http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/25158.css
http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/78127.css

Потерянное поколение

Объявление

Добро пожаловать на FRPG Потерянное Поколение NC-21

Дата на Земле:
10-20 августа 2016


Погода:
Аномальная жара в отдельных районах Академии.


Обратите внимание:
На форуме проходит сюжетный эпизод.

Правила
Путеводитель
Список персонажей
Магия
Расы
Акции и заявки
Организации/вакансии
Шаблон анкеты
Вход на Светфак
Вход на Темфак
Добавить расу
Стать преподавателем

Админы
ЛасМэриАльваро


Тамада
Алесса

Пиарщик
Тюдалеж

ГМ
ЯнаНандГестДэниэльАделаида

Дакота

Требуется
Пиарщик, дизайнер

19.11.17: Целый дроу Мартин прибыл в Академию на первый курс Темного факультета! Новый год - новые нелюди!
19.11.17: Да здравствует природное многообразие! Приветствуем Темную чернобурку Риц со второго курса!
16.11.17: Ноябрь не без новых лиц. Приветствуем Балора, демона с четвертого курса Темфака!
26.10.17 Г-н Стайн нервно курит в сторонке, в печать выходит издание жутких (а это значит повседневных) академных баек, спешите принять участие в хэллоуинском ивенте!
09.10.17: Начало октября, самое время поздравить с прибытием в Академию элементаля Тенмерта!
19.08.17: Поколение с радостью приветствует повелителя котлет и хозяина компота Ценваля!
16.08.17: На первый курс Светлого факультета приполз наг. Добро пожаловать, Макс!
11.08.17: Приветствуем Орнеллу, рубинового дракона на Светлом факультете!
08.08.17: В Темном гимнасии Шевер'Дима демоническое пополнение. Добро пожаловать, Тирас!
07.08.17: Приветствуем на Темном факультете Мелиссандру, кровавого демона!
31.07.17: В последний день июля под крышу Академии пришла ангел Сенди, добро пожаловать!
01.06.17: А вот и первый день лета, Потерянные! Те, кто не совсем еще зашился в экзаменах, милости просим на период летних обновлений, которые нам наобещал товарищ Лас. Все желающие могут поучаствовать в жизни форума и внести свою лепту.
19.05.17: А в Академии появилась долгожданная милашка Оля, она же - Коя, зомби со второго курса, добро пожаловать!
28.04.17: Первый курс пополнился парой близнецов Алигьери, приветствуем их!
23.04.17: В Светлом гимнасии Бестегульда пополнение в рядах подмастерьев. Риведи, добро пожаловать!
17.04.17: Приветствуем еще одного чистокровного оборотня на втором курсе. Добро пожаловать, Итран!
30.03.17: Пополнение пришло в лице сразу двух очаровательных девушек - химеры Айнэ из гимнасия и дракона Натали из Академии, приветствуем их!
21.03.17: В Дамнуме появился второй из трех самых влиятельных Мастеров Стихии - Бестегульд. Добро пожаловать!
08.03.17: Прекрасные дамы, поздравляем вас с весенним праздником! Весь март активные женские персонажи могут получить неожиданный сюрприз от АМС прямо посреди отыгрыша. Продолжайте и дальше радовать нас своей игрой и очаровательными образами!
23.02.17: Воины Света и Тьмы, принимайте поздравления с 23 февраля. Астрологи объявляют +1 к дайсу до конца недели для персонажей мужского пола.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Потерянное поколение » Лекции и факультативы » Лекция: Познание стихий I (1 курс, 1 группа)


Лекция: Познание стихий I (1 курс, 1 группа)

Сообщений 21 страница 40 из 55

1

http://i72.fastpic.ru/big/2015/0914/89/704fa5a73f1c5286da2473c488230089.jpg
Название темы: "Лекция: Познание стихий I (1 курс, 1 группа)"
Открыт: 14/09/2015
Закрыт: -/-/-
Преподаватель: Шакс Льеккьо
Студенты: Ману, Грас`Эро, Гест, Дион, Ферлос Бафирус, Арториас, Винсент, Лана Близзард, Эрика
Место проведения: Кафедральное крыло, аудитория 601


Время в аудитории: 21:00
На входе в аудиторию действуют следующие заклинания:
- защитное заклинание "Укрощение зверя" (модификация "Морфея"), пройдя через которое оборотни, демоны, элементали, драконы и прочие обладатели второй ипостаси возвращаются к более безобидному человеческому облику.
- бытовое заклинание "Облачение" (модификация "Созидающей длани"), переодевает входящих в черную мантию.

Сбор студентов будет проводиться до 20 сентября. Все опоздавшие на лекцию не попадают. Первокурсники, не прошедшие первую лекцию, не допускаются к заклинаниям и дуэлям.

0

21

Нет, он определённо забавный. Едва ли он из какого-то крупного индийского города… хотя, кто знает? Ладно, захочет – расскажет сам.
- Не боись, не ошибаешься. – улыбнулась тавра, располагаясь на полу. – Лошадь - не корова какая-нибудь и не коза, рогов не имеет. Единорогов, которые и являются рогатыми лошадьми,не существует. На Земле, по крайней мере. Разве что в европейских сказках и легендах, но не на самом деле. Тут-то могут быть варианты, наверное… Меня зовут Грас’Эро. Я из Испании.
Она бы с удовольствием положила на него попону потолще и, может, не одну, чтобы точно не простудить ничего, но этого, увы, не было. Пришлось удовлетворяться тем, что есть.
Я даже блокнот и ручку или карандаш не взяла! Склеротичка!
Фыркнув про себя, Грас развела руками. Мысленно. Ну не взяла и не взяла, что уж теперь сделаешь. Не стреляться же из-за этого, придётся запоминать, если получится.
Народу прибавлялось. Среди них было по крайней мере одно знакомое лицо, правда, выражение этого лица было такое, что Грас предпочла бы держаться от него подальше.
Это на него события в лазарете так подействовали? Кому-то надо к психологу. Или сразу в дурку запихнуть как социально опасный элемент…
Грохот заставил Призрак вздрогнуть и повернуться в сторону нового знакомого, сверзившегося с лавки.
Господи, он же ушибся… с другой стороны, нечего было пытаться сесть на лавку, которая таврам едва ли подходит. Нам, скорее, пуфики нужны. Или что-то вроде того.
- Нууу… да, но вам-то это не мешало. – ответила на замечание тигротавра конедевушка. – И вы там поместились – мне на такое рассчитывать не приходится. Потому придётся располагаться, где и как есть… как думаете, стоит навести местных на мысль о трубах с горячей водой под каменной кладкой пола, чтобы был хотя бы намёк на тёплый пол?
Явление старосты народу не произвело на тавру впечатления. Ну староста и староста. Главное, имя запомнить…
Эрика Ист…Ист Эрика… ИстЭрика… Истерика. Не сложно запомнить. Хорошо, если эта Истерика меня по ходу обучения до истерики не доведёт – мало ли…
Следом за последними учениками, в аудиторию вошёл…подросток. Призрак, бесцельно оглядываясь по сторонам, увидев его приподняла брови.
Урок будет вести ребёнок?
Однако, стоило «ребёнку» заговорить, Грас предпочла заткнуться. Едва ли стоило шутить на тему внешности учителя. Тавра нюхом чуяла, что это чревато последствиями – от вошедшего «подростка» так и тянуло кровью, что интересоваться на тему компетентности «мелкого» относительно обучения курса не стоило. Осторожность и инстинкт самосохранения вопили об этом едва ли не в голос.
Оставалось только слушать, тем более, что властный голос мастера Шакса не оставлял шанса не услышать.
Увидеть ауру окружающих… Сказать честно, Грас сейчас и окружающих-то с удовольствием не увидела бы, не то, что их ауры, но что делать? Не похоже, что тут практиковалось домашнее обучение. Потому Грас старалась. Сосредотачивалась, правда, с трудом, но пыталась. Толку – ноль. Только чуть не заработала косоглазие, но увидеть ауры не выходило.
Белогривая расстроенно цокнула языком и попробовала ещё раз.
Инстинкты работали на полную, нюх – тоже, а вот то, что должно было показать ауры – нет.
Может, у меня нет способностей к магии и я зря напрягаюсь?..

+2

22

И Озимандии. Стоило Диону проявить активность и сдвинуть свои пушистую аристократичность на встречу латентным эксбиционистам и сомнительным практикам экспериментальной йоги, как мир вокруг тоже решил сдвинуться и двинуться. Поток пребывающих студентов разрастался подобно шквалу воды, пробившему плотину на водохранилище. Приходили новые лица и не слишком лица, заполняя свободные места, преимущественно тяготея к последним партам.

Все университеты одинаковые…

Сентенцию прервал набатный колокол грохота – рогатый, сохраняя флегматичность индийской коровы, изобразил падение лондонского моста. Довольно натурально. К счастью, никого не задев рогами и копытами. Магия, нелюди, другие миры: перед законами физики и в особенности логики равны все.

- Думаете, электричества мы здесь не увидим даже в виде крестика и ложки в куске картофеля? Вообще, ещё в Древнем Риме не брезговали системой центрального отопления за счёт горячего воздуха, циркулировавшего в полостях стен, - Дион, хотя и не ощутил холода за всё время пребывания в замке, театрально передёрнул плечами, продолжая разговор с кентаврийкой. Её, как и тигра, низвержение рогатика не удивило, - Замечательно, что здесь хоть до смесителей додумались. Не хватало ещё английских раздельных кранов в ванной комнате.

Тавр за время двух визитов в ванную комнату успел оценить её оснащение и теперь задумался о вопросе нагрева воды – он осуществляется как в цивилизованном мире или под зданием сидит в пещере дышащий пламенем на чугунные котлы с водой дракон. За время короткого разговора аудитория почти заполнилась, и маленькую компанию начинал охватывать гул соседних голосов. Перед точкой переполнения помещения обрисовался ещё один знакомый по месту злаключения – единственное фундаментальное отличие от прежних мест обучения Диона.

Местная староста отличалась и от школьной и уж точно от университетской в группе юноши, приятно радуя глаз, но на этом, скорее всего, радости заканчивались. И начиналась сплошная долговая яма за созерцание прекрасного и обольстительного. В главном она всё равно оставалась старостой – она что есть, что нет. И короткая речь, призванная расставить точки над всеми существующими во всех вселенных i, вполне дала это понять. Но человек – это не староста, а староста – не человек. Другими словами, а почему бы и не посмотреть? Дион проводил взглядом самоуверенную, но притягательную генерируемым хаосом особу до занятого ею места, ожидая ответа от кентаврийки и какой-либо реакции от гавроша, не слишком обращая внимания на продолжавшиеся мучения антилопы и воистину гомерические скрипы парты…

Пустота. Вязкость. Липкость. Ничтожность. Обволакивающая и вдавливающая в землю всеобъемлющая власть. Чувства старой выцветшей марионетки, которая на многократно завязанных нитках нелепо дрыгается на аляповатом фоне под зацикленную глупую мелодию в дешёвом бессмысленном сюжете, а после валяется на складе и кормит крыс. Мерзкое ощущение. Знакомое ощущение. Дион был готов увидеть высокого франта, спускающегося по дорожке последнего блика, утонувшего в скайнлайне солнца. Но вперёд вышел мальчик. Юмор Энн Райс был знаком и местным божкам.

Не встречая сопротивления тела и сознания, тавр вернулся к своему месту и занял участок по-прежнему свободного пола - повторять его гимнастику для хвоста и двигать скамейки больше никто не захотел. Лекция ровным потоком устремилась в разум, бесцветный властный голос, наверное, уже тысячелетия вещал прописные для текущего мира истины толпе скучных для него учеников. Пустая пустота и бездная бездна растекалась из уст создания, больше всего напоминавшего механическую фарфоровую куклу, какие столетие назад изготавливали искуснейшие европейские мастера во имя прихоти монархов. Её ничто не могло удивить, ничто не могло поколебать или отвлечь. Могло ли быть наказанием вечное существование ничем для никого, двигаемое в перёд проржавевшей шестерёнкой заскорузлого долга?

Информация отливала пользой с налётом сожаления. Сообщать о таком надо заранее, а не спустя несколько часов шока, страха и беспредельной неопределённости. Тем более на главный вопрос из одного слова – зачем – существо не ответило. И задавать его бессмысленно. Диону предоставят тысячи убедительных доводов и ответов, и ни один его не устроит. Тем более самый близкий на взгляд графа к истине: потому «Великие» смогли и захотели, если и прозвучит, нравился тавру меньше всего. Бескрайняя власть рождает бескрайние прихоти и желания, на удовлетворения которых не хватит даже вечности, будь она вся целиком в твоём распоряжении. И тавру, окружённому всю свою непродолжительную жизнь состоятельной и родовитой толпой, это было прекрасно известно.

Пелена спала. Покрывало сдёрнули с клетки попугая и нагло заявили: «Птичка, говори!». И птичка говорит, превозмогает, старается, учится. Её не спросили и поставили перед фактом, а перед носом машут чёрствой печенюшкой. И сколько фальшивых нот дозволено в кутерьме имитации?

Тавр посмотрел на своих соседей. На лавке рядом с ним робко сидел человек с широкими крыльями. Оттенок перьев переходил от белого в бледно-фиолетовый и выцветший пурпурный. В одной игре у Диона был персонаж с похожей фурнитурой. Крылатое создание старалось не смотреть на тавра, а сверлило спину впереди сидящего землистого цвета широкоплечего амбала. Орк, он и в дурдоме орк.

Тигротавр повернул человеческий торс и склонив голову набок, попытался разглядеть в соседе нечто неясное и незримое. Но единственное, что он почувствовал, а вернее увидел, это белые пятная в спектре взгляда, словно смотришь на тусклую лампочку в пыльном абажуре. Тем более из головы не выходила фраза про дикость тавров. Хорошее начало.

Хотя из той же падучей антилопы дикий зверь, как из Даль член Папской курии.

Отредактировано Дион (2015-09-23 20:59:57)

+3

23

По мере наполнения зала для лекций шум от разговоров, обсуждений и переругиваний студентов возрастал. В какой-то момент Гест поймал себя на желании зажать уши руками и забиться куда-нибудь в темный угол, как можно дальше от всех присутствующих. Так же напрягали мешанина светлых и темных, их дружелюбное общение друг с другом. В Дамнуме такое тоже бывало, но все же чаще встречалось ровно противоположное. Хотя, кто он такой, чтобы осуждать? Ведь совсем недавно сам столкнулся с троицей темных и, что удивительно, все еще жив.
В разговор о непонятных для него животных (животных же?), лошадях, он предпочел не вмешиваться. Все равно ничего умного не скажет, а вот внимательно прислушиваться и запоминать ему никто не мешал.
Монстрик ответил на вопрос о том, кто же их создал, но лучше бы он молчал, честное слово. Названое имя ничего не говорило, уважительное Мастер он перед ним не добавил, но потом почему-то заговорил о Богах.
- Ты хочешь сказать, что вы такими родились?
Нелепое предположение, если бы они такими родились, то наверняка были бы и другие, взрослые, которых он мог бы встретить в городе. А он ничего подобного ни разу не видел, а значит они не могут быть естественными. Или их создал кто-то из Великих? Это ведь их земляне величают Богами. Но откуда тогда такое странное имя? Мда… Загадка.
Пока мальчик размышлял его новый знакомый решил… Поиграть на нервах окружающих? Проверить прочность мебели? Почесать спину? Истинные намерения остались для Геста загадкой, так как он все же зажал уши руками и отполз по лавочке на другой конец, спасая себя от ужасной лавины звуков, обрушившейся на него. Видимо, этот скрип стал последней каплей для его организма, к ноющему животу добавилась головная боль. Пока приступ был не сильный, но звереныш знал, что со временем ощущения будут нарастать и не прекратятся, пока он не поспит. Этот факт вызывал досаду. На нем быстро заживали внешние повреждения типа царапин, вон от недавних рассечений камнями уже остались небольшие болячки, которые тоже скоро сойдут, а вот внутренние боли, типа все того же живота или синяков, не хотели пропадать с такой же легкостью. Заметив, что телодвижения монстрика прекратились, Гест выждал еще немного времени и переместил пальцы с ушей на виски, прикосновение холодного всегда немного отгоняло неприятные ощущения. Когда к ним подошел полосатый парень, он уже снова мог воспринимать окружающую действительность, вот только придвигаться ближе все еще не спешил, кто знает, что еще способна выкинуть эта жертва эксперимента.
Какая разница чему будут учить? Важен уже сам факт, а там чтобы не рассказали, все будет ценно.
Время от времени Гест поглядывал на дверь, ему было интересно гадать кто же следующим перешагнет порог и когда появится староста их группы. Она же должна появиться? Момент, когда в комнате оказался кровавый дракон, остался не замеченным, а вот появление еще одной представительницы тваре-людей привлекло внимание. Еще бы! Необычного цвета девушка, еще не до конца войдя в дверь, начала что-то говорить и совершать какие-то странные телодвижения, и ладно бы, как многие до нее, удивилась или испугалась появления черной одежды. Так нет! Ее пламенная речь была обращена к пустеющему месту Мастера.
Странные они! Похоже Великий действительно что-то с мозгами в их головах напортачил.
Обстановка в лекционном зале на удивление была довольно мирной, если не считать поругавшихся за место демонов, но и они не пустили вход ничего, кроме бранного слова. Звереныш все равно нервничал и с опаской поглядывал на темных, он ведь ничего не умеет, только прятаться да убегать, а от такого монстра, как полосатый юноша, даже это не очень-то удастся. Появление Эрики стало для Геста струёй свежего воздуха. Она уже ему знакома, она староста, а это что-то да значит, и она намного дольше него в Академии. А еще с момента, когда девушка вошла в комнату, он начал предвкушать какой-нибудь номер в ее исполнении. И дождался. Демонесса поднялась на мастерское возвышение, представилась и оповестила всех, что является старостой их группы, вот только практически никто не обратил на нее внимания и, что удивительно, этот факт не расстроил девушку. Она целенаправленно пошла в сторону Геста, щелкнула его по лбу и наклонилась, чтобы что-то прошептать на ухо. Зверенышу пришлось зажмуриться, чтобы невольно не подглядывать за край ее кофточки, так и маячивший перед глазами, даже будучи облаченной в одежду, как и все, Эрика оставалась Эрикой и ее черная тряпочка не скрывала достоинств. А уж после слов девушки он пылал как маков цвет. Хорошо, что она догадалась сказать это ему тихо, а не объявила на всю залу. С нее бы сталось совершить подобное. Пока демонесса устраивались рядом с мальчиком поудобнее, он смотрел в окно, пейзаж уже не привлекал его, но это был самый простой способ успокоиться и не светить красной мордашкой на всю аудиторию.
Некоторое время спустя, когда он снова разглядывал собравшихся в комнате существ, к их разнообразной компании присоединился ребенок, выглядящий еще младше Геста, звереныш еще успел подумать: "Сейчас начнется", а потом наравне со всеми, подчиненный воле Мастера, внимательно слушал и запоминал то, что он говорит. Пока магия действовала, в голове мальчика отсутствовали все мысли, он не помнил, что надо анализировать получаемую информацию, или что у него должно быть какое-то отношение к происходящему, что он может испытывать эмоции. А вот в момент, когда гипноз высшего вампира отпустил его сознание, все то, что копилось, пока Мастер говорил, хлынуло в его несчастную голову и принялось там толкаться укладываясь по своим местам. Он даже чуть слышно застонал и снова положил холодные пальцы на виски.
Гадство! Как же больно!
Некоторое время звереныш позволил себе страдать, а потом до него пробилось осознание, что он упускает возможность задать вопросы. Мальчик поднялся со скамейки, уважительно поклонился и спросил то, что его интересовало с момента попадания в стены академии:
- Мастер Льеккьо, можете, пожалуйста, озвучить правила для тех кто их не читал? - Гест невольно покраснел и спрятал лицо за челкой, низко опустив голову, он стеснялся при всех говорить о том, что он не обучен ни читать, ни писать. Но получить эту информацию из достоверного источника было важнее.
Его товарищи во всю практиковались, это было заметно по у кого зажмуренным, у кого прищуренным, а у кого и широко распахнутым глазам. Зверенышу же не было надобности проверять свои умения, Дамнум намного большее поле для практики, чем небольшая группа студентов в Академии. А необычные ауры монстриков он уже успел рассмотреть, пока они ждали Мастера, причем как в темном, так и в светлом варианте.
Был у Геста еще один вопрос, который так и вертелся на языке, но его он решил, если получится, задать, когда остальные уйдут, а пока наблюдал за окружающими и обдумывал слова Мастера Льеккьо.

Отредактировано Гест (2015-09-24 00:29:47)

+2

24

Вроде и не падал, но...
- Ману.
Он посмотрел на окружающих его незнакомых ребят и ощутил неловкость за то, что так беспардонно оказался в центре внимания, да еще и в такой непотребной ситуации. У себя в деревне бы он точно забился в дедову землянку и не выходил оттуда, пока его падение в лужу не забудется в черствых детских головах. Однако, сейчас над ним не смеялись, а кое-где проклевывалось даже сочувствие. Только это все равно не сделало Ману увереннее.
- Я всегда думал, что родился двуногим, - отвечал тавр в процессе усаживания своего шерстистого тела в более удобную позицию на полу. - Но не мог же я совершенно случайно отрастить себе еще одну пару ног? Если бы я что и отращивал, то крылья. С ними полезно. И хорошо, наверно, с крыльями.
В аудиторию как раз зашел самый настоящий язат. То, что оперение у него было цвета беззвездной ночи, Ману не смутило. Никто же никогда не видел язатов в живую, может, у них и не белые перья вовсе. Для Ману мир становился понятнее, когда в нем объявились и эти существа. Дэвы и язаты... Знай бы юный индус, что попадет в место схождения войск Ангра-Майнью и Ахурамазды, заранее бы помолился и принес в храм Светлого Начала пожертвование. Очень не удобно получилось.
А, вот и Лана. Лана была очень печальной, и светлый первокурсник проглотил приветствие, не зная, как себя вести. По всей видимости, девушке было до сих пор больно... Неважный из Ману защитник прекрасного пола вышел.
Громкая рогатая девушка очень напомнила Ману его американскую знакомую. Прямо копия. Если бы именуемая Эрикой Ист еще добавила в конце фразы вопросительное "окей?", Ману бы даже сказал, что это не Эрика вовсе, а Беки, переодевшаяся в черный балахон.

Ману показалось, что он услышал приказ садиться, но все, что он мог - плотнее прижать хвост к полу. Что он и сделал. Наверно, это считается за "сесть", хотя в сущности, ничего не поменялось, Ману по-прежнему для себя "стоял", и это было для него странно. Загадочным был и мальчик, любезно поприветствовавший их в новом мире. Да, действительно, это новый мир. Перерождение вывело Ману в высшие сферы, где обитают боги, и он должен быть благодарен за этот дар. Тавр даже на секундочку возгордился тем, что имеет право здесь быть и лицезреть всех этих великих созданий так близко, что можно потрогать руками. На это, конечно, Ману никогда не решится. Священные порождения Безначального Творца требуют более трепетного к себе отношения, грешно даже думать о том, чтобы родниться с ними и пить из одного источника.
Ману помотал рогами. Ему как будто привиделось, что он подобно зверю склоняется к водоему и пьет оттуда воду. Не очень изящно это выглядит со стороны, когда вместо нормальной оленьей головы у тебя человеческое туловище.

"Великий Светлый Демон" для такого, как Ману, звучало вполне правильно. Демоны и боги имели обще происхождение, и хотя Ману не разбирался в тонкостях своей веры, такой смешной для многих парадокс был воспринят тавром спокойно. Вообщем-то все, что говорил грустный мальчик, звучало приемлемо. Если Ману был вытащен в новый, высший мир Великим, то так тому и быть. Значит, такое у него, Ману предназначение, и другого желать Ману не будет, не по чину ему препираться с богами. Теперь ему уже было все равно, насколько он грамотен или безграмотен. Для удовлетворения священных желаний Великого можно ведь и попыхтеть над науками. Ману сделает все возможное, чтобы не разочаровать Арса Фобию, поручившего такому ничтожному человеку, как Ману, столь ответственное дело. Мысленно называя теперь того таинственного блондина Ахурамаздой, Ману вдруг понял, что тогда он, названный Светлым, является язатом...
Да нет же, такого быть не может. Нужно сидеть на своем оленьем хвосте и не мечтать о такой чести.
Но стало также известно, что он, Ману, может видеть ауры. В далекой стране под названием Индия это умели только йоги и ламы. Ману думал, что все-таки умели... Или лучше думать, что не умели, ведь тогда бы они видели, какой на самом деле неблагодарный сын и внук Ману. По ауре ведь видны все намерения человека, так?

Ману очень хотелось увидеть эту самую ауру подобно ламе. Он щурился, напрягался, смотрел искоса. Ему вдруг привиделось, что полоса на носу, которая не оттиралась никаким мылом, помогает ему сосредоточить взгляд на том, что находится вдали, и надо же, у того крылатого язата Ману в самом деле разглядел темно-серый ореол, окружающий юношу. Ману ждал чего-то другого... Может, плохо разглядел? Переведя мутный взор на свою новую знакомую Грас'Эро, индус не удержался:
- Ты Светлая, - неожиданно для себя заявил тавр, как будто эта новость должна была чем-то удивить девушку. Ману, чтобы закрепить успех, и остальных разглядывать стал с той же фокусировкой, но когда он смотрел на скопление ребят, эффект был не таким впечатляющим. Все смазалось в сплошные серые всполохи.
Ну вот, все испортил. Попробовать еще раз?
Кто-то даже решился задать вопрос мудрецу в теле ребенка. Ману пока в себе сил на этот подвиг не находил. Да и что ему спрашивать? Вопросы появляются, когда есть знание. Без знаний нет и вопросов, как говорил ему дед.

Отредактировано Ману (2015-09-24 16:39:14)

+3

25

Лана осталась стоять у входа. Она не хотела корячиться на лавках, как это делал Ману. Так же её не прельщал в качестве сидушки холодный и, естественно, грязный пол. Стоять ей было не в тягость. Еще будучи на земле она привыкла подолгу стоять на ногах. А тут на них стоять было еще и комфортно. Из-за роста она все равно возвышалась над всеми, даже будучи в самом конце аудитории. На зрение Лана никогда не жаловалась. Разговаривать ни с кем не хотелось, поэтому она просто стояла у стеночки и осматривала представителей того места в котором оказалась. Кроме неё тут были обладатели рогов, крыльев, хвостом. Многие были странных цветов, они спорили, толкались и смеялись. Кто-то явно кого-то недолюбливал. Это было видно по бросаемым взглядам. На её фразу при входе никто особо не отреагировал. Лану это задело, но она проглотила эту обиду, не хватало еще прям тут вспылить и затеять свару. И что бы это безобразие заметил учитель.
Никогда.
Лана не уследила за конечностями и утвердительно топнула. Благо это также осталось без внимания. Гвалт в аудитории был такого уровня, что мог бы заглушить чечетку в её исполнении. Единственная, кто приковал взгляд Близзард более чем на мгновение, была рогатая девица, уверенная в себе как монолит. Она так же как и Лана опоздала, но совершенно на это не обратила внимания. Это оказалась Эрика Ист - староста. Носик тавры сморщился, выдавая владеющие ей чувства. Есть девушки которые чувствую на интуитивном уровне с кем они не сойдутся характерами. Эрика была явно из таких. Манера движения, интонации голоса. Все вызывало в Лане раздражение.
Староста. Не повезло.
С досадой подумала девушка, вновь топая ногой. Теперь правой задней.
Пока Лана перемывала кости старосте, поток студентов успел иссякнуть. И последним кто вошел в двери оказался мальчик. Лана попятилась упираясь хвостом в какие-то полки. Тут её интуиция верещала на все лады и аккорды, о том что этого человека (человека ли?) не стоит не то что злить, лишний раз на глаза попадаться.
Это был преподаватель. Своим бесстрастным голосом он приказал и Лана тут же по собачьи села на зад. Между пятой точкой и полом осталось не больше сантиметра. Поза была неудобной и очень напряженной. Но Близзард не замечала этого. Она, будто замороженная, сидела в одной позе и только с последней фразой она поняла, насколько устала. Все четыре ноги мелко подрагивали, на лбу выступили капельки пота. Смерившись, девушка опустилась на пол. Он оказался не таким холодным, как ей думалось. К тому же она подогнула мантию так, чтобы не касаться половых досок. Вытянув вперед передние ноги, она поняла, что этого ей не хватало. Просто полежать.
Изменив положение, она стала просматривать то, что сказал преподаватель. Фразы, словно вырезанные в граните, всплывали одна за другой. Девушка не осознавала насколько полно запомнилась ей информация. Она не жаловалась на память, всегда помня то, что считала нужным. Но тут, без её ведома, ей в мозг записали информацию. Даже захоти она забыть, не сможет. Лана прокрутила весь монолог и похолодела.
Остаться после уроков с ним и с ней.
Карма бумерангом вернулась к ней и больно стукнула по лбу. Это все её чертово прошлое. Даже мертвым он продолжал портить ей жизнь. Лане захотелось расплакаться, но она сдержалась.
Надо просто выполнять задания. Это не сложно. Сейчас урок. А что будет потом, будет потом.
Девушка осмотрела аудиторию и уставилась в спину сидящего на последней лавке парня. Его черные, как смоль, волосы были заплетены в косу, которая спускалась ему до поясницы.
Как он так заплел её.
Лана не видела резинки, заколки или еще чего-то похожего. Просто косичка, которая утончалась в бесконечность, пока не сходила на нет.
Здорово наверное. Боже, о чем я думаю.
Лана замотала головой. Воздух смешно запел в рогах. Остановив эти движения руками, девушка вновь стала сверлить спину парня с косичкой. Она поворачивала голову и влево и вправо. Щурилась, закрывала глаза, но все было без толку. От обиды её глаза подернулись поволокой слез и тут она увидела яркий ореол. Парень буквально светился белым светом, который напоминал густой мех. Девушка боясь моргнуть перевела глаза на его соседа. Не парень, скорее мужчина с зеленоватой кожей и военной стрижкой. Его ореол был черный с завихрениями, как будто пепел крутиться в потоках воздуха.
Офигеть.
Лана моргнула и ореолы пропали. Она попробовала снова, бесполезно.
Мне что же все время придется плакать, что бы определять эти ауры. Интересно у них тут глазные капли есть.
Несколько студентов задали вопросы. Удача в выполнении задания придала уверенности Лане и она тоже решилась задать свой вопрос, который крутился в голову со времени встречи с тем синеволосым парнем с татушками.
- Извините. - голос слегка подрагивал. Тавру пугал этот мальчик с бездонными глазами - Господин Льеккьо. Мне сказали, что я прибываю в своей второй ипостаси. Вы не могли бы рассказать, как принять первую?

Отредактировано Лана Близзард (2015-09-28 21:26:09)

+1

26

Ожидание было не очень долгим. Судя по всему, Винсент успел к самому началу лекции. После того, как он уселся, в аудиторию вошло всего несколько человек. И самыми последними прибыли две забавные персоны. Про себя он их назвал Мисс Рожки №1 и Мисс Рожки №2. Хотя номеру два можно было бы присвоить и другой номер. Что-то около четвертого, туго обтянутого фиолетовой тканью. Ну да ладно, остановимся на №2, староста все таки.

А вслед за ними вошел он. Мелкий парнишка, от которого так и веяло опасностью. Винсент несколько раз уже испытывал нечто подобное, например когда нарвался в подворотне на наркомана. Тот нарик явно испытывал крайнюю степень ломки, и ради того, чтобы раздобыть немного деньжат он не остановился бы ни перед чем, на что ненавязчиво намекал здоровенный кухонный тесак в его руке. Винсент тогда почти не пострадал, все таки наркоманы - не самые ловкие и сильные люди. Но вот ощущение опасности и угрозы он запомнил навсегда. И то, что он испытал в тот день не шло ни в какое сравнение с тем, что исходило от этого невзрачного и хрупкого на первый взгляд парня. Как только он вошел, весь гвалт, стоявший в аудитории стих.

А потом он заговорил и все вокруг буквально замерло. Все слушали его. И уделяли ему все внимание. Никто не переговаривался, как это бывает в обычных школах. Никто не чесался, не елозил и вообще не совершал никаких движений. А их преподаватель продолжал изливаться на них потоком знаний об этом новом мире и каждое его слово врезалось в память, будто выжигаемое лазером в их мозгу. Винсент, с удивлением для себя осознал, что и сам слушает лекцию замерев, будто каменное изваяние. Он попробовал пошевелить рукой, но у него ничего не вышло. И тут его понесло. Он вспомнил свое детство: своего деда и свою клетку, в которой этот старый пердун запирал его между избиениями и пытками. Вспомнил то чувство обездвиженности, обреченности и отчаяния, которое он испытывал сидя в ней. День и так не особо задался. И это стало последней каплей. Его мозг буквально затопила волна дикой ярости и ненависти к это мелкому бледному задохлику, а рука, хоть и медленно, будто неохотно, сжалась в кулак, словно готовясь к удару. Винсент победно ухмыльнулся, хотя это казалось бы простое движение полностью его вымотало, будто бы он в одиночку разгрузил несколько вагонов с углем.

И тут он осознал, что лекция окончена, и что, не смотря на бурю, бушевавшую у него внутри, все сказанное Шаксом он помнит идеально, будто разучивал это как стихотворение, раз за разом в течении всей своей жизни. И что он получил свое первое задание в этой своеобразной академии. И судя по всему, что им только что рассказали, последствиями плохих оценок и отставания в учебе в этом мире будет нечто посерьезнее, чем гипотетические бедность и нищета. Знавал Винсент неучей, которым это в итоге не помешало неплохо устроится в жизни. Здесь же, похоже, каждая тройка будет алеть отметиной шрама на твоем теле, будто в дневнике. А двойка или кол вообще могут стоить жизни. Поэтому Винсент принялся усердно присматриваться, принюхиваться и совершать все прочие возможные при-, чтобы ощутить ауру окружающих его существ. Но у него ничего не выходило. В отчаянии он начал озираться по сторонам, надеясь найти хоть какую-то подсказку о том, как увидеть ауру у окружающих его учеников. И тут он увидел Мисс рожки №1, которая смотрела на него с влажными от слез глазами. Похоже у этой рогатой дела тоже идут не ахти, раз уж она почти готова разреветься. Желая приободрить бедняжку, Винсент улыбнулся ей и подмигнул левым глазом. Но стоило ему открыть его снова, как мир вокруг преобразился. Правый его глаз видел как и раньше. И им Винсент смотрел на номер первую и видел легкий испуг на ее лице. Второй же глаз видел все, будто через тонкую красную вуаль. И видел он, что по всему ее телу идут переливающиеся синим и белым цветами размытые линии, образуя запутанный рисунок с очень ярким узлом в районе груди. Их сияние пульсировало, то усиливаясь, то ослабевая следуя какому-то своему, постепенно ускоряющемуся ритму. Тук-тук. Тук-тук. Внезапная догадка поразила Винсента - это же ее кровеносная система. А ритм пульсации - ее пульс. 

Винсент начал осматривать остальных студентов, и подивился разнообразию цветов, которыми сияла их кровь. Но было в этом разнообразии и нечто общее: каким бы цветом не светилась кровь студента, в ней всегда присутствовали либо белые либо черные отливы. Похоже эти отливы и определяли факультет, а вот все остальные цвета уже более подробно отражали суть каждого из студентов. Пока он озирался, студенты задавали вопросы Шаксу. И пара из них была довольно дельными, по крайней мере вопрос про владение мечом и прочие боевые искусства. Надо будет присмотреться к задавшему его парню. И тут Винсент остановил взгляд на своем отражении в расположенном неподалеку окне. Ну чтож, теперь понятно, чего испугалась номер первая. С отражения на Винсента смотрело его слегка удивленное лицо и его левый, сияющий кроваво-красным светом, глаз.

Отредактировано Винсент (2015-09-29 00:02:18)

+1

27

Мальчик за кафедрой перевел взгляд на оборотня с обожженным лицом. Так бывает, когда память астрального тела свыкается с повреждениями... и они переносятся на новую оболочку. Регенерация этому юноше не поможет. Даже если он получит рану на лице, она заживет, но шрам останется. Проблема даже не в самой Искре... а в том, что сам студент подсознательно не расстается с этим ожогом. Вампир мягко кивнул и ответил:

- Кроме Познания стихий вы сможете изучать такие дисциплины, как Символика и Искусство войны. Первое позволит вам углубиться в магию, вы узнаете, что заклинания могут быть не только вербальными и доступны не только магичным расам. Второе рассказывает о военной тактике, базовой стратегии, преимуществах и недостатках рас. У каждого предмета есть как теоретическая часть, так и практическая. На моей практике вы будете осваивать заклинания, а у Мастера Ре Жиль Де, который ведет Искусство Войны, опробуете известные боевые приемы. Кроме основных дисциплин наши преподаватели делятся опытом на факультативах. Для тех, кто хочет обучиться владению оружием или даже собственным телом, я рекомендую заниматься на Темном факультативе, их ведут Ре Жиль Де и Инанна Степь. У вас еще будет возможность познакомиться с другими Мастерами Академии.

Юного оборотня из Дамнума Льеккьо тоже выслушал и на секунду задумался. Кажется, до сих пор за долгую практику абсолютно безграмотных студентов у них не было. При переходе через Врата земные дети получали новое знание вместе с новым телом, у Геста же такого подарка не было. Шакс прикрыл глаза и протянул к Светлому студенту ментальное щупальце. Едва коснувшись взъерошенной макушки, оно кольнуло виски острой иголкой и тут же заглушило боль тупой ватной тишиной, оставив после себя нужный текст. Научить читать дамнумского ребенка вампир не мог, даже уровня Льеккьо. Все равно что безногому пришить недостающие конечности. Осваивать азы оборотню нужно будет самому.
Наблюдая, как первый курс тужится, пытаясь распознать ауру друг друга, вечноюный вампир отметил возглас Светлого тавра и переключился на Лану. Заметил, как она держит руку.

- В Академии есть лазарет. Многие из вас уже успели познакомиться с его стенами и нашим доктором Дарайей Ва-Уш'шем. Пройди после лекции туда, Мастер-целитель исправит твою руку. Иначе болеть она будет долго. Что касается твоего вопроса - тавры не имеют второй ипостаси. Тот, кто сказал тебе это, не в курсе данного факта. Что ж, объявлю для всех. - Темный вампир оглядел аудиторию и продолжил громче, - здесь присутствует четыре тавра. Из-за обстоятельств, случившихся в прошлом, эта раса была уничтожена и возродилась лишь в этом году. Они не имеют ничего общего с демонами или оборотнями. Подробную информацию вы найдете в библиотеке.

Ответив на вопросы, где-то не совсем развернуто, вампир оценил в целом, как справились с первым заданием студенты, заметив и то, что кровавый дракон непроизвольно активировал простейшее заклинание, и продолжил лекцию:

- В библиотеке же вы найдете ответы на многие вопросы, но просьба не лезть в запрещенные разделы, до поры вам не годится читать книги, которые способны вас поглотить или подчинить себе. Также, не рекомендуется открывать двери, которые для вас закрыты. Скорее всего вас не ждет ничего хорошего там, где вас не ждут. Передвигайтесь по замку с максимальной осторожностью. - Иначе говоря, "не нарывайтесь, вы пока не способнее младенцев". Мастер Менталитета походя "пригладил" обостренные чувства Винсента, помогая справиться с Оком Хищника. - Теперь, когда вы нагляделись на ауры, я могу добавить, что смотреть нужно не глазами, а оценивать свои ощущения, которые возникают при взгляде на другое существо. Какие эмоции возникают, к примеру, при взгляде на текущую реку или горящий костер. Вам может показаться, что сосед рядом с вами вам просто неприятен, но на самом деле, эта примитивная эмоция исходит из чувства Стороны или чувства Стихии.
Стихий в магическом плане Статеры восемь. Четыре первоматерии, Темная и Светлая магии, Природа и Кровь. Каждая черпает силу не только от вас, но и от своего элемента. Наличие рядом источника делает вас сильнее, а заклинания стабильнее. Огонь, Вода, Воздух и Земля не должны вызывать вопросов, о чем идет речь, но я должен сказать, что магия не терпит застоя, стоячий воздух и мертвая земля не дадут вам достаточного подъема. Реки, костры, плодородная почва или дрейфующий песок, ветер - это настоящие источники энергии.
Тьма и Свет черпают силу из безграничности Великих. Колдуя заклинание, вы обращаетесь к их силе, так что помните, что предательство Столпов жестоко карается, будьте верны своей стихии, и она в ответ даст вам могущество. С начала времен Великий Светлый покровительствовал Дню и Солнцу, а Великий Темный Ночи и Луне. Поэтому в свое время суток Светлые и Темные маги чувствуют соответственно прилив сил или упадок. Со временем они перестанут от этого зависеть.
Природа - это зелень, растения, животные. Не относите к природе первоматерии, в них плещется подобие жизни, Природа же повелевает тем, что зовется душой. Она есть и в деревьях, и в птицах. Природные маги слышат голос листьев и чувствуют течение жизни в стеблях. Некоторые дриады сравнивают это с настоящим сердцебиением.
Магия крови во многом зациклена на самом колдующем. В его случае источником является он сам, если только он не находится на поле боя, где кровь льется беспрестанно. Война - лучший источник для кровавых заклинаний.
О том, какой стихией обладают окружающие вас однокурсники, вы сможете понять по тем же ощущениям, что вы испытываете, представляя или даже контактируя с соответствующим источником.
Для того, чтобы начать колдовать, вам необходимо понять, что внутри вас по невидимым венам бежит энергия, которой вы способны манипулировать при помощи слов, движений, знаков, даже мыслей. Магия напрямую зависит от того, что вы ощущаете в данный момент, о чем вы думаете, чего желаете. Представлять во время волшбы, что вы собираетесь сотворить - очень важно. Результат направляет энергию в нужное русло. Без направляющих это русло рамок энергия течет свободно, но своим Словом вы способны дать ей направление и помочь обрести форму. Попробуем...
Каждый из студентов, владеющих магией, должен сейчас представить себе сферу. Зная о том, какой вы стихией обладаете, придайте ей соответствующие качества. Цвет, состав, движение внутри материи. Для концентрации можете закрыть глаза. Не переставайте думать о ней.

Шакс вышел из-за стола, чтобы спуститься к студентам. Так его с дальних рядов не было видно, но преподавателю требовалось быть сейчас в гуще начинающих магов на случай, если у кого-то стихия выйдет из-под контроля. Далее он подходил к каждому из оборотней и негромко пояснял его задачу. Дойдя до дамнумского чистокровца, вампир указал ему на Грас'Эро:

- Попытайся назвать мне, какой стихией она обладает. - Далее Мастер обратился так же к Арториасу, - а ты назови не только стихию, но и расу, если получится, - и указал на Ферлоса. Раздав такие же инструкции другим немагичным студентам, мальчик неторопливо вернулся к началу аудитории, ни на миг не выпуская из внимания происходящее.

Я не выделяю текст жирным, поскольку речь длинная, читать в жирном ее не удобно. Если кто-то путается, скажите.
Итак, второе задание преподавателя: маги представляют, оборотни наблюдают и говорят ответы.
Можно задавать вопросы мимо темы.
Ответы студентов принимаются до 5 октября включительно. Если все отпишутся раньше, лекция продолжится раньше. Напоминаю, что один из трех ответов за лекцию можно пропустить, если вы загружены и писать посты некогда.
Объем ответов не важен, важно выполнение задания.
Порядок произвольный, но оборотням лучше дождаться магов, за которыми они должны наблюдать.

0

28

После успешного выполнения первого задания, которое дало новые ощущения и взгляды на личности, что находились в этом месте сейчас и здесь. На лекции. Преподаватель не спеша дал объяснения и ответил на вопросы, постепенно продвигая лекцию все дальше и дальше вперед. Видимо если у кого-то ничего не вышло или не получилось, получится потом, или тогда – когда это будет нужно.

Сейчас же интересной информацией были имена преподавателей и те дисциплины, которые они будут ввести. Не то, чтобы Ферлос имел что-то против. Но после услышанного имени преподавателя «мастерства войны» , его в прямом смысле окутала злоба и обида. Можно сказать он был причиной некоторых больших проблем, и спорить с этим смысла не было.

Хоть информация об расах и сошлась на то – хотите, читайте в библиотеке. Самое первое впечатление об описании библиотеки могло вызвать опасение, и даже нежелание в нее приходить вовсе. Книги которые могут поглотить студента? Запрещенные разделы для старших курсов или личностей еще выше статусом и возможностями? Тайны, интриги, темные ритуалы и жертвоприношения? А что еще может прийти на ум после такого, тем более неизвестен сам библиотекарь. Вполне возможно это сошедший с ума индивид, которые разговаривает с книгами и слушает их, и может оказаться что в этом он будет прав, а остальные наивные глупцы, думающие что он или она просто сошли с ума. Неприятные мысли однако, но они быстро ушли прочь, ибо плохое настроение у Бафирусаа уходило медленно. А потом поток мыслей был весьма быстр и без застоя на одном месте.

Описание возможности рас – магические, не магические, способные перевоплощается и нет. Все это придется выяснить изучить в любом случае. Знание слабостей возможных противников полезнее, особенно зная слабые и сильные стороны. Взято на заметку и прикреплено цепями разума, дабы поток не смыл эту цель. Информация о волшебстве, хоть дракон и помнил, что он обладает своей второй формой, он так же помнил что у него в распоряжении, а если быть точнее – у него есть возможность освоить волшебство элемента  – стихию земли. Хоть информации, что это и можно ли камнем высекать искру, у первокурсника не было. Напряжённость в плане мышления играло как в хорошую, так и в обратную плохую стороны. Уже тяжело было сконцентрироваться на чем то одном, после такого количества информации. Ведь поставив себе на заметку множественные цели, из головы их выкидывать идея не лучшая. А мысли все прут и прут, как волны в океане. И не остановить их. Оставив еще одну важную пометку у себя в голове Ферлос все же нашел решение проблемы, нужно стать сильнее, умнее и лучше.

И другой причиной было то, что преподаватель видимо уже раздавал персональные задания. Исходя что тут были оборотни – у всех них была одна цель. У других не магов, если они тут так же были, возможно другая или такая же. А у магов – найти в себе те самые потоки энергии своей стихии, дабы представить? Да, представить пред собой, хотя бы в руке, сферу своей стихии и придать ей оттенки, возможно некоторый внешний вид, цвет.

Исходя из того что фантазия у Бафируса была богатая, и на то были причины исходя из истории своей жизни на земле, которой он уже не помнил. Стоило для начала представить то, что может быть стихией земли. Но для этого что же такое стихии?

В голове предстали варианты всех стихий а именно: Стихия тьмы – первозданное ничто или обратная сторона света, вернее его отсутствие, если брать научную теорию которая не к стати полезла в голову. Возможно это значит что управлять там где нет света будет проще, либо наоборот, там где есть много света. Почему? Потому что вспомнилась маленькая деталь – тень Она же является своего рода тьмой от личности с которой идет? И может ведь служить оружием или нет? Не слишком определившись с тем, что такое тьма – дракон перешел к следующей стихии.

Стихия света – ангельские тела, райские сады и небосводы, полная чушь. Свет это сила от огня, огонь порождает свет, свет это волна, направленная во все и вся, проходящее везде. Если снова брать научную часть которая полностью вытеснила детские представления, свет – стихия для волшебников, работающих днем. Они используют дары звезды, что светит в этом мире, а звезда является стихией огня. И с помощью излучаемого света творят свою ересь, хотя благодаря одной личности, Стихией света Бафируса успешно реанимировали в лазарете. Потому возможно стоит подумать о мифологии и о философии? В них увы дракон был не слишком силен.

Стихия огня – огонь, это вещество которое имеет высокую температуру, относительно абсолютного нуля, настолько высокую, что из нормального состояния переходит в следующее или предыдущие, как странно это не звучало. То есть, если брать всю ту же звезду – огонь это нечто, что с научной точки зрения Бафирус еще не изучал ранее, вернее не достиг того возраста чтобы изучит хорошо. Хотя читать он любил и физикой интересовался вполне себе много, сказать точно – что же тут огонь, не получалось. Частицы в хаотичном движении приводят в хаос из пассивного в активный режим тем самым создавая больших хаос, который может волшебник контролировать? Ведь если подумать, то скорее всего огонь лишь использует внешнюю среду и источники рядом для собственного существования, как волшебство. Если тьма сильна ночью или там где нет света или он есть, то свет – где много солнечного излучения или излучения других источников, или духовной энергии, как с тьмой. То огонь – подпитка для энергии солнца и враг тьмы, а так же базируется на температуре, чтобы менять свойства веществ и управлять высвобождающейся энергией? Ведь так? Ферлос не мог понять, но и задать вопрос учителю тоже, боясь услышать насмешки со стороны других студентов или быть отправленным в библиотеку для получения ответа.

Стихия воды – вроде бы просто. Жидкость имеющая свою формулу и составляющее, или все жидкости, возможно даже включая сюда кровь живых существ. Используется так же – как с огнем, понижение и повышение температур для достижение застывания или испарения. Возможно стоит подумать о том, что если маг рядом с источником воды, у него есть больше преимуществ. Но если он где-то еще? В пустыне ему будет туго, хотя воду для себя он найдет. А вот в лесу, в горах? Ведь там есть вода, или нужен прямой контроль? Бесполезные вопросы и нет ответа. Потому долго мучить себя дракон не стал – а просто сослал все на то, что все жидкости имеющие жидкую форму или контактирующие с водой могут поддаться волшебнику воды.

Стихия…Крови? Первые представление – вампиры, аристократия, семь смертных грехов и вечная тьма. А с практичной точки зрения – ответ Бафирус уже получил. Повелитель крови использует свою кровь, кровь своих жертв или тех, кто может быть рядом. Чем больше источников, тем больше сила. Возможно что у такого мага большие возможности, а потому мысли вроде «нужно уничтожать их вне их зрительных возможностей» почему то появились в голове. Хотя всего лишь частица страха перед неизведанным.

Стихия воздуха. Хм. Воздушные потоки и их взаимодействие, электрические разряды? Без информации думать можно о чем угодно. Хоть о докторе Франкенштейне или профессоре Тесло, предположение что маги этой стихии могут управлять как им вздумается воздухом, а так же свободно…летать? Может быть.

И как черт подери представить себе сферу стихии? Особенно у воздуха, ведь это прозрачная материя или нужно использовать маленькую грузовую тучу или циклон в сферической форме? Задаваясь этим вопросом, дракон чуть не забыл о своей собственной стихии.

Магия земли – Земля это название, которое привилось в голове, не более того. Скорее всего волшебство земли и огня тесно связаны ибо одно есть другое. Но представление огня – высокие температуры, то у земли – низкие или нормальные. Что же можно назвать землей? Все что есть под ногами. Любой материал или вещество в твердой форме, сильно измельченное и перемешанное превращается в порошок. Немного воды – грязь, высушить – получаем «землю» хотя возможно и алхимическое изделие. Но все же, как представить себе шар? С этим пока не будет проблем, ибо вариантом появилось множество и стоит их выбирать потом.

Первой поставленной себе задачей Ферлос поставил ощутить присутствие стихии. Чтобы это сделать пришлось полностью освободиться от мыслей, что получилось с трудом и заняло время, а затем подумать о том, что же символизирует в этом месте землю? Грязь с обуви студентов? Пыль? Каменные стены которые имели хорошую связь, а так же материал который скреплял кладку, если это была каменная кладка? Или нет, что-то еще более глубже. Земля связана с природой. Что-то далеко, живое? Растения которые черпают силу из земли? Но ведь это природа , что хоть и живет на земле, но является живым существом. Так что же такое земля? А может все что есть и сразу? В себе дракон ощущал некую пустоту, пытаясь найти ответ, хотя пустота и могла была вызванная чем то другим. Постепенно он начал понимать что от него хотят, хотя и не до конца осознавать этого. Если брать землю как сборище металлов, не металлов, и превратить это в хаотическую смесь – это будет земля. То же касается соединений этих веществ? Тогда. Сила земли это все вещества и энергия земли – это энергия всех веществ? Не слишком понимая что правильно, а что нет. Дракон все же решил что нашел компромиссный ответ для себе и перешел ко второй части задания.

Представить сферу из земли. Тяжело после внутреннего монолога о стихиях. Но все же он попытался. Стихия земли, сфера. Непонятная круглая вида масса имеющая различные оттенки, в основном коричневого, зеленого, желтого и красного цветов – из за промелькнувших в голове металлов которые окислялись становились именно такими, а так же не металлов, и все это превращалось в комой той самой земли, которую можно было найти в саду. Или очень похожей на нее. Можно это назвать правильным, или нет, бафирус не знал. Ибо сейчас он полностью забыл о своем гневе, о том что тут лекция, и о том что возможно кто-то к нему обращается. Он так сильно был погружен в себя, что даже пробормотав себе что-то поднос, вроде высказывания из одной книги, про героя который дрался с огромными монстрами – гигантами, титанами или великанами,  звучала фраза так:

«Даже если падут великаны, секрет философского камня не будет известен мне. Тяжелую задачку я получил, ну ничего…Я справлюсь.»

И отдельно стоит сказать о том что не все высказанное на лекции поддалось осмыслению в голове это студента – вычислителя. Увы но был таким всегда. Замкнутым в себе и постоянно считал или думал, мечтал и предполагал, расширяя свои возможности мышления, тем самым стараясь оградится от внешнего мира.

Отредактировано Ферлос Бафирус (2015-10-01 21:30:53)

+1

29

Арториас с облегчением выдохнул, здесь есть предметы не связанные с магией, а значит жить будет и не только жить,но и давать люлей супостатам, со временем конечно.  “Значит Тёмный факультатив говорите? Значит мне прямым ходом туда…” Прервав свои размышления  оборотень снова приготовился слушать “мальчугана” которому было пару тысячелетей минимум.
   Когда зашла речь  о библиотеке подросток чуть не начал потирать свои руки злодейски хихикая, однако радость с оборотня быстро сбили предупреждением о книгах которые  могут поглотить его или подчинить. Когда же преподаватель предупредил учеников не открывать запертые двери и ходить с максимальной осторожностью, чуть ли не на корточках пригибая голову и оставаясь в тени, аля ассасины Арториас совсем скис, хотя внешне это никак не отразилось.   “Отец мой Вельстад, я конечно знал, что здесь опасно, но не настолько же…” Затем рассказ свернул на объяснение Столпов магии, и Арториас сильно удивился когда к Свету и Тьме присоединили Природу и Кровь, он то всегда думал, что это всего лишь второстепенные школы, а тут первоматерии.  Уйдя в себя оборотень немного выпал из реальности и очнулся только тогда когда преподаватель объяснял чему покровительствуют Великие, и из этого описания у него в голове возникли образы какими он представлял себе настоящую ипостась этих Великих. Великий Светлый в воображении подростка предстал как огромный человек-старец с бородой и короной который мечет молнии Света в противника, Великий Тёмный же представлялся как такой же огромный человек в мрачной одежде и клубами тьмы за спиной.
    Пытаясь отогнать  навязчивые образы двух исполинов, мечущих друг в друга всё, что попадается под руку, в том числе и людей, и лошадей, и шпили башен, Арториас заметил что преподаватель вышел из-за стола и объясняет задание,он так же подошёл к  подростку и указав ему на мрачного типа сказал определить не только стихию, но и расу. После этого оборотень немного запаниковал, в прошлый раз у него не получилось даже ауру увидеть, а тут  ему предлагают определить стихию а расу!  Взяв себя в руки он уставился на своего “пациента” пытаясь понять как всё провернуть.  Наверное все в зале слышали, как у него в голове от натуги скрипят шестерёнки, так сильно он задумался. “Давай Арториас, дыши глубже…. Как там говорил Оби-Ван? Почувствуй Силу… Сила у нас где? Везде, вдруг здесь тоже надо всё это почувствовать?” Глубоко вздохнув оборотень закрыл глаза стараясь сосредоточиться. Просидел так подросток минуты четыре, а когда открыл глаза и сфокусировал взгляд на “подопытном”, то  поражённо замер. Когда тот стал создавать сферу обострившееся обоняние оборотня смогло почуять какой то запах.
  Предельно сосредоточившись  он принялся перебирать в памяти, что могло так пахнуть, было что-то знакомое, что-то….  Вот оно! Арториас торжествующе ухмыльнулся,  он почуял запах сырости, прелой травы и перегноя, так что у этого парня стихия- Земля.  Теперь пришло время определить расу, что было для оборотня не в пример сложнее, так как он  даже приблизительно не знал, что должен почуять: запах потных, волосатых подмышек?  Привкус крови на языке или ароматы конского навоза?
   К сожалению как бы он не старался определить  какой расы этот парень оборотень не смог.  Расстроенный неудачей он отвернулся от своей цели, но всё равно продолжил думать о том, как же всё таки узреть расу. С сожалением помотав головой я поднял руку и сказал:
- Стихия – земля. Раса – не знаю.

Отредактировано Арториас (2015-10-01 22:35:04)

+1

30

Получив знания о законах Академии, Гест потратил некоторое время на осмысление вложенного в его голову стихотворного текста. Пожалуй, самым важным пунктом ему показалась строка о запрете убийства, которая давала надежду на то, что и темным это запрещено.
Звереныш вынырнул из своих мыслей на моменте, когда Мастер Льеккьо начал рассказывать о том, что в библиотеке есть много полезной информации. Вот тут мальчик и задумался о том, что ему придется учиться читать или найти того, кто будет делать это для него. Второе казалось более простым и быстрым решением данной проблемы. Он знал, что есть фамильяры со всякими полезными свойствами, оставалось только выяснить как такого заполучить. Просить своих одногруппников Гест бы не решился, ведь он не сможет проверить правду ли ему зачитали написанное или выдумали что-то и выдали за важную информацию. Про закрытые разделы и двери было понятным и обычным предостережением, те немногие работодатели, которые по тем или иным причинам пускали звереныша в свои дома, тоже часто говорили куда ему не следует совать свой нос.
Зачем лезть туда, где быть запрещено? Ничего хорошего там не найти - это точно.
Про восемь магических стихий Гесту так же было известно, но у него было много практики и практически отсутствовала теория. Так что то, что говорил Мастер, не только было интересно для мальчика, но и полезно. Например, он не знал, что не всякая вода или земля помогает элементному магу или что юным светлым проще творить магию днем, а темным ночью. Как-то не было возможности выяснить подобные подробности, так как звереныш предпочитал прятаться или убегать, когда ощущал, что недалеко от него творится атакующая магия. Защитные же заклинания статерцы предпочитали накладывать вдалеке от посторонних, если, конечно, имели подобную возможность, не говоря уже о всякой вспомогательной ворожбе. Чем меньше предполагаемый противник знает о тебе, тем больше у тебя шансов на победу.
Мастер Льеккьо спустился к студентам, на ходу раздавая задания и внимательно следя за действиями своих подопечных. Гест с интересом огляделся. Ему нравилось наблюдать за окружающими, замечать как по-разному они подходят к решению поставленной задачи. К своему заданию он отнесся со всей ответственностью, перестал крутить головой по сторонам и полностью сосредоточился на ощущениях, идущих от светлой девушки-монстра. Продолжительное время он не мог уловить, что она пытается хоть как-то взаимодействовать со своей магией, а значит не мог с полной уверенностью ответить на вопрос мастера. Но потом у нее что-то получилось и звереныш смог уловить тепло, идущее от полулошади, как будто лучик солнца пробился сквозь грозовые тучи и мягко погладил кожу мальчика.
- Мастер Льеккьо, эта девушка обладает магией света.
Гест говорил уверенно, он давно понял, что эти ощущения от обращения к стихии ему не мерещатся, а так же он уверенно различал какого направления будет сотворяемое заклинание: атакующим, защитным или вспомогательным. А вот понять что конкретно в данный момент творит маг практически никогда не получалось. Ради полезной информации о тех, с кем ему еще предстоит жить и учиться, звереныш стал прислушиваться к своим ощущениям от остальных своих одногруппников. С синекрылым было совсем просто, на него даже смотреть не надо было, все ангелы, сколько бы их не встречалось мальчику, обладали только одной магией - Воздухом, хотя ради проверки он все же уделил ему внимание, вдруг земные дети и в этом отличались от привычной картины, но, нет, все было правильно. Потом он перевел взгляд на темного дракона, которого поручили другому оборотню. Его злоба настолько сильно фонила, что практически перекрывала все остальные ощущения, заставляя внимательно отслеживать получаемую от него картинку, но все же Гест смог за тьмой рассмотреть еще шероховатость и основательность, ассоциирующиеся у него с землей.
Все правильно.

+1

31

Представить?.. Хмм… - задание, вроде бы, сложным не было, но помня прошлое фиаско, Грас передёрнула плечами. От некоторой нервности в движение пришли не только плечи, но и шкура на конской части тела, а помня, что сверху была мантия, ощущения были…странными. Словно червём ползёшь сквозь незнамо что.
Кентаврийку снова передёрнуло. Хотелось съёжиться, сжаться в комок, но… чёртовы габариты упорно не хотели проворачивать подобную процедуру – пришлось ограничиться мрачным взглядом по сторонам. Студенты изо всех сил представляли сферы. Каждый свою. Все были заняты, так что обратить внимание на откровенное лоботрясничество мог только учитель… Хотя…
Оглядевшись, Призрак поняла, что не только она не приступила к заданию, предпочитая, пусть и на временной основе, балду пинать – мисс Истерика, староста, предпочла не быть примером для остальных, кажется, задумчиво задремав за партой.
Кентаврийка фыркнула – уработалась, блин, тем, что имя группе назвала! – и приступила.
До сей поры конедевушка была уверена, что с воображением у неё всё в порядке. Ну что может сложного в том, чтобы представить себе сферу?
А какая у меня магия должна быть? Так, стоп, не пори горячку, сеньорита, ты читала письмо, когда вернулась в свою комнату, вспоминай…
И вспомнила – Свет. Магия Света.
Теперь надо было представить. Но как представить себе свет? Тем более в виде сферы?
Почему-то Грас вспомнился дом, родная Испания. И родной, столь любимый городок Алькора, затерявшийся в гористой местности Кастельона, что в Валенсии. Солнечные дни, проводимые в саду, с книжкой, в компании кота и кошки, так же греющихся на солнышке, свежий горный воздух…Тепло и умиротворение, свойственное сиесте.
Грас старалась сидеть в тени – загар никоим образом не желал к ней липнуть, потому она была среди соотечественников-испанцев словно белая ворона в стае лесных ибисов или птиц под названием «великолепные фрегаты». Этакое белое пятно среди загорелых и темноволосых алькорчан…
И почему я это всё не ценила, пока была там?
По щекам против воли потекли слёзы, вот только зажмурившаяся Грас не понимала, что щёки мокры от солёной воды. Она видела свет. Свет испанского солнца, согревающего зелёные просторы горного городка, куда даже туристы не всегда добираются, предпочитая находящееся в двадцати трёх километрах побережье с его пляжами.
Солнце Испании. Золотисто-белый шар тёплого, греющего света. Радующего, наполняющего жизнью, излечивающего от недугов и депрессий, но могущий и убить, если его слишком много…
Он выплыл из подсознания сам собой, налился цветами и застыл, согревая душу, зовя за собой, прося в нём раствориться, стать единым целым с ним. Быть им. Служить ему. Радоваться ему, потому что он – жизнь и он же смерть. Казалось бы, полюса, которые не могут соединиться, но, тем не менее, контактирующие.
Состояние Грас было, наверное, чем-то вроде транса. Она не реагировала ни на что вокруг. Да и зачем? У неё же есть её Свет, Свет родной Испании. Это было единственным, что ей сейчас требовалось – кусочек родины тут, в чужом мире, который едва ли станет своим. На чужбине… нет, хуже, в неродине.

…Солнечный свет заливал степь, выжаривая всё, что можно было; он заставил траву принять буро-коричневый оттенок и закурчавиться, будто прячась от яростных лучей, готовых зажарить всякого, кто оказывался в его власти.
Горизонт пуст. Ни одного дерева не видно впереди. Сзади и слева, она знала, были леса, но ей-то нужно было туда, в степь. И надо было как можно скорее пересечь открытое место, чтобы не попасться кому-нибудь, кто решит поразвлечься или поохотиться, решив, что хороший кусок мяса – то, что нужно сегодня на ужин. А она, тем более, в одиночестве – не соперник. Ну не будет же, в самом деле, этот саморазвлекатель ждать, пока она достанет лук и стрелы! Глупо и надеяться.
Кентаврида не столь велика, но найти приключений на свой круп изабелловой масти не сложно. Особенно, если никого не послушав ушла одна и забралась далеко в своих поисках трав…
…Стук копыт – быстрее, быстрее! Отчаянная гонка – она никогда не была хорошим воином, не желала быть, занимаясь лишь исцелениями. Может, в этом и есть ошибка? Но что сделаешь, если ей, дикой кентаврийке, это всегда казалось дикостью и глупостью? Она не понимала, отчаянно не понимала, зачем эти войны. И теперь, должно быть, наступила расплата за эту непонятливость. Расплата кровью, расплата болью…

Вынырнуть из этих снов оказалось не просто. Или это видения? Кто скажет?
Щёки мокрые, холодные; язык будто бы присох к нёбу, да и челюсти свело так, что Грас показалось, будто зубы срослись воедино.
А ещё её трясло. Тело сотрясала дрожь то ли от холода, то ли от страха, и Призрак, находящаяся сейчас в полной прострации и не понимая, где находится, ничего не могла с этим поделать. Просто «сидела», тупо оглядывая аудиторию, но не будучи в силах воспринимать сокурсников иначе, чем фотографии в школьном фотоальбоме. Да и запоминаться лица их не спешили. В голове вообще было гулко, как в пустом походном котле. Да и наполненность, в общем-то, была такой же.
Призрак не нашла ничего умнее, чем потупить глаза, внимательно рассматривая пол, словно тот внезапно украсился узорами, и сложить на животе руки, словно обнимая саму себя, и надеясь, что это действие поможет успокоиться.

+3

32

Жестоко и оригинально.

Насмотревшись на продолжавшего сверлить бетон спины орка ручной дрелью взгляда ангелочка, Дион проскользил взглядом по остальным студентам, сидевшим впереди. Внимание вновь остановилось на рогатом недоразумении, теперь уже занявшем естественную позу на полу. Тавр попробовал определить ауру своего с позволения сказать собрата, но почувствовал всё ту же лёгкую резь в глазах от бликов тусклого света. Следующей целью оказалась невысокая девушка с угловатыми чертами лица и сглаженным носиком, одетая в длинное тёмно-зелёное платье, ничем не выдававшая свою нечеловеческую сущность. На неё просто приятно было смотреть, и граф остановил вялый шаг бурого взгляда, не рассчитывая разглядеть нечто паранормальное.

А маленький и жуткий вампир приступил к ответу на скучные вопросы. Про боевые искусства, факультативы, на которые наверняка и здесь ходят только от большой нужды и отчаяния, про лазарет, отсутствие второй ипостаси и совсем неуместный вопрос про правила.

Какие правила? Из обычных университетов исключают только с третьего раза и то только если тебе самому очень хочется, а тут вовсе только вперёд ногами наверно выносят. Или не выносят…

Вопрос с моргом по-прежнему оставался открытым. А лекция продолжилась, полностью соответствуя представлению Диона о первой лекции в университете и один в один копируя вводную в частной школе и потом в университете Боккони.

И библиотека… О да, святые методички. Книга, которая тебя сожрёт за просроченный читательский билет.

Мозгоправство и ручная лоботомия уже не были столь сильными – или Дион оправился от первого шока мерзкого ощущения, что в храм мыслей вломился непрошеный гость в грязных сапогах и топчет бережно сотканный половичок иллюзий, или преподаватель не считал нужным держать и дальше разум студентов ледяной хваткой.

А есть ли здесь понятие какого-то дня знаний и надо ли дарить цветы на Дни Рождения или венки на Дни Смерти.

За размышлениями о том, как может праздновать день рождения вампир, тавр потерял нить повествования преподавателя, продолжая следить за девушкой в зелёном платье, ожившей и изменившейся помимо своей воли… Платье плавно, как ленивая и робкая радуга, стало менять свой цвет, растекаться по телу девушки, захватывать её, как будто время развернулось вспять и кокон поглощает бабочку. Зелёные оттенки разбавились жёлтыми, платье стало ещё темнее, перетекло в аквамариновый, выцвело как высыхающая лужа на асфальте, окрасилось в циан, стало бледно-синим. По контуру тела поползли демонологические татуировки, словно аппликация из алхимического трактата, вырезанная и наклеенная на конверт шаловливыми детскими ручками, платье расцвело тьмой океанской бездны и крылья объяли половину ряда.

Дион подскочил на месте. Преподаватель объяснил задание и спустился между рядов, подходя по очереди к разным студентам. Девушка продолжала сидеть прежней, отшатнувшись к своему соседу по скамье, когда мимо неё прошёл вампир, словно мимо проползла мокрица размером с волка. Представить сферу стихии.

Тавр ещё находился под впечатление от увиденной метаморфозы незнакомки, и это выбило из пыльного персидского ковра его скептицизма несколько десятилетий забвения в тёмном углу лавки старьёвщика на Египетском базаре в Стамбуле, но столетия, втоптанные ножками наложниц и твёрдой поступью старших жён, остались. Дион закрыл глаза и представил себя в…

Таврический конь в вакууме.

Граф помнил, что он обладает магией воздуха, но как в случае и с первым заданием не собирался чрезмерно тужится. В нём с заново зажёгся огонёк раздражения, зашкварчала сковорода с кровью и мысленные грешники заёрзали на её гладкой поверхности. Бесцеремонное и наглое вмешательство в течение жизни, непредвиденная и непрошенная дерзость, вновь качнули переменчивое настроение и восприятие мечущегося дворянина, заставив все мысли выехать на полной скорости по Апиевой дороге в направлении далёкого Египта.  В задворках разума дух противоречия в тайне от обладателя мыслей не хотел мириться с невозможностью вернуться на Землю, повлияв на представляемую Дионом картину.

Тавр находился в пустоте. Вокруг него плавно проплыл видимый и осязаемый порыв ветра, следом ещё один. Граф поймал его, потом следующий, один поток воздуха за другим ловил мысленным арканом, выкладывая вокруг себя как средневековый каменщик трубу, сферу из прозрачных, трепещущих лепестков ветра. Обзор заволокло серой пеленой – собираемая сфера становилась всё более плотной, «куски» ветра подрагивали и бились друг о друга, как куски старой шиферной крыши в ненастную ночь. Поднялся шорох и шум, словно юношу облепили миллионы призрачных бабочек. Крылья! Сфера уже парила в воздухе, а тавр внутри, уютно сидя в невесомости, продолжал складывать свой домик поросёнка из всё новых и новых кусков подвижного воздуха. Только этот дом не сложится от сильного дыхания – он сам был дыханием.

Сфера уже не шелестела, она клокотала, она завывала, она вращалась, притягивая к себе сама всё новые и новые куски. Диону уже не приходилось ничего делать, ловить или укладывать новые детали. Вокруг сердца урагана сами сплетались исполинские вихри и накладывались на него, обвивались и наматывались как нить на клубок, раскармливая и расширяя его. Сфера зашлась в бешенном вращении, притягивая к себе тайфуны, торнадо, вихри, ураганы, смерчи, разматывая их на части, на куски ветра и беснующегося воздуха и прилаживая к своей пухнущей поверхности. Серо-бурая беснующаяся бездна утомила тавра, и он выключил звук. Безумствующий ветер остался снаружи, где-то далеко, а в сфере стало тихо и спокойно. Кошачья лежанка.

Отредактировано Дион (2015-10-05 21:51:51)

+2

33

Блондинка сидела, откинувшись назад и разглядывая нелюдей в аудитории. Это было уже не так увлекательно, как в первый раз. Несмотря даже на то, что Ист попала на свою первую лекцию в Статере в чужом теле и была сильно этим фактом огорчена, если не сказать, взбешена, все равно было любопытнее рассматривать окружающих, чем теперь. В тот раз она не ожидала, что студенты могут настолько отличаться друг от друга внешне. И собственные рожки и хвост тогда не казались уже чем-то из ряда вон выходящими. Сейчас же глаза останавливались и затуманивались задумчивой дымкой только при виде полулюдей-полузверей. Видимо, это и были те самые загадочные «тавры» из списка, оставленного в комнате. Странные существа, невольно в дрожь бросало при взгляде на них. Эрика когда-то читала про кентавров, но, даже поблуждав по Академии, не представляла себе, что встретится с ними вживую и что звериная часть будет настолько варьироваться.
Интересно, есть какое-то ограничение или бывают полузмеи, например?
В аудиторию зашел грустный мальчик, имя которого старосте уже было знакомо. Шакс Льеккьо. С его приходом в лекционном зале сразу же воцарилась тишина, и его тихий голос был слышен и на задних рядах, на одном из которых разместилась девушка. Она мысленно фыркнула, когда преподаватель отметил их с рогатой полудевушкой. Интересно, почему это она вдруг опоздала, если он пришел позже нее? Или земные правила здесь не работают? Но спорить с ним Эрика, конечно, не стала. С этим спорить — легче пойти и выкопать себе могилку, а после радостно в нее закопаться заживо. Светлая не обманывалась кажущейся хрупкой фигуркой безэмоционального ребенка. То, что она могла видеть в его ауре, уже ее пугало. И, если обычно ее бесило то, что она толком пока ничего не могла узнать по ауре, то в данный момент это ее радовало и как-то успокаивало. Что-то Эрике подсказывало, что лучше этого не видеть.
Студенты начали задавать вопросы, и Шакс Льеккьо на них честно отвечал. Он подкупил этим мисс Ист еще в первую их встречу. Вроде и веет от него опасностью, но информацию он дает, если спросить. Надо только не бояться спрашивать, пересиливать себя. Суккуб подперла голову кулаками и принялась слушать вторую часть лекции. Когда она была в теле Хрумка, ей от этой информации было ни горячо, ни холодно, она все равно не могла ничего сделать. Словно и не было у нее никакой магии. А, если верить конвертику, она теоретически владела магией Огня. Так что в этот раз Эрика постаралась вникнуть в размеренный тон учителя и попытаться запомнить все, что он говорил про стихии.
Представить сферу, значит? Ну поехали, мля.
Она была уверена, что теперь-то у нее получится. Теперь не было никакого барьера, как чувствовалось это в теле зомби. Прикрыв глаза и сосредоточившись на своих ощущениях, девушка постаралась увидеть огненную сферу. Благо, представлять огонь особенно не надо, все же знают, как он выглядит. Эрика заочно посочувствовала тем, у кого магия Воздуха. Как можно представить шарик из воздуха? Он же будет прозрачным.
Перед мысленным взором в полной темноте заполыхал костер, который через пару секунд начал собираться в небольшую сферу. Языки пламени жадно тянулись вон из этой сферы, но держались внутри шара, по неясной причине не имея возможности вырваться из него. Огонь выглядел устрашающе, однако, суккуб не чувствовала страха. В голове возникло четкое понимание «это мой огонь, меня он не тронет». Эрике даже показалось, что по телу прошла волна приятного тепла. Она открыла глаза и глупо заулыбалась.
Бедный Хрумк, что я могу сказать. Ему такое даже не снилось, неудачнику.
А спят ли зомби?
Вроде он дрых тогда...

Блондинка огляделась и, прищурившись, попыталась прочесть стихии у других нелюдей, сидящих в зале. Ей было все же интересно, как выглядит сфера Воздуха и, в конце концов, нашла эту стихию у забавного тавра в тряпке по самые рога. Сначала Ист не могла понять, что это за хрустальный шарик, неверно полагая, что это Вода, но потом ее осенило. К тому же, Воду она тут же нашла у другой таврийки. Той самой, которая вместе с Эрикой должна была после лекции остаться.
Надо запомнить свои ощущения.
Она и не заметила, как по уши увлеклась подглядыванием чужих аур на предмет стихий. Ее привело в восторг, что у Светлого тавра и Темного тавра, владеющих одним и тем же Воздухом, сфера выглядела по-разному, хотя, они отличались только цветом факультета. Ну и внешне, конечно, ребята сильно друг от друга отличались. Один был полуоленем, а второй - полутигром. Но как раз намеков на это внешнее несоответствие Ист никак не могла уловить в их аурах.

Отредактировано Эрика (2015-10-06 04:54:30)

+3

34

Студенты, как это водится, далеко не сразу поняли, что им требуется сделать, но Льеккьо не мог им просто взять и вложить в головы нужное знание, как это сделал с текстом ректорского слова. Прежде чем научиться колдовать, юные маги должны сломать барьер, созданный их земным разумом. Подростки с легкостью могут представить себе самолет и даже панель управления им. Если посадить земного студента за приборы, он запросто сможет понять алгоритм включения столь сложного летательного аппарата, используя инструкцию или советы опытных пилотов. С магией все иначе. Набор слов и движений не сможет активировать заклинание, пока колдующий не поймет, что своими действиями он направляет собственную энергию, формирует из нее тугую формулу, а не просто глупо размахивает руками и читает стихи. Поэтому первокурсники учатся сами чувствовать свою силу и включать воображение. Оно им пригодится на первых порах постижения основной статерской науки.
У Арториаса не получилось опознать в Ферлосе дракона, но это не страшно. Со временем для него и остальных это станет столь же естественно, как опознание цвета лица и волос. Местный житель никогда не спутает демона и куба, хоть они оба носят рога и обладают схожей аурой.
- Верно. Земля. А твой однокурсник  - дракон. Драконов среди рас, владеющих маскировочным обликом, опознать легче всего. Их аура выдает их настоящий размер. Взрослые драконы умеют прятать габариты ауры, потому что иногда они достигают размеров целого замка, а то и скалы, это не очень удобно во время битвы, когда военачальникам и медикам требуется различать каждого воина отдельно, а им и так мешает повышенный магический фон и нескончаемые всплески энергии. Совсем скрыть ауру невозможно без последствий. Как правило, у этих чар есть постэффект, запечатывающий энергию.
У юноши из Дамнума с определением стихии и расы проблем не возникло. Выросшие среди подобных себе чистокровные нелюди Статеры никогда не сталкивались с блоком сознания, не позволяющим допустить возможность колдовства и нереальных вещей в привычной жизни. Льеккьо бы не удивило даже то, что Гест может определить некоторые из заклинаний до того, как они будут произнесены. По крайней мере, некоторых чистокровных родители действительно хорошо натаскивали, прежде чем отправить на обучение к Мастерам Академии.
- Отлично. Это не было сложным заданием. Вы все прекрасно справляетесь, держите сферу перед внутренним взором так долго, как сможете, и не давайте ей разрастаться сверх меры. Это вас истощит и ослабит. Ваши тела еще не привыкли к колдовству. Представьте, что вы делаете физическое упражнение. Если вы делаете его впервые, то вас хватит ненадолго. Со временем вы натренируетесь достаточно, чтобы прилагать минимум усилий для простейших заклинаний. На первом году обучения вы сможете изучить максимум два.
Вампир вернулся к своем месту и кивнул:
- Хорошо, отшлифуйте свою сферу, придайте ей более совершенную форму. Отсекайте лишнее. Вам придется делать это каждый раз, если хотите добиться идеального результата при чтении заклинания. Контроль прежде всего. Не забывайте держать в голове образ того, что хотите получить. Сейчас достаточно, развейте ее, чтобы не перенапрягаться. Первое время вам будет казаться, что после колдовства вы предельно устали, могут даже ныть мышцы, как после хорошей нагрузки. Энергия восполняется быстро, но не моментально. Скорость восстановления можно увеличить, если находиться рядом с живым источником и целенаправленно восполнять запас из него. Вы можете воспользоваться и чужим источником, но он не намного ускорит процесс. Адаптировать чужой вид энергии под себя порой даже сложнее, чем естественное восстановление организма, и если вы сейчас, не окрепнув, возьметесь за такой способ, то скорее всего, будете работать в минус. Восполнение энергии не от своего источника - мера крайняя, применяется только в экстремальных условиях. В Академии есть множество растительных зон, где вы можете поупражняться и помедитировать вблизи нужной стихии.
Что касается Света и Тьмы, здесь достаточно просто - лунный и солнечный свет являются вашими источниками. Отдельный случай - маги Крови...
Льеккьо сделал небольшую паузу, чтобы поднять перед собой свою маленькую бледную ладонь. С тихим хлопком над ней образовалась искомая сфера, правда, размерами она была не больше теннисного мяча. Затем, едва лишь достигнув идеально сферической формы, она подернулась рябью, скорчилась в каких-то нервных дерганных спазмах и приняла форму вытянутой призмы. И если раньше ее вращение над ладонью не было заметно, теперь острые грани показывали отчетливое кручение объемной фигуры. И выглядели концы октаэдра довольно опасно. И по мере того, как многогранник продолжал вытягиваться вверх и вниз, стреловидное острие все более походило на лезвие.
- Вы черпаете свою силу из собственного тела. Ваша кровь обладает куда большим потенциалом, чем у других. Фактически, вы тратите этот восполняемый ресурс тела на создание заклинаний. Но ничто не мешает использовать и другие источники.
Под "другими" Мастер, конечно же, имел в виду других нелюдей. Управление кровью вообще изначально было способностью исключительно вампирской, пока не выяснилось, что перерожденные Искры вампиров иногда остаются приверженцами этой магии, не смотря на то, что их нежизнь оборвалась. Демонстрация заклинания закончилась. Багровая фигура растаяла в воздухе, а Темный преподаватель повел ладонью, будто бы стряхивая остатки красной пыли, на деле же активируя следующий этап лекции.
Перед студентами-магами на парты легли шуршащие листы пергамента. Описание заклинания. Название и движение, его оно требуется. Для завершения не хватало только Слова, о котором упоминал Мастер.
- А теперь снова представьте свою сферу. Пока вы не научитесь направлять энергию сразу, делайте это посредством сбора ее в одно целое. Так будет проще вам самим, если вы будете творить заклинание поэтапно. Для начала сфера. Держите ее, не растеряйте, потеряв концентрацию. На листке написано название заклинания, отражающее его суть. Попытайтесь представить себе, что вы видите за этим заклятием. Какой эффект вы от него ждете. Внимательно следите за тем, что происходит во время этого с вашей сферой. Если вы все делаете верно, она не останется прежней, энергия внутри нее начнет меняться и искать выход. Укажите ей путь, совершив необходимый для заклинания пас. Природные маги могут воспользоваться растительностью на окне.
Внимательный взор мальчика следил за каждым. Какое бы заклинание не получили студенты для первого опыта, Великие любят шутить и подкидывать кому-нибудь фокусы пострашнее водицы в чаше рук.
- Удерживайте образ, повторяйте движение. До тех пор, пока сфера не преобразуется в поток и не пожелает вырваться из вашего контроля. Ничего страшного не произойдет, пока вы не скомандуете Слово-ключ своему заклинанию, но не думаю, что вам бы хотелось растерять львиную долю своих сил из-за простой оплошности. Чтобы прекратить движение энергии, просто отвлекитесь на посторонний предмет, развейте подготовленное заклинание так же, как сферу до этого.
Гест, тебе предстоит рассказать, какое заклинание собирается применить Дион. Арториас в свою очередь следит за Ману. Назовите, что вы чувствуете и стоит ли защищаться от колдовства.

Третье задание: маги идут в эту тему Магия и выбирают себе заклинание из первой шестерки. На пергаменте только название, описание и действие, без слова-ключа. Немаги следят за названными магами и отвечают.
Ответы студентов принимаются до 12 октября включительно.
Те студенты, которые пропустили этот ход, должны обязательно отписаться в этом.

0

35

Стоило трудов свести счеты – что к чему. Так вот поступило уже следующее задание. Хоть суть и само действие не представлялось сложным, но это определенно изматывало тело и разум. Долго быть сконцентрированным было не в новинку, но и не так часто использовалось со стороны Бафируса. И исходя из дальнейших действий и нового задания – нужно видимо развеять свой труд. Прочитать странный свиток, и снова сконцентрироваться на сфере, или у кого там свои представления?

Конечно манипуляцию с кровью , что провернул преподаватель, Ферлос видел. Это ничто на его уровне, ведь он живет очень, очень долго, и видимо нужно потратить годы чтобы так же использовать свои потенциальные силы. Нужно будет много приложить усердия и времени на развитие талантов, чтобы потом по должному их использовать.

И все же – что же в свитке? Рассасывая пред собой свою мысленную сферу, дракон все же развернул бумагу, и как ни странно это может показаться, прочитал на неизвестном языке, знание которого он точно не знал или не помнил, но этот язык все же был у него изучен на уровне свободного разговорного повседневного. Содержание удивило и в тоже время разочаровало его.

Заклинание – «тюрьма» как понял ее Бафирус. В прямом смысле тюрьма, вашего потенциального врага захлопнет каменные преграды, образуя темницу. Если приложить усилия – его можно раздавить. Но это требует колоссальных сил, ибо создание и движение созданным – разные вещи. Это может послужить во благо интересов обкиданного дракона, ведь подобная ловушка может неплохо психологически и физически воздействовать на слабых духом. Отрицательная сторона – Ферлос не представлял прочность этот самой темницы. Если это очень сложное заклинание, то оно же может оказаться самым слабым из арсенала заклинателя земли. Будь больше знаний, можно было бы более подробно разложить информацию по полкам, но увы что есть, то есть.

Зачитав устно свой свиток, Бафирус вернулся вновь к тренировке создания энергетической сферы пред собой. На этот раз стараясь последовать примеру учителя и сделать ее не сферой, а другой фигурой. Это конечно не прошло удачно, но в один прекрасный момент – в голове родилась не слишком хорошая идея. А что если попытаться что-то сделать с заклинанием из свитка? Конечно просто дать и использовать, тебе никто не позволит. Но ведь основное уже предоставили. Почему бы не попытаться?

С этой идеей дракон взглянул на одного из студентов. И хоть он все еще представлял пред собой сферой. От всей души в остатке не занятой мыслительными процессами, головы, представлял себе, как того заключат в каменные блоки ,и те медленно шевелясь, превратят жертву в мокрое огромное пятно.

Хоть мечтать не вредно, но что на самом деле нужно делать – дракон не представлял. Если судить строго – ничего сложного, пока что, не было задано на лекции-практике. Но возможно в будущем будут задания на которые придется приложить титанический труд. И тут капелька интереса все же мелькнула в разуме.

Но это будет потом. А сейчас вздохнув, все еще злобный дракон страдал от головной боли и усталости в теле от усердия. Если волшебство в этом мире зависит от физических показателей, то наверняка все горы с мышцами – это самые сильные волшебники, которых можно только отыскать.

+1

36

Ману старался. Ману пыхтел и напрягал свои не привыкшие много думать юношеские мозги. Жизнь его была проста, как палка. Встал рано, наловил рыбы, выгулял корову, сготовил ужин, лег спать. Встал среди ночи из-за стонов деда, успокоил деда, лег спать. Это могло продолжаться еще несколько раз за ночь, но с восходом солнца Ману неизменно вставал, шел на реку, закидывал удочку... Никакого разнообразия, в общем. И тем более - никакой магии. Медитации, молитвы, транс - это все для йогов, у простого люда есть насущные ежедневные задачи. И их либо делать, либо помирать. Помирать, конечно, Ману не хотелось. И в этом незнакомом чуждом мире Ману тоже не хотелось помирать. Зато здесь его избавили от необходимости делать эти скучные повседневные дела, дали магию и поставили в один ряд с божественными созданиями. Так что делом насущным и важным стало для индуса овладение сложными науками учителей.

"Сфера, сфера, сфера...".
Ману помнил о стихии Воздуха, о ветре, отныне ему подвластном. И хотя это знание доставляло ему немало минут смущения и отчаянного сопротивления чересчур роскошной правде, тавр робко подпускал эту новую свою суть к себе. По шажку. Почему бы и нет? Почему бы не получить эту могучую силу? Ну, а если Ману не справится, так тому и быть. Значит, не того человека боги выбрали для своей бессмертной армии.
"Нет-нет, боги не могут ошибаться. Просто я оказался слишком слаб и не приложил достаточно усилий, чтобы оправдать их великое доверие", - мотал рогами светлый студент. Быть не может, чтобы демиург вдруг ошибся. Ошибаются люди, ведь они несовершенны, богам же свойственна невообразимая вселенская мудрость, они знают все наперед и никогда не спотыкаются, ведь нет на их звездном пути камней и ям. - "Но что же тогда, я допускаю, что Великий знал мое будущее, но не предусмотрел моего позора?".
Глаза Ману расширились. Он испуганно покосился на темноволосого мальчика с ровным голосом. А что, если тот читает его поганые мысли? Ману зажмурился и мигом перестал думать всякие крамольности, сосредоточившись на сфере.

Это оказалось на деле не так сложно. Просто Ману не умел быстро собраться и начать думать об одном. Он думал обо всем и сразу, много отвлекался... Вот и сейчас, стоило ему заметить, как белогривая девушка грустно повесила плечи, сердце кольнуло от жалости к ней. Но нужно сделать задание преподавателя, нельзя быть таким ужасным учеником. Ману снова закрыл глаза. Его стихия - Воздух. Он прозрачен и неосязаем, но он есть всюду. Да и почему же неосязаем... Ветер Ману очень хорошо чувствовал. Ветер колышет волосы, слезит глаза, приятно обдувает во время жары. В Индии бывает очень жарко. Иногда от засухи гибнут люди. Ветер, правда, в этом случае не спасает. Только выдувает зерна из сухой почвы. Именно такой суховей Ману и представил. Ему даже показалось, что он почувствовал горячий мазок на щеке. И почему бы, в самом деле, не быть ветру в форме шара? Ману представил себе хрустально-белую сферу. Цвет, который никогда не был возможен в его родной деревне. Там, где он жил, ветра чаще гуляли красные, кусачие. Но Ману очень хотел, чтобы они были такими. Как на далеком севере, о котором он слышал рассказы. Было бы здорово во время палящего полудня почувствовать такой прохладный, чистый ветерок. Ману пообещал себе, что если доведется ему вернуться в родные края, то он обязательно облегчит пахарям их работу, наслав самый свежий, самый прозрачный ветер.

Ману вздрогнул, когда преподаватель вновь заговорил, и сфера беззвучно рассыпалась, как осыпается песчаный бархан. Тавр уже успокоился, перестав дрожать за свои никчемные мысли. Он даже успел позабыть, что находится в аудитории, так увлекла его идея принести на Родину свою магию. Хотя не стоило бы этого делать... Почти сразу Ману сообразил, что теперь он язат, а значит, спускаться в человеческий мир для него табу. Что скажут его соседи, увидев новый облик Ману? Упадут ли ниц, восхваляя его, или же затравят вилами, приняв за дэва? Не хорошо пугать людей. Как и заставлять их кланяться себе, не имея никаких заслуг и регалий. Ману почувствовал искру тщеславия в себе и устыдился ее. Неужели он захотел благодарности от этих бедных людей, подарив им прохладу в изнуряющий рабочий день? Как низко и недостойно слуги Ахурамазды...

Волшебство, показанное высшим созданием, заворожило Ману. Сколько еще чудес предстоит ему лицезреть вживую? Но невольно парень сглотнул, представив, как это красное лезвие рассекает его неуклюжий коричневый бок. Что же может магия Ману? Сможет ли он когда-нибудь повторить нечто подобное? Вряд ли, конечно... Но хотелось бы. У Ману никогда не было настоящих собственных желаний. Особенно на тему собственных достижений. И это новое чувство юношу смущало и радовало одновременно.
"А дед, наверно, ругает меня там. Если жив еще".
На стол перед тавров упал листок. Ману осторожно взял его в руки, осмотрел с обратной стороны, помотал головой - все, кроме редких исключений, получили такие же.
"Они, значит, магией не владеют. Разве это не обязательный дар от Великого? Как же они справляются без магии?", - задавался бессмысленными  вопросами светлый студент. Наверняка, думал он, тогда эти ребята должны уметь что-то не менее божественное. Но в этот раз Ману не дал себе отвлечься на посторонних. Он напряженно уставился в листок, читая и перечитывая написанное в нем, пока не понял, что кроме чтения надо бы еще и отражать смысл. Тогда парень вздохнул и начал уже вдумчиво вникать в строки.

"Схватить поток...", - озадачился тавр. - "Ох, ну и задачки у Великого. Как же мне поймать ветер, если у него нет ни хвоста, ни гривы?".
Поглядев, что делают другие студенты, Ману с грустью решил, что у ничего ничего не получится. Только что он готов был воротить руками горы, но как только увидел, что от него хотят, скуксился. Что же делать-то теперь? Сказать, что ветер поймать невозможно? За воздух никак не ухватиться?
Что ж, преподаватель говорит, что нужно снова представить сферу. Ману послушно вернул на место уже ранее нафантазированный прозрачный шар, причем почти без усилий. И послушно замотал перед собой руками. Как будто пытался поймать назойливую муху. Но ничего не выходило, пока Ману хотел взяться за эту невидимую ни для кого стихию просто из безысходности. Ему пришлось последовать совету мальчика-учителя, который говорил, что нужно наперед воображать себе результат. Значит, Ману должен взметнуть в воздух этот листок пергамента.
"Взлетай, взлетай", - повторял про себя парень, гипнотизируя несчастную бумагу. Он снова и снова водил рукой над столом. В какой-то раз он сделал это чересчур резко, и лист с шорохом поднялся в воздух из-за этого движения. Ману спешно стал ловить задание, а оно от тавра успешно уворачиваться. Рогатый юноша даже закусил губу от того, как стыдно ему в тот момент стало за свою неуклюжесть.

"Сам он взлетел, или я его мыслью поднял?" - сокрушался он над прижатым свободной рукой листком. Второй Ману продолжал "тянуть" треклятую сферу за все концы, которых у нее не было.
И один раз даже что-то произошло. Заключенный в гладкую фигуру ветер шевельнулся, повелся на уговоры начинающего мага. Но не успел тавр этому обрадоваться, как сфера заколыхалась и разлетелась потоками в разные стороны. Четвероногий студент открыл глаза и виновато уставился в свой пергамент. Что не так он делал? Вроде и получилось, а вроде и чушь какая-то, неважный из Ману выходит колдун. Тогда парень поднял изукрашенное полосой лицо на учителя:
- А что, если ветер не хочет, чтобы его хватали? Может ли быть так, что стихия вовсе не желает подчиняться и становиться заклинаниями?
Вопрос его был не очень умным, но Ману очень хотел услышать ответ. Вдруг он, Ману, действительно совершенно бесталанный. И противен даже высшим структурам. Не быть ему священным язатом, если стихия его не полюбит и не позволит собой управлять.

+3

37

В сто сорок солнц закат пылал…

Дион не заметил, как его сморило исполинским колоссом его разросшейся во все стороны сферы, похоронившей себя саму под тяжестью собственного масштаба. Грохота не было, она лишь беззвучно растаяла, распавшись на маленькие сероватые и белёсые лепестки из которых состояла, разнёсшиеся во все стороны, как высохший замок из мокрого песка.

Тавр почувствовал себя несколько утомившимся, его даже за клонило в сон, и он почувствовал, что неплохо бы посетить местную столовую. А лучше ресторанчик, каковой обычно имеет место в стенах университетов для нежелающих пользоваться услугами общедоступного питания. Следом за мыслями о еде последовали нравоучения о необходимой осторожности…

Своевременно.

… и фокус уже от самого преподавателя. Алая призма повращалась в воздухе и растаяла. Однако на Диона демонстрация силы не произвела впечатления – это не Земля, где можно удивляться ловкости мысли и изяществу технических решений. Здесь любое не укладывающееся в рамки восприятия событие можно обозвать магией и идти заниматься своими делами дальше. Чистой воды дремучее Средневековье. Вполне возможно, что поэтому этот мир, возможно куда более древний, чем цивилизация на Земле, и находится в таком плачевном состоянии. Также, как и не развились народы тропических широт – если всё необходимое можно получить, ударив пальму, зачем усердствовать и бороться? С другой стороны, это на Земле магия – чудо. В данном месте всё имеющее отношение к невероятному и загадочному является серьёзными науками, изучаемыми не менее ответственно, чем разработка ториевых электростанций. Но Земля всё равно в выигрыше – новый смартфон судя по всему куда доступнее, чем простейшая магия, а ограниченность знания может привести лишь к процветанию узкого круга, владеющего им. И если этот круг не в состоянии заменить собой всю цивилизацию… Вот мы и имеем миланского патриция, сидящего не на террасе своей спальни, а в серой пыльной зале с толпой жертв Виктора Франкенштейна.

Перед тавром на парту лёг кусок пергамента с письменами.

Методичка!

Лекция подходила к логичному итогу: мы вас предупредили, погундосили для очистки совести и проставления галочек в учебном плане, теперь вот вам практикум, убивайтесь, как хотите. Про себя тавр отметил, что пергамент был заполнен столь же странными буквами, что и письмо, найденное по пробуждении. До этого он не задумывался, что студенты и преподаватели самых разных видов спокойно понимают друг друга, явно и думая на том же языке, что говорят. По крайней мере в своей голове Дион не заметил разницы между словами до и после обнаружения себя здесь. Судя по всему, ещё одна прошивка по умолчанию, как и рефлексы по управлению новым телом.

Недоверчиво прочитав содержимое пергамента пару раз, тавр исподлобья окинул взглядом соседей и Гекельберри Финна, заданием которого стало определение коварных и изощрённых колдунств графа. В меру сил все жмурились, размахивали руками, что-то с силой стукнуло об дерево на последних партах, а два синих глаза уже внимательно ожидали месмерические пассы тавра.

Видел. Читал. Одобрил.

Перед тавром повисла сфера сероватого пыльного воздуха. В представлении Диона стихия воздуха: ураган, смерч, срывающий и несущий вперёд обломки и куски построек. Она не может быть чистой, свежей, прохладной. Стихия разрушает и вводит в заблуждение, уничтожает и, только разметя всё сущее, из обломков прошлого мощным грязным вихрем, водружая не сочетаемое друг на друга, создаёт объект для разрушения будущего.

Теперь тавр был осторожен и не давал сфере поглотить всё пространство. Все лепестки воздуха сгладились, превратив неровный ком в идеальный шар для бильярда, только немного больше. Следом шар начал расслаиваться, Дион почувствовал прохладу его нижней части и удушающее марево верхней, удерживать противоречивый клубок становилось всё сложнее. Сфера разделилась на две равные половины, не желавшие более контактировать друг с другом. Плавными, волнообразными движениями рук тавр стал растягивать части шара, вытягивать до эллипса: от каждой половины потянулись вялые щупальца тёмного воздуха, ощупывавшие друг друга и окружающее пространство.

Горячий и холодный потоки сошлись, сомкнулись, заструились подобно иллюзорному мерцающему дождю. Тавр продолжал изящными и медленными жестами заставлять проникать потоки друг в друга, соединяться и совокупляться. Призрачная и пыльная аллюзия на грязное шебаршение под одеялом. Гладкий бильярдный шар теперь стал тугим клубком змей, ползавших по гладкой коже своих собратьев, извивавшихся и словно пытавшись укусить. Сфера отплыла от тавра в проход между рядов парт, поднялась на высоту полутора метров и её пыльное сияние стало сильнее. Вскоре оно приобрело разные оттенки, окрасившись в тёмную охру на выпростанном вверх придатке, белея к середине и вновь темнея. Сияющие щупальца и отростки ставшего материальным воздуха достигли пола и с одной стороны стали вытягиваться, постепенно образовав букву «h», только сильно вытянутую и немного приплюснутую.

Дион продолжал придавать форму странному образованию, словно лепить из мокрой глины абстрактную скульптуру. Но материал был послушным и внимательно следил за психокинетическими командами своего владыки. Образование разрослось и обрело все черты задумки. На мгновение вечности, на секунду равную часу и эпоху равную мгновению, перед юношей встал он сам, довольно размахивающий хвост и саркастически взирающий по очереди то на самого тавра, то на назначенного наблюдателя.

Иллюзия распалась. Дион потёр висок, пытаясь вернуть себе концентрацию. Для начала, возможно, стоило представить что-то проще, чем великого и прекрасного самого себя. Тем более тавр не знал, видел ли это только он сам или его соседи тоже оценили. Покосившись на коридорного компаньона суккубки, тавр повернул голову к преподавателю, стоявшего за кафедрой подобно Озимандии и взиравшего на разнообразнейшую суету мыслей и телодвижений.

- Если живой источник своей стихии способен быстро восстановить силы, означает ли это, что творить магию воздуха проще? Воздух же повсюду. Как и земля, на которой мы всегда стоим. Но в отличие от земли, воздушные массы всегда в движении: даже в помещении, в этом замке довольно сильные сквозняки. Или магам воздуха нужен шквальный ветер? – Дион сделал паузу, возможно, стоило сразу задать и второй вопрос, пришедший ему в голову. Довольно странно, что его ещё не задали, - И Вы упомянули два заклинания. А на сколько их много и можем ли мы сами выбрать, каким заклинаниям своей стихии отдать предпочтение по началу?

Не смотря на весь скептицизм, вопросы для тавра имели вполне конкретное значение для него самого не только в плане ответов на них. Он всё-таки устал, а сидеть столбом, когда за тобой следят, глупо – необходимо оправдывать ожидания и что-то делать, а то следить надоест. И во-вторых он ожидал явного или косвенного мнения преподавателя о своей попытке сотворить мираж. Молодой патриций привык к вниманию к своей страдающей снобизмом персоне.

+2

38

Арториас перевёл  помассировал веки, всё таки он так сосредоточился на драконе, что  у него от нагрузки сильно разболелись глаза. Проморгавшись он приготовился слушать учителя, и слова  “мальчика” поразили его: “Дракон? Этот парень дракон??!! Тут и они есть? От чёрт…”  откинув ненужные мысли оборотень стал дальше слушать  преподавателя.  И его слова, что это было лёгкое задание подростка немного смутили. Всё таки он приложил немало усилий, чтобы почувствовать только стихию, да и то получилось только после того, как  дракон создал свою сферу.
   Дальше же пошло объяснение, того, как делать магические сферы и о том,  как это сложно. Это не особо интересовало Арториаса, всё таки он магию использовать не мог, хотя то, что на первом курсе могут выучить где-то в районе двух  заклинаний оборотень запомнил. Когда же зашла речь о медитации в растительных зонах в воображении подростка предстала картина, как представители самых разных рас сидят в хламидах и с буддийскими чётками в руках под гигантским водопадом, окружённые камнями и растениями. Выругавшись, подросток даже пожалел, что у него такое богатое воображение, так как у него возникло чувство, что он что-то пропустил, так как учитель уже создал над своей ладонью кроваво-красную сферу. После же того как вампир упомянул “другие источники” Арториас вздрогнул, ему совсем не понравилась магия крови, совсем-совсем.
    Дальше оборотню пришлось приступить к следующему заданию, а именно следить за тавром и сказать, что оборотень чувствует .“Маги…. Не зря я их недолюбливал. Теперь вот приходится ломать глаза и мозги наблюдая за ними.”. Незаметно вздохнув  Арториас уставился на тавра ожидая от него каких либо действий и спецёффектов.  Уставший за время лекции мозг был подстёгнут безжалостным владельцем этого мозга, и заработал на пределе своих сил, стараясь отметить всё что только можно.  Неожиданно, для оборотня тавр начал молотить руками воздух, словно пытался поймать кого-то. Арториас не знал, что там за задание, но решил, что так и надо.
В какой-то момент у тавра даже получилось резким движением руки поднять в воздух листок, но опасности Арториас не почувстовал. Оборотень ещё подумал, что тавру не хватает концентрации, так как тот явно отвлекался на посторонние мысли. Винить в этом его было трудно, у самого Арториаса в голове было просто поле мыслей и вопросов.
   Было видно, что Ману очень старался, но дальше поднятого листка у него дело не пошло, так что он задал какой то вопрос преподавателю, подросток не прислушивался.  Оборотень постарался  вспомнить ,  что он чувствовал, даже помассировал виски от усердной работы мысли.  “Так, сначала он принялся махать руками,  затем резко махнул рукой и листок взлетел. Что я почувствовал? Вспоминай парень, вспоминай….” Арториас приложил руки к лицу, подержал там две секунды, а затем почесал затылок, “…вспомнил! Тогда ещё лёгкое дуновение ветра я почувствовал, а вот опасности не было”.
    Подняв руку он сказал:
- Я почувствовал дуновение ветра, но опасности не было, так что защищаться не надо.

+1

39

Грас пришлось поднапрячься, чтобы взять себя в руки. Получилось не сразу, потому часть информации, данной после задания учителем, прошла мимо неё. Что сделаешь? Не все же своего рода кремни, которым плевать на свою прошлую жизнь. Ну да… воспоминания воспоминаниями, а просто так сидеть никто не даст. Тем более, что практикум ещё не кончился. Вот и листок лёг на стол рядом.
Пробежав его глазами, испанка задумалась. Можно было бы, конечно, попробовать защитное – учитывая реалии Академии, оно ох как могло пригодиться, – но тянуло больше к другому.
А и попробую. Что я теряю? Потом попробую защитное…Жалко, скомбинировать их нельзя…
Пока она размышляла, другие приступили к выполнению. Грас показалось, что у Ману случился припадок – так интенсивно он размахивал руками. Того и гляди, завалится на бок и забьётся в конвульсиях из-за невидимой мухи.
Тавра передёрнулась.
Надеюсь, я не буду выглядеть глупо или странно во время своей попытки…
Учитывая заклинание, использовать его надо на ком-то. Или на себе. Раненных в аудитории не было, у самой тоже, вроде, порядок – обожжённый бок зажил без следа, спасибо лазаретохозяину, - но что делать?
Тяжело вздохнув, кентаврийка сложила руки чуть ниже груди, там, где у человеческой части тела должен быть желудок и сосредоточилась, вновь представляя пропавшую, словно лампочка погасла, сферу, которая, как солнышко, согревала своими лучиками прикрытое ладонями место, ласково касаясь тела. Что было видно со стороны, Грас не знала, ей было довольно того, что она сама ощущает, а ей было хорошо. Тепло, как будто она устроилась в шезлонге на солнечном дворе своего дома в Алькоре, прикрывшись, тем не менее, тенью от растущих там плодовых деревьев.

+1

40

Нет, определенно, эта лекция была не в пример интереснее той, что Эрика посетила ранее. Пусть и говорил бледный мальчик Шакс Льеккьо одно и то же, только разными словами, но тогда блондинка зациклилась на своей проблеме и не слушала с должным вниманием учителя, а тело зомби, в котором ничего нельзя было повторить, лишь способствовало отречению от реальности. Сейчас же Ист сидела и впитывала знания как губка, пользуясь тем, что собственное тело куда послушнее в магическом плане, чем мерзкий хлюпающий труп Хрумка.
Когда Мастер перешел к следующей части лекции, Светлая еле на скамье усидела ровно. Она ждала этого момента с его прихода. В прошлый раз было очень обидно, когда листок с заклинанием на парту перед носом лег, а ничего изобразить первокурсница не смогла. Даже сферу она не смогла себе представить, что уж говорить о заклинании. Суккуб уставилась в бумагу и фыркнула. Судя по описанию, выглядеть она сейчас будет крайне идиотски, ну да что поделаешь. Если уж Эрика перед собой цель поставила, она будет переть как танк, и плевать она хотела на мнение окружающих.
Птичка-птичка... Ненавижу птиц.
В свете последних событий к птицам у девушки возникла стойкая неприязнь. Крылатый вестник, вечно поучающий ее к месту и не очень, громко каркающие вороны, помощницы Мастера-Ворона... Птицы в Академии прямо-таки липли к ней, да еще и хотели от нее что-то постоянно. Белокурая староста клацнула зубами и сосредоточилась на задании. Что там надо? Вновь представить сферу? Она с готовностью прикрыла глаза и в темноте замерцал идеально круглый костерок. Спрашивается, откуда у взбалмошной девицы такой аккуратный шарик сходу появился? Костер полыхнул языками пламени и начал расползаться за пределы сферы. Блондинка прошипела сквозь зубы ругательство и вцепилась пальцами в край стола.
А ну стой, тварь.
Пламя, видимо, оскорбилось на такое отношение и поползло вон из шара с удвоенной скоростью. Эрике и не пришло в голову, что огонь реагировал на ее внутреннюю нестабильность, что, чем больше она бесилась, тем хуже получалось удерживать сферу в ее изначальной форме. Попыхтев еще минут пять над не желающим восстанавливаться в идеальный кругляшок костерком, Светлая открыла глаза и с обидой закусила губу. Народ вокруг что-то активно творил, девушка еще не понимала, что это такое, но чувствовала, что воздух в аудитории будто бы накалился, стал тяжелее.
Наверное, это потоки энергии, о которой он говорил.
Посмотрев на других, она почувствовала себя круглой неудачницей и разозлилась еще больше. Отставать ей не нравилось, она никогда и отличницей-зубрилой не была по понятным причинам, но плестись самой последней в списке тоже как-то не улыбалось. Мисс Ист стиснула челюсти и опять закрыла глаза. Пару раз вдохнула и выдохнула. Снова представила сферу, которая на этот раз удалась практически такой же, каковой была вначале. Искренне постаравшись не расплескать из шарика огонь, суккуб сложила руки «птичкой» и пару раз «сдула» воздух с ладоней. Она почувствовала, что это заклинание — атакующее. Почти на физическом уровне увидела, как от кистей рук сорвались в воздух над столешницей несколько пламенных птичек и рассыпались пеплом на бумагу. Блондинка моргнула — и наваждение исчезло. С подозрением покосившись на инструкцию, она обнаружила, что пепла никакого не было.
Что за херня у меня в башке творится.

+3


Вы здесь » Потерянное поколение » Лекции и факультативы » Лекция: Познание стихий I (1 курс, 1 группа)