http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/25158.css
http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/78127.css

Потерянное поколение

Объявление

Добро пожаловать на FRPG Потерянное Поколение NC-21

Дата на Земле:
10-20 августа 2016


Погода:
Аномальная жара в отдельных районах Академии.


Обратите внимание:
На форуме проходит сюжетный эпизод.

Правила
Путеводитель
Список персонажей
Магия
Расы
Акции и заявки
Организации/вакансии
Шаблон анкеты
Вход на Светфак
Вход на Темфак
Добавить расу
Стать преподавателем

Админы
ЛасМэриАльваро


Тамада
Алесса

Пиарщик
Тюдалеж

ГМ
ЯнаНандГестДэниэльАделаида

Дакота

Требуется
Пиарщик, дизайнер

19.11.17: Да здравствует природное многообразие! Приветствуем Темную чернобурку Риц со второго курса!
16.11.17: Ноябрь не без новых лиц. Приветствуем Балора, демона с четвертого курса Темфака!
26.10.17 Г-н Стайн нервно курит в сторонке, в печать выходит издание жутких (а это значит повседневных) академных баек, спешите принять участие в хэллоуинском ивенте!
09.10.17: Начало октября, самое время поздравить с прибытием в Академию элементаля Тенмерта!
19.08.17: Поколение с радостью приветствует повелителя котлет и хозяина компота Ценваля!
16.08.17: На первый курс Светлого факультета приполз наг. Добро пожаловать, Макс!
11.08.17: Приветствуем Орнеллу, рубинового дракона на Светлом факультете!
08.08.17: В Темном гимнасии Шевер'Дима демоническое пополнение. Добро пожаловать, Тирас!
07.08.17: Приветствуем на Темном факультете Мелиссандру, кровавого демона!
31.07.17: В последний день июля под крышу Академии пришла ангел Сенди, добро пожаловать!
01.06.17: А вот и первый день лета, Потерянные! Те, кто не совсем еще зашился в экзаменах, милости просим на период летних обновлений, которые нам наобещал товарищ Лас. Все желающие могут поучаствовать в жизни форума и внести свою лепту.
19.05.17: А в Академии появилась долгожданная милашка Оля, она же - Коя, зомби со второго курса, добро пожаловать!
28.04.17: Первый курс пополнился парой близнецов Алигьери, приветствуем их!
23.04.17: В Светлом гимнасии Бестегульда пополнение в рядах подмастерьев. Риведи, добро пожаловать!
17.04.17: Приветствуем еще одного чистокровного оборотня на втором курсе. Добро пожаловать, Итран!
30.03.17: Пополнение пришло в лице сразу двух очаровательных девушек - химеры Айнэ из гимнасия и дракона Натали из Академии, приветствуем их!
21.03.17: В Дамнуме появился второй из трех самых влиятельных Мастеров Стихии - Бестегульд. Добро пожаловать!
08.03.17: Прекрасные дамы, поздравляем вас с весенним праздником! Весь март активные женские персонажи могут получить неожиданный сюрприз от АМС прямо посреди отыгрыша. Продолжайте и дальше радовать нас своей игрой и очаровательными образами!
23.02.17: Воины Света и Тьмы, принимайте поздравления с 23 февраля. Астрологи объявляют +1 к дайсу до конца недели для персонажей мужского пола.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Лазарет

Сообщений 141 страница 152 из 152

141

Возлежания под кушеткой, в принципе, хорошо настраивают на размышления о цвете потолка, количестве выбитых суставов, песенке про дохлую лошадь и где провести лето, если не случится попасть в Эфир. Да, в целом, о чём угодно можно было думать в силу безвыходности положения. Хотя, если задуматься, неплохое же положение... По крайней мере, в нём Герда вряд ли сможет учудить что-то ещё, если, конечно, над неё не начнёт рушиться вышеупомянутый потолок. Однако нет, череда неудач решила взять паузу для перезарядки, а в лазарете появилось главное его достояние, благодаря которому неродивые земляне всё же умудрялись закончить обучение в Академии или, говоря проще, доктор.
– Здравствуйте, Мастер Ва-Уш’ш, –  с выражением натурального нефильтрованного смущения на лице поздоровалась Герда.
Ей действительно было очень неловко приветствовать доктора в подобном положении, она вообще хотела бы не добавлять и без того загруженному дракону работы, но тут уж ничего не попишешь. В конце концов, с её-то везением, были все шансы к приходу Дарайи оказаться присмерти, а не только обездвижено-обезвреженной.
На кушетке Сказочница лежала не то чтобы смирно, она вообще опасалась лишний раз шевелиться, только лишь иногда поворачивала голову и наблюдала то за Мастером, то за оборотнями. И, за неимением других дел, снова вспоминала всречу на аллее. Небезосновательно казалось, что её Искра чаще доктора разве что Ценваля видела. Не зря же она выразила желание снова заглянуть к Дарайе.
«Было ли это завуалированным «передавай привет»? Хм, интересно, а Эвленн так же часто сюда попадала, как и я? Хотя, она ведь демоном была, у них регенерация есть...
Если ей везло так же, как и тебе, то тут от регенерации мало проку. Она не покроет получаемые повреждения.
Однако она была более живучей, чем воплощения-драконы. Хотя на это могла повлиять не только регенерация, но и личные качества. Эв показалась мне довольно боевой.
И из-за этого она могла не только влипать в неприятности, но и ввязываться в драки. Тем более, что она была местной. Наверняка она любила вступать в перепалки со Светлыми.
Тоже верно. И всё равно она, наверное, была самой способной из нас».

Когда Мастер заканчивал с Гестом (если Андерсен правильно запомнила имя), Герда неспешно села, постаравшись по привычке не упираться локтём в кушетку. Она положила левую руку на колени и ощупала пальцы, но толку от этого не были, просто потому что эта часть вообще не ощущалась.
«Что же, хотя бы спина поутихла, пока лежала. И хорошо же, что чай в термосе принесла, он явно ещё не остыл, – слабо усмехнулась Сказочница и тихо недовольно цокнула, глянув на колени.  – Вот уж точно прелестница. Кровавая и подранная. Не просто же так родителям было неудобно где-то со мной появляться».
Но чем думать о собственном виде, который, несмотря на все усилия, опрятностью и аккуратностью никогда в итоге не отличался, лучше было заранее решить, что сказать доктору о повреждениях. Конечно, в первую очередь внимания требовала рука, а далеее... А далее всё было на лицо, причём, по большей части, в прямом смысле. 
Андерсен с тоской посмотрела на подошедшего Мастера, давя в себе извечную непомерную жалость ко всему живому. Её хотелось то ли расплакаться, обняв Ва-Уш’ша (чего она, конечно, не сделала бы ни наяву, ни во сне, ни в приступе горячки, хотя вот тут уже неточно), либо начать извиняться за всё подряд. Однако нет. Так вести себя недопустимо. Это и неуважение к чужому личному пространству, и просто неуважение, и трата чужого времени. Поэтому Герда просто ответила на заданный вопрос, стараясь сохранить ровность и твёрдость в голосе:
– С рукой левой проблемы. Сустав плечевой болит – демоница за руку дёрнула, выбила, похоже. И ниже рука онемела – Гнилью задело. Очень похоже на аллергию по состоянию. И не знаю, что с пальцами, по мизинцу и безымянному особенно попало кушеткой, – она сделала паузу, на всякий случай вспоминая, не забыла ли что упомянуть. – И всё, пожалуй, остальное – венешняя потрёпанность.

+1

142

И тут настал тот самый момент, когда вся вселенная будто говорит "Упс!". Парень и не думал, что стыд может иметь физическое воплощение, и тем более сам оказаться этим самым воплощением. Миль прямо чувствовал, как с появлением Дарайи кровь внезапно прилила к лицу, - удивительно, что в этом организме осталось достаточно крови, - превратив непривычно бледную морду Кавара в подобие перезревшего барбариса. На какое-то мгновение волчонку даже показалось, что осознание позорища выбило знание языка и возможность говорить из сознания оборотня. Даже поздороваться с лекарем не нашлось сил, не то, чтобы ответить соседу по комнате и несчастью.
Парень старался не пересекаться взглядом с Мастером, нервно поджимая губы и суча руками, не зная, куда их деть. В отличие от других нынешних посетителей Дарайи, Эмилю не надо пояснять, где у него болит. Тут и дурак поймет. А уж Мастер-лекарь точно без подсказок волчонка обойдется. Мальчишка был готов почти на все, кроме полной ампутации пострадавшего органа. А главное, ему наконец дали обезболивающего! Правда, одного укола оказалось недостаточно. Миль не знал, связано ли это с личной устойчивостью, врожденной ли или просто рана такая специфическая, что Ва-Уш’ш с одного взгляда распознал необходимость повторного введения инъекции.

Он закрывал лицо руками, надеясь спрятаться не только от Мастера, но и от песца, и от подруги. Боль под действием наркоза отступила почти полностью, накрыв мальчишку тяжелой усталостью. И все же Миль прекрасно ощущал ход нити с игрой в собственной плоти. Будто маленькие червячки копошатся в мокрых штанах. Довольно мерзкое ощущение, надо отметить. Где-то в отдалении сознания всплывали ощущения пребывания в туше химеры. Да, пожалуй, сейчас все не так плохо. Но тогда стыдно не было.

Волчонок очнулся от тяжелого забытья внезапно, даже сам не сообразил, что успел задремать на кушетке. По ощущениям голова словно расплавленным свинцом налилась, а действие анестезии подходило к концу. Миль чувствовал всеобщую помятость и хирургическое вмешательство становилось все более ощутимым. Мутным заспанным взглядом оборотень окинул лазарет и отметил, что Гест уже покинул помещение. "- Надеюсь, у Герды все хорошо," - промелькнула мысль, пока Миль пытался встать с койки. Лучшим решением по мнению волчонка сейчас по-быстрому переползти к себе в комнату, пока не перестал действовать наркоз, и последовать указаниям Мастера Ва-Уш’ша: покой, сон и никаких физических нагрузок. Наг, внезапно нарисовавшийся в дверях лазарета в позе спящей змеи, сразу бросился в глаза. Темному вдруг захотелось съехидничать в адрес хвостатого Светлого, но какая-то странная тоска и лень не позволили волку раззявить пасть. Оборотень лишь аккуратно перешагнул шикарный хвост нага, пошатываясь и искренне стараясь не свалиться, чтобы быстрее оказаться у себя на койке.

----> Священный костер инквизиции

0

143

Слушая ответ девушки, лекарь задумчиво смотрел словно сквозь нее, размышляя о том, что, если бы не многочисленные ссадины, а лишь кровавые полосы оставались на ее лице, с нее впору было бы портрет писать. А после – прислать получившийся шедевр ледяной любимице одной из ворон Вранокрыла, пусть любуется и даст своему трепетному врагу, наконец, кратковременный отпуск. От Великих же не дождешься.
Все бы так четко и по делу на вопросы о своем состоянии отвечали. – Дарайя моргнул и уже осознанно взглянул на младшенькую по чешуйкам. Хаотично набросанный багровый узор, частично уничтоженный самим же мужчиной некоторое время назад, несомненно ей шел, но пора было приниматься за работу.
- Благодарю за точный ответ. Потом расскажешь мне, как ты оказалась под кушеткой.
Привычный маршрут до этажерки и обратно. Врач жестом указал второкурснице лечь на бок и, пока она укладывалась, наполнил цилиндр шприца дозой анестетика, которую, как только Герда прекратила ерзать, ввел ей под кожу в районе плеча. Ожидая, пока обезболивающее подействует, он осторожно приподнял покалеченную конечность и с задумчивым видом оглядел пятно заражения. Не было это похоже на аллергию, Андерсен ошиблась, однако Ва-Уш’ш предпочел не делиться своими наблюдениями с пациенткой. Взгляд переместился с руки девушки на часы: у него оставалось еще около пяти минут до момента, когда анестезия полностью подействует.
- А спина у тебя случайно не болит? - нарушил молчание, вспомнив, что, когда он вернулся в медкабинет, студентка лежала под койкой на спине. - Голова? Если упустишь это сейчас, последствия могут быть скверными.
Последняя пошла.
Бескрылый аккуратно прощупал указанные девушкой пальцы, глядя больше не на них, а на ее реакцию. По всему выходило, что это просто сильный ушиб, о чем лекарь поспешил уведомить, краем глаза отметив, что секундная стрелка завершила полный круг. Можно было приниматься за вывих. На всякий случай проверил чувствительность пациентки, после чего до характерного щелчка провернул плечо. Наложив тугую повязку, Дарайя вновь вернулся к вытянутой кляксе от Гнили. Взяв со столика предварительно прихваченный с этажерки пузырек, капнул несколько раз на потрескавшуюся, бурую кожу. Жидкость в неверном свете ламп, казалось, фосфоресцировала изнутри, стягивалась плотной пленкой на зараженном пятне, походя на мозольный пузырь.
- Не вздумай ее ковырять. - Строго проговорил мужчина, прежде, чем обмотать марлевым бинтом предплечье.
Возле двери послышался шум. Оторвавшись от увлекательного завязывания узелка на бинте, хозяин лазарета повернул голову к вползшему в помещение первокурснику. Судя по всему, впервые попавшему в передрягу и  только прибывшему с Земли.  За годы работы в Академии дракон уже научился примерно на глаз определять, сколько студент пробыл не дней, часов, в Статере. Всегда было любопытно, каково это – очнуться в таком непохожем и неродном теле? Еще хуже, наверняка, чем первое перекидывание в истинный облик. В его случае Дарайя хотя бы с рождения знал, кем является. А окружающие не давали ему об этом забыть ни на секунду.
- Проползай поближе, не стесняйся. Знакомство с чужим миром прошло так себе, как я погляжу? - сочувственно поинтересовался, собирая обрывки бинта с кушетки. - А тебе, прелестная моя, сейчас принесу чистое полотенце с водой. Умоешься.
Снова накатывала сонливость. Выдав Герде судно с теплой водой, с растворенным в ней порошком, призванным повысить слабую регенерацию, и свежее полотенце для лица, Ва-Уш’ш перевел свое внимание на нага. Хвост его выглядел еще жальче, чем напряженное лицо. Лекарь вздохнул, поднес стакан с успокоительным юноше и радушно улыбнулся.
- Дарайя Ва-Уш’ш, лекарь. Будем знакомы. А теперь расслабься, выпей содержимое стакана и расскажи мне, какая с тобой приключилась неприятность.
Не то, что бы ему было интересно, анамнез собирать он терпеть не мог, но разговорить этого перепуганного мальчика нужно было. Ожидая ответа, патлатый патолог пощупал явно пострадавшую руку и присел на одно колено, разглядывая порезы в большом количестве на чешуйчатом отрезке тела. Потом встал и прошел к резному шкафчику у ближней стены, однако, проходя мимо младшенькой, вынужден был остановиться и забрать у нее заметно потемневшее полотенце и тару с водой.
- Зная твои феноменальные способности, я бы рекомендовал тебе остаться на какое-то время здесь. Так ты, по крайней мере, будешь в относительной безопасности и чуть что сможешь сразу обратиться ко мне за помощью.

+3

144

Лазарет был... типичненьким. По крайней мере - запах. Отчасти знакомый, тяжёлый,  едко-медицинский, с примесью... чего-то растительного, наверно. И лёгкими нотками чего-то странного и непривычного, что, впрочем, не нарушало общую картину. А ещё тут был доктор, и больные. Вроде как. Один - встрёпанный и подозрительно мятый парень, как раз шарахнулся на выход, заставив новоявленного нага частично (передней четвертью) отшатнуться. Этого не хватило, чтобы очистить подход к двери от себя, но незнакомый парень невозмутимо переступил через хвост, и был таков.
Почему-то Макса это глубоко шокировано и возмутило на несколько мгновений, заставив замереть, и пытаться осознать произошедшее. Наверно, разум всё ещё цеплялся за былую бытность человеком, и думал, что переступить через него могут только в случае, если он лежал. Но он не лежал. По крайней мере, передней четвертью. Нестыковка давила на подсознание своей неправильностью, и мозг, реагировавший на окружающее чуть более адекватно, недоумённо задалбывался понять - в чём там проблема у подсознания. Действо, наверно, наиболее графично и точно охарактеризовала картина с туго вращающимися ржавыми шестерёнками.
Пока Макс тупил, к нему, оторвавшись от другой страждущей (а лазарет популярное в этих краях место!), обратился местный заправила. Ну, по крайней мере, белый (когда-то) халат, говорил сам за себя. Парень сперва несколько струхнул от вида неестественно жёлтых глаз мужика, потом припомнил. какие у него самого стали глазки красивые, и  немного умерил градус подозрительной настороженности. Прополз немного вперёд, оставляя на полу смутный ненавязчивый узор из алых разводов. Стоило немного поторчать на одном месте - натекало достаточно для художеств. А там доктор закончил с девушкой, и подкатил к нему со стаканом. Пить хотелось. Пусть даже подозрительно пахнущую... Эм... Микстуру? От подозрительного доктора с занимательными глазками, странным выбором краски для волос и непроизносимым именем. Макс колебался всего несколько мгновений, после чего выпил содержимое залпом. Не смотря на все частности, жёсткого неприятия у него этот тип не вызывал.
- Ну, понимаете... - поморщился от неприятного послевкусия пойла, и зыркнул по сторонам, в поисках места, куда бы деть стакан. - Встрял в разборки между овцой и козой. Овца оказалась стаей крыс, а у козы нашёлся питомец в виде гигантской сухопутной щуки.
Макс помедлил пару мгновений, переваривая бредовость высказанного, скривился и тихо зашипел, когда поломанную руку прощупали, постарался отрешится от вновь запульсировавшей в конечности боли, и глухо уточнил:
- И эта штука решила, что я вполне себе смахиваю на червячка, которым можно закусить. Это звучит странно, но так всё и было.
Напряжение понемногу отпускало. Даже со стороны было заметно, как расползаются неторопливо напряжённые кольца хвоста. Макс пристроил таки стакан на край какой-то то ли тумбочки то ли ящичка, и снова покосившись на возящуюся неподалёку девицу, уточнил:
- Скажите, а это тут норма, что  лю... всякие друг друга посреди бела дня убивают?
По крайней мере этот человек (человек ли?) казался более приемлемым источником информации. Старше всех, кого он тут успел повидать (а значит, солиднее и авторитетнее, верно ведь?), да к тому же упомянул про чужой мир, а значит, совершенно точно - в теме. Да и такого желания зашибить хвостом затрапезный медик не вызывал. Вон, делом занят, по загашникам шарится, между двумя пациентами разрывается.

Отредактировано Макс (2017-09-26 18:02:34)

+3

145

--Дуэль/Ложа драконов

Когда парень упал - а упал он почти сразу и даже уже не почувствовал тяжелый удар о каменную землю - боль равномерно распределилась по телу, сковывая теперь каждую клеточку тело, как бы тупо это не звучало, но в данный момент передавало ощущение вполне неплохо. Он прикрыл глаза, снова постанывая и тяжело выдыхая, накрывая ладонью челюсть, которую саднило чуть другой болью, чем всё остальное тело. Открыл глаза дракон уже в лазарете, оказавшись на свежей койке и зрение резануло белым светом, и парень на мгновение даже испугался, напрягшись - от чего его тело отозвалось новой порцией больно; юноша шумно выдохнул, слегка повернув голову в сторону других пациентов, чувствуя, как боль притупилась, но стала насыщеннее. Когда адреналин совсем выветрился стало прямо скажем не очень.
-Мастер! - завидев лекаря выдохнул парень, тут же как-то даже неловко и смущенно улыбаясь, ведь он был тут относительно недавно. Наверняка Дарайя даже отдохнуть от него не успел, но в этот раз воздушному дракону хотя бы повезло с тем, что разговаривать у бледного второкурсника вряд ли были силы. Последний же шумно сглотнул, чувствуя дикую сухость во рту и глотке, и прищурился, когда Мастер оказался рядом, будто припоминая всё: -У меня дыра в животе от "красной стрелы", и болит челюсть.. Ну голова немного. Тошнит, - будто одновременно анализируя своё состояние, медленно проговаривал юноша, облизывая сухие губы: -Ну, и еще крови в теле не так много, как хотелось бы, - наконец, юноша болезненно поморщился, попытавшись привстать - а то неловко валяться так, будто он всё же помер после той дуэли, но его грудная клетка отзывалась болью, будто скованная и мешающая нормально дышать. Корт даже бросил удивленный взгляд на свою грудь под мокрой подранной майкой, думая о том, что кто-то явно на неё давит. -Сердце больно бьется, - тут же невольно усмехнулся Дэниэль, подумав о том, что звучит фраза как-то глупо и по-детски, а затем прислушался к себе и добавил: -И быстровато.
И двуликий обвел взглядом лазарет, ненадолго задерживаясь на других пациентах, и всё же ища в помещении своего питомца, которого предстояло еще долго дрессировать, чтобы от него была хоть какая-то польза. Понадеявшись, что не перемещенная сюда полосатая туша отправилась хотя бы обратно в комнату, а не попрошайничать еду в столовую, юноша плюхнулся обратно, тут же пожалев об этом, потому что все тело и голова отозвались болью. Он замычал, устало уставившись в светлые потолки и игнорируя шумы вокруг.

+1

146

Заметив жест доктора, Герда начала устраиваться на боку так, чтобы поменьше всего болело. Сделать это было, откровенно говоря, непросто, потому что ни на один ушиб улеглась, так на другой, но, в итоге, Сказочница всё же смогла найти наименее болезненное положение и застыла, ожидая. Укол, и вот уже начали пропадать последние ощущения из онемевшей руки, даже сустав беспокоить перестал. Отличный повод облегчённо вздохнуть, но Андерсен сдержалась, только из выражения лица пропала до этого уловимая напряжённость. Как ни привыкай к постоянной боли, а без неё всё же лучше.
«Спина?» – озадачилась Герда, прислушиваясь к собственным ощущениям. С момента падения прошло недостаточно много времени, чтобы все неприятные ощущения пропали. (Это, конечно, не учитывая того факта, что подобные регулярные падения всё равно напомнят о себе в будущем).
– Честно говоря, пока ещё побаливает, но в пределах обычного, – призналась она.
Ощупывания пальцев особых эмоций у дракоши не вызывали, а вот на сообщение о том, что это просто ушиб, Неудачница слабо улыбнулась.
«Славно-то как, что обошлось.
Конечно, ещё переломов на нашу больную голову не хватало.
С ними неудобства были бы дольше, пусть даже левая рука мне нужна не так сильно, как правая, без неё тоже трудно».

Покуда Мастер занимался рукой, Герда смотрела куда-то перед собой, мысленно стараясь отвлечься от происходящего. Анестезия анестезией, но всё равно странно и не шибко приятно слушать хруст собственного плеча, а уж лишний раз смотреть на пятно заразы (не говоря уж о наблюдении за его обработкой) и вовсе было трудно для Андерсен. Особенно в нынешнем всё ещё несколько расшатанном состоянии.
– Хорошо, – откликнулась Неудачница, всё же мельком покосившись на предплечье, а после тоже обратила внимание в сторону шума.
Студент-наг. В обычном для посетителей лазарета состоянии. В общем-то, ничего нового. Но лучше поскорее отвернуться, ибо кровушка, а нам от вида этой самой кровушки снова может стать нехорошо.
– Спасибо, – кивнула Андерсен, принимая посудину и полотенце.
Оттереть саму себя от крови действительно хотелось, другое дело, что ранее просто момента подходящего для этого не было, да и снова бы натекло. Но то, что видеть себя в кровавых узорах было привычно, не значило, Сказочница научилась находить в этом какую-то эстетику. Нет, стремление поскорее убрать кровь с глаз долой (пусть даже зачастую стремление только мысленное) лишь усиливалось.
Герда посмотрела на своё отражение и поморщилась, тут же приступив к оттиранию «красоты».
«Это просто ужасно. Ощущение, что такие пятна скоро станут частью меня, что уже никогда не ототрёшь.
Да ладно, они тебе даже почти идут. Хорошо, ммм... С волосами сочетаются, да. И бледность кожи подчёркивают.
Неудачливость они подчёркивают.
И это тоже. Ну и мага крови сразу видно – он заранее в крови.
В любом другом случае маг крови наверняка был бы в чужой крови.
Но ты же на это не способна.
Да. И не горю желанием это исправлять».

Старательно оттирая кровь, Андерсен даже и не заметила, как на неё накатила сильная усталость. Не то чтобы она действительно успела сильно вымотаться физически, но что-то такое было. А особенно сильно вдруг начала о себе давать знать усталость моральная. Не хотелось ничего, никуда, а просто лежать и даже ни о чём не думать, поэтому совету Дарайи Сказочница обрадовалась.
– С вашего позволения, я действительно побуду здесь, – согласилась она, а после снова устроилась на кушетке и довольно быстро крепко уснула. И пусть все неприятность подождут (ну, или мы на это понадеемся).

Отредактировано Герда (2017-10-11 21:01:45)

+2

147

дуэль-ампутация ноги

Крик раздирал ее (и лазарет заодно) на части.
Вопила не она, Эмили МакАлистер, а ее нутро. Неслыханная боль, идущая из раны на ноге,  из самых ее потрохов, в горле превратилась в огненный вихрь. Это уже был сплошной поток вопля, судорога, разрывающая всё на своем пути, отдающаяся в каждом хряще, пронизывающая мозг, доводящая почти до обморока.
В лазарет студентка попадала разной: и с кинжалом в ноге (шрам на левом бедре), и с дырой в животе (шрам на весь живот), прокушенным левым коленом (разумеется, шрам), а вот живой иллюстрацией выражения "ноги в руки" впервые. И хотя Судья сделала всё для удобной телепортации раненной, доставив ангела и ногу аккурат в лазарет. Да вот не учла Мастер, что выбранная ею койка будет занята студентом. В общем, кто бы ни лежал там в то мгновение, он явно не ожидал, что рядом с ним или с ней материализуется буйный ком перьев. Настолько буйный, что ворочаясь умудрился рухнуть на пол, попутно утянув за собою прикроватную тумбочку.
И вот она картина маслом: ангел с частично выдернутыми перьями, сжимала отгрызенную по голень собственную ногу и с шумом хлопала крыльями.
- Пришей! ПРИШЕЙ!
Эмили уже не отдавала себе отчета ни в чем: обдирала ли она себе кожу лица свободной рукой или же раздирала ею свою одежду, рвало ее проклятиями в ничейный адрес или же желчью и кровью. Ей было всё равно. Этот вихрь перьев и черных кудрей, частично прилипших к мокрому от крови и пота лицу, а частично подметающих собою пол, не желал успокаиваться. Не желал приходить в себя. Давно копившийся гнев, наконец, получил волю, он лился из ангела вместе с кровью из ноги, с рвотой изо рта. Ком нервов нарастающий еще с Земли, наконец, полностью разматывался. Эмили впервые за двадцать лет жизни злилась по-настоящему сильно, без остатка. И тут в какой-то момент, когда внутри не осталось ничего, приступ отступил. Жар отпускал, сменяясь ознобом. Кровь превратилась в стукающиеся друг о друга льдинки, ранящие стенки сосудов. Сердце, кажется, вообще перестало биться. Легкие перестали перекачивать воздух. Все мысли в голове сузились до размера атома и сейчас Светлая четко осознавала чего именно ей хотелось. Ей хотелось уби-и… Нет, не сказать чтобы она хотела убить Темную, но ей просто не хотелось бы видеть рыжую среди живых.
Пациент скорее псих, чем ангел.

Отредактировано Эмили (2017-10-11 21:01:06)

+4

148

«Овца и коза»? Это он так ругается? – лекарь незаметно усмехнулся. Да, со стороны паренька история выглядела не иначе как бред воспаленного сознания. Сжалившись над пациентом, Ва-Уш’ш решил прояснить ситуацию, одновременно отставляя стакан от края, дабы случайным жестом не задеть его и не прибавить себе работы по уборке медкабинета.
- Это звучит обыденно, мой юный друг. - В голосе послышалась усталость. Дожидаясь начала действия обезболивающего, врач принялся обрабатывать нижнюю часть тела нага. - Та, что оказалась стаей крыс, - представительница расы рой, они все могут рассыпаться стаями мелких существ, будь то насекомые, птицы или, как в твоем случае, зверьки. А у второй был фамильяр, ее помощник из эфира, судя по твоему рассказу. То, что попыталось тобой полакомиться. Когда наберешься сил и знаний, сможешь и себе подобрать по вкусу нечто подобное, если захочешь.
Покончив с многочисленными порезами и с тоской во взгляде посмотрев на кровавые разводы на полу, мужчина встал с колен и повторно оглядел первокурсника. Все чаще Дарайе думалось, что идея прийти в ректорат и потребовать у Великого Светлого что-нибудь приятственное за консультации всех этих юнцов вне лекций не так уж и плоха. Ведь ему после катаклизма совсем немного надо.
Например, ассистента.
Вспышка раздражения сверкнула под толстым пластом давно заледеневшей флегматичности и потухла во мраке накопленной усталости. Причиной послужило появление очередного младшенького по чешуйкам. Туман, в который его спеленали для телепортации, рассеялся, и бескрылый дернул бровью, впрочем, не отрываясь от наложения повязки на руку хвостатого юноши.
- Не совсем норма. В академии не так много законов, я бы сказал, что есть лишь один, требующий беспрекословного исполнения. Убийство в стенах академии запрещено, убийца тут же лишается жизни сам. Однако с дружелюбием здесь не очень, ты прав. Особенно, когда дело касается различия между Сторонами. Об этом тебе еще расскажут более подробно на первой лекции.
Незадачливый дуэлянт хрипел и сипел с кушетки. Медик надорвал край бинта посередине и завязал образовавшимися марлевыми полосками крепкий узел, после чего улыбнулся уже знакомой первокурснику клыкастой улыбкой:
- Ты можешь отдыхать. Руку не тревожь в ближайшее время, позволь кости срастись правильно.
Его ждал зачастивший в лазарет Дэниэль. Подобрав лишнее с тумбочки возле нага и скинув накопившийся мусор в ближайшую урну, лекарь подошел к младшенькому и сощурился, вглядываясь в рану на животе. Студент очень кстати заговорил, с интересом Ва-Уш’ш перевел взор янтарных очей на его лицо. Сердце больно бьется?
- Не обращай внимания на него, это лишь следствие. - Буднично прокомментировал прежде, чем уйти за инструментами и лекарствами для предстоящей операции. У кушетки, на коей расположилась, кутаясь в простыню Герда, он остановился и, подумав с полсекунды, вымолвил. - Когда будешь в состоянии встать, я буду вынужден просить тебя о помощи. Несложно. Всего лишь протереть полы.
Оставалось легкое беспокойство, что даже с этим у кровавой младшей могут возникнуть сложности, но медик решил для себя, что будет в нее верить и надеяться до самого конца. Сгусток магической энергии, второй раз за последние четверть часа всколыхнувший воздух, заставил Дарайю инстинктивно обернуться от шкафа к ряду коек. С тонких губ сорвалось горькое:
- Потрясающе.
И дело было не в уровне шума, резко скакнувшем на десяток делений вверх. Врач привычно сморщился, но восхитился той четкости, с которой обе прибывшие девушки поочередно материализовались из воздуха на кушетку к Темному второкурснику.
Природная магия и подобная точность. Уж явно не Хильды почерк.
Перед мысленным взором предстала Инанна, жизнерадостно машущая рукой и посылающая, как минимум, один воздушный поцелуй вслед за новыми жертвами глупой свары. Со вздохом бескрылый пожелал тигрице беспокойного сна ближайшие пару часиков и склонился над замолкнувшей пернатой, предпочтя проигнорировать оборотня, метнувшейся от окровавленного дуэта и громыхнувшей заскрежетавшими по полу ножками. В голове мелькнула ставшая традиционной мысль о необходимости запроса ассистента в лазарет, его одного в медкабинете стабильно на всех не хватает. Взяв на руки упавшую с койки девушку, врач бережно уложил ее на свободное место, тут же вкалывая ей анестетик и обдавая морозным дыханием обрубок ноги. На коже возникла ледяная корка, и мужчина удовлетворенно хмыкнул, вновь переключаясь на истекающего кровью дракона.
Более детально осмотрев рану и обеззаразив ее, Дарайя принялся за дело. Он даже немного приободрился, вдохновленный более увлекательным, чем наложение повязок на переломанные конечности, занятием. Зашивать кишки и разбираться с тромбами всяко интереснее будет. Не настолько, чтобы окончательно проснуться, конечно, но, по крайней мере, глаза уже не так слипаются. И пациент покорно спит под действием общей анестезии, не то, что его предшественник.
- Десять. Девять. Восемь. Семь. Шесть. Пять. Доброй ночи. Помнишь, как тебя зовут и кем ты являешься? - всякий раз, когда они выходили из-под действия наркоза, на их лицах в первые секунды после пробуждения отражалась такая беспомощность, что, будь бескрылый чуть помягче или, наоборот, садистом, он бы реагировал куда более бурно, чем отеческая улыбка. - Ты Дэниэль Корт, огненный дракон, Тьма, чистокровный. Учишься на втором курсе академии. Остальное вспоминай сам, ты у меня, к сожалению, не единственный на сегодня посетитель.
И, если оборотень-лисица жалась в углу и пока обходилась без профессиональной помощи Мастера-целителя, то оставленная с начавшей подтекать кроваво-ледяной коркой на ноге ангел уже точно заждалась.
- Ничего, прелестница, у тебя хотя бы есть что пришивать.
Любезная Степь отправила отгрызенную ступню вместе с хозяйкой, и Небесный со смешанными чувствами мысленно поблагодарил рыжую коллегу. А то пришлось бы покореженной бедняжке рассказывать о том, что ей предстоит каким-то образом добыть себе магический протез, при условии, что в академии своего артефактора нет. Любопытно, она бы подняла вой на большей высоте, чем, когда свалилась из воздуха к Корту в койку? Радушный хозяин лазарета заботливо принялся отсчитывать обратный счет от десяти, отправляя перепуганную девушку в мягкий сон без боли. Рисковать и делать ей операцию по пришиванию конечности на место с местной анестезией Дарайя не решился.
- Кстати, Дэниэль. Не смей сейчас подниматься с койки и ускользать в свою комнату, твое геройство доведет тебя до меня же, но в виде хладного трупа. Не делай мне таких подарков раньше времени, я могу растрогаться.

Отредактировано Дарайя Ва-Уш'ш (2017-11-24 00:46:50)

+5

149

- Стая... крыс?
Прозвучавшее казалось совершенно нелепым, но факты определённо говорили сами за себя, да и успокоительное явно набирало силу, заставляя нага чуть покачиваться на помятом хвосте. Он переваривал сказанное доктором, почти не замечая боли (ну, не шили же ему шкуру, в конце концов? Так, дезинфекция, и, скорее всего что-то местное ранозаживляющее) , и приходил к выводу, что его слова несомненно являются правдой. Да и его тон, спокойная сосредоточенность как и сам тембр голоса определённо подкупали и успокаивали. Потому к произнесённому змей отнёсся на удивление серьёзно, переваривая новую информацию, и собрался уж было задать ещё несколько вопросов, но возня с рукой принесла куда больше неприятных ощущений. Хорошо хоть перелом был закрытый, и не слишком сложный. Наверно. Может быть.
Ну, по крайней мере, на это стоит надеяться, глядя на то, каким негромоздким и аккуратным оказался сооружённый доктором гипс. Или повязка? Нет, привычным сульфатом кальция тут даже и не пахло, но повязка определённо обладала определённой жёсткостью и неплохо фиксировала конечность.
Впрочем, задуматься о природе повязки ему не удалось - в лазарете прибыло страждущих. И ведь, сыпались как из ведра - сперва парень с раскуроченным животом, потом деваха с крылышками и отрубленной ногой... То, что они явно были перенесены сюда чем-то вроде  самого что ни есть телепорта-телепорта,   впечатляло только первые несколько мгновений. Потом Максу банально подурнело.
Нет, кровь там, порезы, поломанные носы и разбитые брови его не впечатляли ни на ёту, но пробирающий до самого позвоночника (которого у змея, на минутку! было что то около четырёх метров) вопль девахи, размахивающей собственно отчекрыженной ногой производил впечатление совершенно неизгладимое, и глубоко шокирующее. Наг впал в некоторое оцепенение, безучастно наблюдая за тем, как тихий доктор обречённо шарился между двумя сложными пациентами с жуткими ранами иделовито латал и то и то где, похоже, магией, где руками.
Отчего то Маку вдруг стало казаться, что  он тут практически необоснованно, с какими-то жалкими царапинами и презренными жалобами на жестокость окружающего его мира.
Макс несколько заторможено, нелепо, но довольно целенаправленно начал пятится к дверям, неловко перебирая кольцами по полу.

+1

150

-------->Дуэль

Возможно, свалившийся на койку вопящий ангел мог показаться Дэниэлу Корту благословением свыше, но вот падающая вслед оборотница должна была бы его сделать просто звездным счастливчиком. И дело было не в том, что обрушившаяся прямиком к нему на лицо лисица была полностью обнаженной - нет, а потому что она все-таки смогла приземлиться таким образом, чтобы не переломать и без того многострадальному дракону еще чего-нибудь. Например, черепную коробку. Вцепившись одной рукой в край кровати, а другой раздирая полу-звериной рукой матрас прямо рядом с лицом Дэниэля, одним коленом упираясь вопящей Эмили то ли в спину то ли в плечо, а другой ногой обваливая все содержимое прикроватной тумбочки, Беллар непонимающе щурилась и быстро-быстро моргала, как будто пытаясь проснуться ото сна. А когда почувствовала своей грудью чье-то прерывистое дыхание где-то снизу, начала вопить уже она.
Беллар резко отшатнулась в сторону, чуть не прихватив за собой кровать вместе в распластанным по ней больным, врезалась в кровать сзади с еще одним пациентом, похоже, спящим, а затем, раскрасневшееся до самых кончиков ушей, метнулась в самый дальний угол, отчаянно сдирая с крючка белый халат в несколько раз больше ее скромной конституции. И только после того, как уже его надела и запахнулась до самого горла, она весьма некстати вспомнила о вежливости: - Извините, можно? - Впрочем, вопрос был не обязательным, так как все внимание мастера-целителя было полностью поглощено пациентами и ни чем другим.
Это была ситуация из ряда вон выходящая. В самом деле, какие похотливые лианы? Какие сколопендры и разъяренные до чертиков оборотни? Какие, арсовы труселя, искрицы и ожившие цельнометаллические роботы в несколько десятков этажей высотой? Что может быть это все по сравнению с картиной лишившегося ноги ангела. По ее вине лишившегося ноги ангела.
Беллар не могла оторвать взгляда. Вжавшись в дальнем углу больницы, она наблюдала за тем, как мастер отпускает Эмили на свободную койку, и не могла не смотреть. Не могла даже позволить себе на минуту перевести фокус на чем-нибудь другом. Все еще стоя на ослабленных ногах, хватаясь за какой-то шкаф чтобы не упасть, заглушая в своем сознании все звуки, весь ее мир сошелся на ноге Эмили - окровавленном обрубке который от нее осталось. Она не могла поверить, и все же вполне трезво все это видела. Она была в трезвом рассудке, когда сжала свою пасть на ее ступне, трезво ощущала остатки ангельской крови в своем рту, на своем лице, на своих лапах. А сейчас, тоже вполне трезво ощущала как кровь - не ее кровь - застывает на руках, на ногтях, пятнами впитывается в белый халат, стекает густой липкой массой по ногам на пол. И все еще было трудно поверить.
Она стала испуганно озираться на пациентов, на мастера, на Эмили, и открывает рот чтобы объяснить, но поняла что не сможет из себя выдавить ни слова. Впрочем, ее оправдания сейчас будут совершенно неуместны. Разве что ей сделают выговор из-за того что размазала кровь по всей палате.

Отредактировано Беллар (2017-11-12 19:02:33)

+2

151

Дракон напряженно дышал, не сводя взгляда с Мастера и только после окончания его последней реплики чуть кивнул, проследив за ним взглядом до стола с медикаментами. Сердце болело и ломило грудную клетку будто в попытке выбраться, но уже как-то чуть более спокойно - словно утомилось рваться к свободе. Взгляд карих глаз остановился на Герде - та обнаружилась на кушетке чуть поодаль, на что Дэн лишь слабо улыбнулся однокурснице и решил, что надо будет позже выпить с неудачницей и спросить, что с ней-то снова приключилось - выглядела дракон вполне сносно. Ну, для неё лично.
Тяжелую голову было утомительно держать на весу и парень рвано выдохнул, поморщившись и ложась обратно. Он только опустил голову и прикрыл глаза, как тут же разразился воплем - на его израненную тушку приземлилась совсем не по-ангельски Эмили, крича так, что даже чистокровному поплохело - это учитывая то, что от внезапной боли ему наполовину заложило уши. Не успела девушка свалиться на пол, а Корт хоть немного опомниться, как на него рухнуло ещё одно тело. От тяжести и испытанной боли, которая до этого только чуть-чуть притупилась, у парня закружилась голова и он взрыкнул, жмурясь и быстро дыша через сжатые зубы.
Когда темнота перед глазами пропала и звон в ушах перестал быть таким мерзким, то Корт рискнул открыть глаза; обвел взглядом лазарет - знакомая оборотень жалась в углу с загнанным видом, не узнавая чистокровного, что и не удивительно - бронзовый загар сменился сероватой кожей, волосы растрепаны и он весь щедро перемазан кровью и только что кишки себе сам в живот не укладывает, а сама девица слишком шокирована и выглядит так, будто вот-вот хлопнется в обморок. Дарайя остановился у знакомого ангела, принимая хоть какие-никакие быстрые меры, а той было вообще не до других посетителей, она выглядела даже хуже чистокровного. Герда ещё дислоцировалась там же, а наг, которого лекарь уже успел подлатать, спешил ретироваться.
Когда Мастер подошёл, то Дэн даже не успел сказать что-то - наверняка как всегда глупое и наполненное обожанием преподавателей - его уже погрузили в наркоз; очнулся юноша уже по окончанию операции, расфокусировано глядя по сторонам и вообще с трудом для этого разлепив глаза. Когда же ему удалось зацепиться взглядом за лекаря и вслушаться в его слова, тот заканчивал свои перечисления, спокойно глядя на студента. Дэниэль несколько смущённо кивнул, от чего налитая свинцом голова загудела, и лег, смотря в светлый потолок - его чуть снова не загнал в сон размеренный счёт Мастера.
Парень только успел подумать, что как только до конца отойдет ото сна, то сразу направится отлеживаться к себе в комнату - как к нему обратился Мастер, прося этого не делать. И его слова были похожи на.. шутку? Да нет. Нет. Мастер и шутки вещи не особо совместимые.
-Хорошо, - без особого энтузиазма отозвался Корт, проводя рукой по волосам и стараясь загладить их назад и хоть немного вернуть себе привычный облик; ему уже было значительно лучше, может быть просто действовали лекарства, и просто лежать, когда у Дарайи такой наплыв калек, дракону не хотелось: -Может быть могу чем-то помочь?

+3

152

Одежда, словно на клею, прилипла к телу. Телу, которого Эмили уже не чувствовала, что уж говорить об какой-то там его конечности. Паралич сковал ее целиком, и ни холод каменного пола, ни чьих-то рук, ни матрас больничной койки – ничего из этого ангел не ощутила. Собственно, ей уже было всё равно: отпилит ли Док вторую ногу для симметрии или же это он накрыл культю ледяной коркой. Ангельское сознание впало в некое подобие анабиоза.
Анабиоз.
Да, это слово отлично подходило. Организм впал в спячку, закрылся сам в себе от внешних раздражителей, в ожидании благоприятных условий. Но какой уж там, когда ты в Академии. Покоя тут не жди нигде, даже в лазарете, ведь...
Ведь через несколько мгновений вновь раскрылся портал и оттуда упала ее обнаженная оппонентка.
По правде сказать, голые девушки никогда не пробуждали в Эмили никаких желаний. Если быть совсем честными, Эми могла быть отличной заменой Хладам да только габаритами не подходила. Особые умники даже шутили, что холод ее души однажды обернется ей ларингитом.
Но сейчас голая первокурсница лишь одним своим видом смогла вытащить ангела из его анабиоза, доводя Светлую до дрожи явно не сексуального характера.
- Ты... - хрипло просвистела Эмили, сжав плотно зубы, что аж слюна пузырями собралась у рта. Хотелось что-то кинуть в лисицу, а под рукой ангела была лишь подушка. Ничего, сойдет. Сейчас сойдет все. Потом она все равно ее придушит, о да. Пусть только останется в лазарете на ночь, и этой же подушкой Эмили накроет ее милое личико, предварительно парализовав. "Ах мастер Дарайя! Я не знаю как так получилось! О нет, я не переворачивала эту несчастную мордой вниз!".
Но нет. Вся эта "спланированная" вендетта тут же пошла прахом. Количество адреналина заметно упало и уступило место боли. Но нет, то была боль не от ампутированной конечности, а от перелома в левой руке. И стоило только ухватиться покрепче за подушку, как словно электрический разряд прошелся от кисти до мозга и обратно, заставив ангела резко мотнуть головой назад-вперед.
- Cunt! - Трудно сказать, это Эмили высказала свое мнение об оборотне или же о ситуации в целом, но в любом случае тетя Марта дала б по губам.
Да как вообще столько мест могло болеть одновременно? Сломанная рука, отгрызенная нога (а какую из ног оборотень прокусила в самом начале дуэли?) обожженная трахея и глотка, ноющая челюсть. Казалось, что еще чуть чуть и все, ангела можно хоронить, что еще чуть чуть и Эмили дойдет до предела. И стоит ей только лечь, как она уже никогда не встанет, и это будет последнее, что она сделает.
Опираясь на здоровую руку, ангел превозмогала лихорадку и старалась сохранить полулежащее положение, словно от этого напрямую зависела ее жизнь. Растрепанные кудри теперь уже шторой закрывали лицо ангела, оставляя лишь мелкие проблески для обзора, а Эми каждую секунду с шумом фыркала, сдувая пряди назад. Холодный клейкий пот стекал от висков к шее, с затылка на спину. Просто очаровательная картина.
Док ее заверил, что все в порядке, ведь ей "есть что пришивать". И принялся тут же считать. Меф! Эмили была в лазарете достаточно часто, чтоб возненавидеть этот монотонный счет. Вместо недовольствия и очередных угроз ангел лишь прохрипела короткое:
- Ру..ка, - по слогам сказала студентка, постепенно проваливаясь в сон.

Отредактировано Эмили (2017-11-21 14:07:56)

+1