Не смотря на относительно ранний час для наступления ночи, было темно так, хоть глаз выколи – настолько плотно свинцовые грозовые тучи затянули небеса Статеры в этот очень поздний вечер. Порыв ветра, прилетевший со стороны военного лагеря, окруженного пышными высокими зарослями, принес с собой целую гамму запахов и ароматов. Длинный розовый язык облизнул нос и скрылся. Круглые уши, за каждым из которых начиналась длинная черная полоса, спускающаяся на шею и доходящая до горла, были настороже и ловили каждый  доносившийся звук. В лагере готовились встретить непогоду. Время от времени до чуткого тигриного слуха оборотня доносились непечатные эпитеты, не уступающие им же, звучащим в какой-нибудь портовой таверне. Где-то вдалеке мелькнула вспышка.
Раз… Два… Три… – на автомате считала про себя Инанна.
Она так делала с самого детства. Тогда Степь боялась грозы, но продолжала с замиранием сердца вести отсчет в ожидании раскатов грома. Только сейчас, по прошествии пары сотен лет, она, конечно же, не побежит прятаться под кровать или завернувшись на ней под любимое одеяло и затыкая уши.
Грома не последовало. Тигрица сидела в засаде, устроенной достаточно близко, чтобы слышать о том, что происходит в лагере служителей Темного Великого. Для опытной разведчицы это было дело привычное. А сама между делом думала о том, какая сволочная штука долг. Ей бы сейчас лежать в гамаке, привязанном между двух деревьев во дворе, и, как уважающей себя кошке, беззаботно дрыхнуть. Да, вот так просто. Лежать и дрыхнуть. За последние несколько лет на службе в разведке Великого Светлого Инанна уже позабыла что такое спать глубоким сном без риска, что тебя неожиданно поднимут и отправят на очередное задание Во-Имя-Великой-Цели. Тем не менее, к делу Степь подходила всегда ответственно и справлялась весьма успешно.
Чертова война! Скорее бы она уже закончилась…
Из лагеря, с ближайшей к тигрице стороны, вышла парочка темных эльфов, готовящихся сменить караульных, ходящих по периметру лагеря. Они отошли немного в сторону, повернулись спиной и стали «помечать территорию».
- Дождь собирается. Почему в нашу очередь делать обход?
- Так сложились звезды. Скажи спасибо, что легко отделался! Заснуть на посту! Ну ты дал!
- Да я тебе говорю мне подсыпали что-то! Диверсия!
- Скажешь тоже. Ладно, пошли.
Караульные вернулись к лагерю и, сменив другую пару, начали обход.
И кто таких на службу берет?
В по-ночному темном небе вспыхнул росчерк молнии. Не успела оборотень мысленно сказать: «Раз…», как раздался гром и, словно по заказу, начался самый настоящий ливень. В этот момент просидевшей несколько часов в засаде тигрице хотелось мысленно послать тысячу проклятий на рогатую светлую голову. Или темную.
Дождь. Просто прелесть. Только его мне не хватало для полного счастья. Тоже мне Великие… Тучи разогнать не могут… – проворчала мысленно Инанна.
Выбора не было. Задание есть задание и его надо выполнить. Приказы на войне не обсуждаются. Хотя окончание войны тоже ничего не изменит – разведка не дремлет и в мирное время. Меж тем Степь продолжала наблюдать за лагерем.
Через какое-то время разведчица увидела как «караульные болтуны» снова проходят мимо. Вдруг уши навострились и поймали звук взмаха маленьких крыльев. Небольшая летучая мышь грохнулась посередине, между караульными и местом засады разведчицы. К ее лапке было что-то прикреплено – то ли послание, то ли свиток или сверток.
Вот оно!
Степь начала осторожно, короткими шагами, часто припадая к земле, приближаться к «добыче». В это же время темные эльфы остановились, обернулись.
- Иди посмотри что там черт принес.
И один из них направился к зверьку, стараясь не поскользнуться на размытой дождем земле. Инанна поняла, что не успеет раньше караульного и, затаившись на расстоянии прыжка от цели, приготовилась напасть. Когда темный подошел и нагнулся к летучей мыши – та лежала на земле с порванным крылом и измотанная -, полосатая кошка всеми своими двухстами килограммами грациозным прыжком взмыла вверх и приземлилась на бедного эльфа, ломая ему позвоночник. Бедняга не успел даже повернуть головы. Тигрица приготовилась прыгнуть на второго темного, но еле успела отскочить в сторону с летучей мышкой в зубах от двух серебряных метательных ножей, воткнувшихся в землю в том месте, где она стояла.
- ТРЕВОГА!!! – что было силы крикнул оставшийся в живых ловкач, выпуская в воздух огненный шар.
Вот же мефово отродье! – ругнулась про себя Инанна, приняв полузвериный облик. Девушка отцепила послание, засунув его под одежду, и запустила тушкой в темного эльфа. Пепельнокожий отбил ее рукой, припомнив мефову мать. От следующего метательного ножа оборотень увернулась, а другой отбила кинжалом, двигаясь по направлению к противнику и сокращая дистанцию. Темный запустил еще один метательный нож левой рукой, а в правой уже сжимал серебряный меч. Не смотря на то, что тигрица упала, сделав  вид, что поскользнулась, проехав на пятой точке по земле до эльфа, серебро ножа обожгло правое предплечье. Темный отскочил назад и поскользнулся. Тигра сделал перекат и, как раз, когда караульный встал, быстрыми движениями когтей передних лап, распорола ему живот. Эльф выронил меч и, придерживая вываливающиеся кишки, осел. Инанна гуманно прикончила остроухого, перерезав горло.
Не теряя времени, тигрица побежала прочь, скрываясь в защитной темноте.

Посреди военного лагеря Его Светлейшества выделялась огромная палатка с большим навесом. Охранялась она личной стражей Светлого Апостола, командира светлых вооруженных сил, Лайталиона Отважного. Говорят, что этому светлому эльфу в военном деле, стратегии и тактике практически нет равных. Инанне же было на эти заслуги как-то фиолетово. Может, он и смыслил в военном деле, а также красив, обладает привлекательной фигурой и притягательным голосом, но как он ее раздражал своими плоскими, пошлыми и, часто, неуместными шуточками.
Лайталион стоял возле огромного стола, на котором была разложена тактическая карта местности, и смотрел на нее, поглаживая свой совершенно лишенный какой-либо растительности подбородок, когда откинулся полог и в апартаменты вошла тигрица в полузвериной форме. Вид у нее был тот еще – вся мокрая, грязная, волосы облепили морду.
- Ты никак в морские котики решила податься? – хохотнул Отважный, довольный своей шуткой.
- Перехвачено послание в лагерь темных. – проигнорировала она подколку, подошла к командиру и протянула потрепавшийся в дороге свиток. У Инанны не было ни желания, ни сил отвечать на провокацию остроухого юмориста. Светлый схватил послание, развернул и принялся читать, позабыв о существовании разведчицы. Не спрашивая разрешения, Степь развернулась и вышла в ночь.

Отредактировано Инанна Степь (2013-08-04 20:36:35)