была уничтожена.
Выжили немногие.


Он двигался среди обломков разбитых сущностей - в прошлом обитателей Статеры.
Он мог превратиться в мужчину или женщину, отправиться в любое место, но тогда еще неизменно предпочитал черный плащ с капюшоном, скрывающий поразительно хрупкую фигуру - мельтешение белого в мрачных тенях.
В уничтоженной Статере царили сумерки, однако Темный отбрасывал непроницаемую, нереальную тень, словно за ним неизменно следовал кусочек вечной ночи. Внезапно перед ним возник невиданный элемент извечного света - оседлав своевольный ветер, прилетел белый мотылек и легко вспорхнул на вытянутый палец существа.
Сложив крылья, мотылек издал короткий, полный совершенной гармонии звук.
- Мы не должны так все оставлять, - тоненько пропел он, окруженный хрупким белоснежным облачком.
- Должно быть, ты что-то напутал, - отозвался Темный. Его голос прошелестел мягко, точно шорох сумрака, и едва слышно, точно умирающий рокот созидания.
Мотылек опустил крылышки и снова взметнул их вверх.
- Нет.
- Никто сюда не приходит, нам негде взять фигуры, - ответил Великий и на миг в его лишенных зрачков глазах возникла презрительная гордость. - Ты предлагаешь закончить...
- Я предлагаю начать.
- Как это понимать?
Великие приблизились к вершине холма, ставшего курганом Третьему.
Казалось, сама Статера отвергала это проклятое место - последним пристанищем тому стала холодная равнодушная мерзлота, без света и без тени.
Вечное Ничто.
- Я встревожен. Что ты предлагаешь?
- Смотри же.
Прямо перед ними начала медленно подниматься груда скелетов и металла - кости, пружины, ремни постепенно превратились в чудовищную конструкцию, к которой притягивались и занимали свои места, словно части головоломки, куски пластика, металла, плоти, стекла и дерева.
Неожиданно на них хлынул поток Света и Тьмы, который тут же превратился во врата, выходящие в яркий городской ландшафт.
- Мы должны кое-что найти, - закончил фразу Светлый.
- Новые фигуры, - эхом отозвался Темный.

Чтобы закончить Войну.