http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/25158.css
http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/78127.css

Потерянное поколение

Объявление

Добро пожаловать на FRPG Потерянное Поколение NC-21

Обратите внимание:
Сюжетный эпизод вскоре будет завершен, ожидаются перемены в преподавательском составе. Слухи об этом уже распространились по Академии.

Правила
Путеводитель
Список персонажей
Магия
Расы
Акции и заявки
Организации/вакансии
Шаблон анкеты
Вход на Светфак
Вход на Темфак
Добавить расу
Стать преподавателем

Админы
ЛасМэриЯна


Тамада
Алесса

ГМ
Альваро НандТахемДэниэльДакота

Требуются
Пиарщик, дизайнер, гм

21.06.18: Третий курс Темного факультета пополнился новой многогранной личностью. Дикон, добро пожаловать!
15.06.18: Второй курс Светлого факультета пополнился новой небожительницей Сашей, добро пожаловать!
22.05.18: Поколение, не спи, держи свежие новости от администрации - Раскол Дамнума и не только
08.05.18: В Дамнуме появилась наместница Севера Сигин... что бы это значило? Но мы ее все равно горячо приветствуем!
24.04.18: Свежее пополнение студенческих рядов - вампир Кристиан на первом курсе и дриада Чарна на втором, добро пожаловать!
23.04.18: Поздравляем студентов с успешной сдачей экзамена! Отличники получают вкусные призы, а остальные не отчаиваются и ждут следующего конкурса ;)
22.03.18: Темный факультет приветствует юное земное пополнение в лице оборотня Кёи и элементаля Куён!
11.03.18: Мы рады приветствовать пополнение в рядах первокурсников Светфака. Теодор, добро пожаловать!
11.03.18: Тяжелые праздничные выходные прошли, нелюди потихоньку возвращаются к (не)жизни. Приглашаем поразмять мозги и принять участие в конкурсе.
26.02.18: Если у вас есть эпизоды в Библиотеке снов, которые не противоречат мануалам Древней Статеры, просьба написать об их переносе здесь или сестрам Месгрейв.
26.02.18: Для новичков (первокурсники 6 и 7 группы) открыт набор на вводную лекцию в аудитории 360. Успевайте зайти в аудиторию до 4 марта!
25.02.18: Время почистить новости и начать копить новые. Как насчет большого весеннего обновления?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Потерянное поколение » Принятые анкеты » Аделаида Хелена Хейвен, Светлый факультет


Аделаида Хелена Хейвен, Светлый факультет

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Фамилия, имя
Аделаида Хелена Хейвен, можно просто Ад. Или же Ада, Делли, Хел. Прозвища с таким именем даже не нужны, но воспринимаются любые, вплоть до «эй, ты, тупая шельма».

2. Возраст
19 лет.

3. Сторона/Раса
Светлая дроу.

3.1 Искра
Знатная эльфийка, управлявшая воздухом. Сбежала от семьи и подалась в ассасины, умерла довольно нелепой, особенно на фоне творившегося в мире, смертью – подавилась и задохнулась.

4. Стихия, ступень магии
Вода, обращённая.

5. Деятельность
Обучается в Академии на третьем курсе.

6. Биография
Аделаида родилась во Франции, в Руане, хотя единственное французское, что в ней можно найти – тяга к революциям и любовь к исполнению Марсельезы. Её отец работал в одной довольно крупной фирме, а мать была фотографом. К сожалению, воспоминаний о тех местах не осталось, так как из-за работы отца семья была вынуждена переехать, когда младшей Хейвен было только три года. В дальнейшем она также долго не задерживалась на одном месте, пока в итоге её не занесло в Академию.
Новым местом жительства стала Испания, Барселона. Пожалуй, Хелена смогла бы по достоинству оценить этот город у моря, если бы не оказалось, что она довольно плохо переносит жару. Летом девочка могла целыми сутками сидеть в холодной воде и поглощать пачками мороженое, после чего нередко заболевала. В менее жаркие дни, играя с местной ребятнёй, она ощущала себя лишней, неуместной, так как была бледной, светловолосой и часто путалась в языках. К тому же, Аду регулярно путали с мальчиком, дети ведь и так довольно похожи, а тут ещё и волосы коротко стриженные и почти полное отсутствие разного рода юбок и платьев. Правда Делли это не сильно смущало, так что, адаптировавшись на новом месте, она начала проводить много времени с мальчишками, играла в мяч, ввязывалась в драки, ныряла за ракушками и вообще вела очень активный образ жизни. У неё появились первые друзья... И снова семья была вынуждена переехать.
Ей было почти шесть лет, когда новым домом ненадолго стала Австрия, город Зальцбург. Здесь Аделаида пошла в начальную школу, причём в тот день она очень нервничала, так как плохо владела языком и почти никого не знала, из-за чего старалась держаться в стороне, по большей части наблюдая и запоминая, как надо себя вести. Хейвен скучала по друзьям, по морю, но делать было нечего, хочешь жить – умей вертеться, а в данном случае приспосабливаться. Она была тихой и скромной, бледной, незаметной, словно тень. Ада запомнила всех, с кем училась, но мало кто запомнил её, а потому вряд ли дети заметили, что во втором классе куда-то делась молчаливая девочка с тощими короткими косичками и вечно ободранными коленками. А делась она в Мюнхен, где пробыла недолго: родители поссорились, из-за чего мать уехала в Гаагу, прихватив дочь с собой. Снова море, но на этот раз холодное, с сильными ветрами и неожиданными дождями, у Ады снова началась тоска по Барселоне, по друзьям, ведь за это время она так ни с кем не сошлась. С другой стороны, быть одной постепенно входило в привычку, реальная потребность в обществе была меньше, чем казалось Хелене. Однако в Нидерландах мать и дочь прожили только полгода, после чего взрослые снова нашли общий язык, и семья воссоединились во всё той же Германии.
Теперь Хелена приняла решение, что надо что-то менять, что быть тенью ей совершенно не по душе, пусть даже что-то подсказывало, что новый переезд не заставит себя ждать. Конечно, Хейвен не стала резко душой компании, но теперь не стояла в стороне. Она снова обрезала волосы, перестала сильно заботиться о собственной репутации и собрала вокруг себя небольшую группку, состоявшую из двух мальчишек-итальянцев и девочки-кореянки. Вместе с ними Хелена то вступала в драки «во имя защиты справедливости, слабых, униженных и оскорблённых», то подкладывала учителям кнопки и намыливала школьную доску. Один раз её даже вызвали к директору, но толку от этого не было, разве что Хейвен стала осторожнее. В этой школе её звали исключительно Хел, толсто намекая на английское hell, что, в итоге, странно смотрелось в сочетании с фамилией, которую произносили созвучно с heaven. И ведь Аделаида соответствовала этому парадоксальному сочетанию, впадая из крайности в крайность. Она либо выполняла задания безукоризненно, либо гоняла балду во всём и сразу, либо общалась со взрослыми вежливо и учтиво (обычно тогда, когда могла найти в этом выгоду для себя), либо начинала дерзить, постепенно выводя из себя даже самых терпеливых. То её невозможно было не заметить, то резко снова становилась тише воды ниже травы. Были и те, кто испытывал симпатию к Делли, и те, кто собственноручно бы её придушил. «Чокнутая девчонка», – так не раз называли Аду за спиной, думая, что та ничего не слышит. А Хейвен лишь улыбалась и вскоре снова выкидывала что-то неожиданное.
Однако вскоре все в той школе смогли вздохнуть с облегчением, так как, когда Аделаиде уже исполнилось одиннадцать, семья переехала в Штаты. Год они прожили в Вашингтоне, ещё два – в Нью-Йорке. За это время Хел успела сменить пять школ. Один раз её исключили из-за ужасного поведения и попыток устроить в школе революцию, один раз она была близка к исключению (на Хейвен часто жаловались, но не было явных доказательств относительно многих проступков, что не позволяло принять должные меры), однако родители решили, что лучше перевестись, а не испытывать судьбу. В другой раз так вышло, что Ада, которая старалась вести себя на удивление мирно, пребывала в очень натянутых отношениях как с одноклассниками, так и с учителями, так что снова пришлось менять место обучения.
Подобные скачки из одного коллектива в другой не могли не отразиться на Хейвен. Она более не старалась завести друзей, ей было достаточно просто круга приятелей, у которых можно списать домашку и с которыми можно погулять и поисследовать какую-нибудь заброшку. Делли экспериментировала, на новом месте представая под новой личной – ей было интересно примерять разные маски, разные роли, при этом мнение окружающих ставилось на второй план. Зачем заботиться об этом, если их пути скоро разойдутся? Так что ничего удивительного, что в одном месте Аделаиду считали ботаничкой, в другом – раздолбайкой, где-то она была звездой спортивной секции, а где-то становилась похожа на фаната истории. В разных местах мнения о ней могли складываться абсолютно противоположные; если бы учителя из разных школ обсуждали Хейвен, они бы пришли к выводу, что не могут говорить об одном человеке.
Потом снова смена места жительства. С четырнадцати лет Аделаида проживала в столице России, причём отец заявил, что больше никаких переездов, так как пусть хотя бы сыновья, которые должны были скоро родиться, не будут мотаться по свету. Хелена, отчасти, тоже была рада этому, хотя поначалу оказалось немного сложно свыкнуться с мыслью, что новый дом стал именно домом, а не очередным временным пристанищем. Именно в этот период времени Ада узнала о том, что на самом деле сокращения обоих её имён с фамилией сочетаются примерно никак, зато имеют связь с преисподней. А ещё она заметила, что куда легче общаться с людьми по сети, нежели вживую – те и так далеко, не надо переживать, что скоро пути разойдутся, что скоро очередное расставание, порождающее тоску. Также Хейвен увлеклась онлайн-играми и фэнтези, пытаясь таким образом отвлечься от реальности, в которой были младшие братья-тройняшки, вечно шумные, привлекавшие к себе внимание, за которыми надо было следить, помогая маме, которая и без того сильно уставала. В этой стране Ада по достоинству оценила такую «полезную» пищу, как доширак, ролтон и прочие прелести из серии «залей кипятком или грызи сухим, ленивая ляжка», но любимым, можно даже сказать, фаворитом, оставался именно дошик. Пища богов, употребляемая каждый раз, когда Хел лень было готовить, а мамы не было дома, и потому надавать по шапке она не могла.
Вот только, кажется, покой Аделаида сможет найти лишь в мире загробном, в который она не верит, как и в прочие религиозные вымыслы. То был совершенно обычный день, сонная Ада задумчиво грызла доширак, мысленно ворча на рано куда-то ушедших родителей и иногда следя, что делают братья. И вот к ней заявился какой-то не лысый, но по внешней странности вполне себе чёрт и, не слушая никаких возражений, затащил «к себе на куличики», иначе говоря – в Академию. После некой совершенно невнятной ерунды, по-умному названной инициацией, Хейвен, что ожидаемо, на следующее утро очнулась в комнате. Явно не своей комнате, хотя бы потому, что не было слышно детского плача или криков. Правда в тот момент её не столько волновало то, кто она теперь, где она, кто все эти нелюди и в какую ММОРПГ её занесло, ведь куда важнее было другое: где её доширак?
Когда закончилась первая тоска по недоеденной лапше быстрого приготовления (точнее, всего лишь притупилась, потому что Хейвен до сих пор сожалеет о сей утрате), началось освоение в новом мире. Сначала из колеи вышибло даже не то, что теперь Аделаида являлась дроу, а что она была светлой дроу. Где-то на задворках сознания с треском разорвался шаблон, хорошо хоть, что стихия светом не оказалась. Следующим ударом для атеистки Хелены стало то, что теперь из неё, как и прочих учеников, будут делать что-то похожее на религиозных фанатиков, воюющих во имя своего божества. Причём, в отличие от фанатиков земных, эти принимали существование обоих Высших, что вызывало ещё большее недоумение. Ада честно пыталась понять, зачем оно нужно и в чём смысл, но к третьему курсу понимание так и не сдвинулось с мёртвой точки, зато в голове начали зарождаться революционные планы. Зачем? Просто Хейвен кажется, что это веселее, чем бить кого-то, кто волей Великого Корейского Рандома оказался на другой стороне, при том, что стороны мало чем различаются.

7. Характер
Возьмите ведро терпения, банку переменчивости, половник любопытства, три ложки фантазии, щепотку отчуждённости, перемешайте, нагрейте и выкиньте в окно, предварительно проверив, чтобы никто не проходил мимо, потому что подобная воображаемая смесь вам всё равно не поможет. Даже первое впечатление может вам ничего не дать, потому что легче предсказать погоду, чем то, в кого решит поиграть Аделаида на этот раз. Она ведь привыкла играть, для неё это гораздо легче, чем просто быть собой. Выбрать роль, обозначить какие-то рамки, ключевые моменты и просто следовать этому. Правда в Академии она начала постепенно отучаться от данной манеры поведения, но всё равно не стоит слишком доверять этой особе. Однако давайте по порядку.
Аделаида из тех, кто проявляет больше эмоций, чем испытывает на самом деле и, ко всему прочему, её чувства слабее, чем оно должно быть – защитный механизм психики, чтобы легче переносить перемены, привыкать к новым условиям и менять маски, с ними в корне меняя поведение за считанные мгновения. Так что если сейчас Ада спокойно сидит в полудрёме, нет гарантий, что через пять минут она не попытается устроить скандал на пустом месте. Не так уж просто заставить Делли волноваться из-за чего-то, разгневаться, разрыдаться. Она легко переживает неудачи и потери, просто потому, что те не вызывают должных эмоций, которые бы помешали здраво рассудить, что от пустых страданий пользы нет. Это порождает определённую стойкость, а также приличное терпение, ведь если нет отклика на раздражитель, нет и раздражения. Но у медали есть и обратная сторона: с эмоциями положительными ситуация не лучше. Хелена может сколько угодно улыбаться, смеяться, изображать веселье... Вот только настоящее счастье так и останется роскошью. Наверное, это и стало причиной холодного и местами жестокого взгляд на реальность, что, однако, Хейвен старается не выпячивать – другим совсем необязательно знать, что она думает на самом деле.
Может долго быть одна, не чувствуя при этом дискомфорта. В силу частых переездов, Аделаида поняла, что лучше не привязываться к кому-то, не сближаться сильно – это порождает проблемы, неудобства. Конечно, подобная позиция ничего не гарантирует, ведь, даже так, у Хейвен всё равно есть друзья – верное доказательство того, что от близких отношений не застрахуешься. Но, вопреки возможным ожиданиям, она не сторонится общества, стремясь к нему не в поисках общения, а ради того, чтобы заставить себя что-то чувствовать, ведь накатывающее в одиночестве состояние бездушного кирпича имеет противный привкус плесневой пыли. Даже притворные чувства на этом фоне кажутся лучше.
Не может долго сидеть на месте. Всё стремится пролезть туда, куда не следует, чтобы побольше узнать о том, о чём не стоит. Если вперёд некоторых родилась лень, то вперёд Ады родилось любопытство, иногда переходящее грани разумного. Ей интересно примерно всё, что попадает в поле зрения или достигает слуха. И ей хватит упорства, если что-то заинтересует уж очень сильно. Был бы повод, был бы стимул, а способ достичь цели найдётся. На пути к чему-то действительно важному Аду не остановит даже надобность идти по головам и испачкать руки в крови. Цель оправдывает средства, а остальное – просто детали и отговорки.
Если говорить о трусах и храбрецах, то Аделаиду нельзя отнести к кому-то из них. Она не боится всего подряд, но и не будет делать попыток поскорее помереть, доказывая всем, что является бесстрашным героем. Ада вообще не любит кому-то что-то доказывать. Ей не верят? Не её проблемы, пусть другие остаются при своём неправильном мнении, зачем об этом волноваться? И обижаться тоже смысла нет. Хелена очень не любит обиды, но, в то же время, не любит оставлять обидчиков безнаказанными... Так что в итоге она либо забывает, либо сначала отомстит, а потом всё равно забывает. Ибо зачем подобное помнить? Надо любить себя и беречь собственные нервы.
Как ни странно, Хейвен та ещё фантазёрка, хотя в облаках витает редко. Просто ей нужно хоть иногда отвлекаться от реальности, что-то выдумывать и сочинять. Возвращение в мечты для неё подобно возвращению домой, потому что какое-то время мир фантазий казался более постоянными и надёжным, нежели все эти жилища в реальности, которые сегодня дом, а завтра покидаешь навсегда. Впрочем, куда больше, чем выдумки, Ада любит их исполнение. (А кто этого не любит?) Но это уже скорее не фантазии, а цели, просто для их осуществления нужны ещё доля везения и удобный случай. Подобного рода целей у неё в Академии появилось несколько: полетать на драконе (вы что, это же мечта каждого третьего любителя фэнтези!), оседлать тавра, понять, насколько хорошо кубы ладят с геометрией... И что-то там ещё, но перечислять это слишком долго. К более фантастическим целям относятся мысли о революции (ясное же дело, что одной такое не провернуть), а также поболтать по душам с виновником, ставшим причиной разлуки с дошираком. По возможности хотелось бы ещё и в рожу за это дать, даже если это будет последним, что совершит Ада в своей жизни.
Внимательный и ещё не сдавшийся читатель заметит, что лапше быстрого приготовления уделено подозрительно много внимания. Да, это может быть странным, но ещё примечательнее то, что слова о ней достаточно серьёзны. Неужели Хейвен больше не о чем печалиться? Давайте рассудим. О доме скучать сложно – не при таком количестве переездов, о друзьях ещё сложнее, семья... Да, сначала Аделаида скучала по родственникам, но это прошло на удивление быстро, тогда как мысли о еде продержались до третьего курса и так и не пожелали пропадать. Ещё печалью было то, что не удастся поиграть в новые игры, а также дочитать любимую серию книг, но и это притупилось.
Хелена, паршивая овца третьего курса, так и не смогла понять, зачем это деление на светлых и тёмных, так что ей самой всё равно, с кем общаться, лишь бы с кулаками (или чем похуже) не бросались. А если всё же бросаются... Когда можно избежать драки, пусть даже при помощи бегства, Аделаида с большим желанием так и поступит. Она, в целом, вообще не любит разделения по каким-либо признакам, тем более, если это порождает конфликты. Зачем конфликтовать? Можно подумать, что жизнь слишком хороша. И, тем более, зачем устраивать бедлам из-за неких высших сил? Ада в принципе не верит в подобное, ей неплохо и без веры в то, что кто-то неопознанный может влиять на её судьбу, что на этого кого-то, при случае, можно свалить вину, использовать как оправдание любому поступку. Если что-то у Хейвен пошло не так, то в этом виновата именно она. В этом не обязательно признаваться окружающим, но перед собой надо быть честной.
Вообще, честность и Хейвен не синонимичны. Врёт с лёгкостью, недоговаривает ещё проще. Не считает нечестные методы чем-то зазорным (так что смотрите, чтобы песок в глаза не кинула), не боится опозориться, умеет смеяться над собой. Чувство юмора у Делли в целом не страдает, она способна оценить и чернуху, и «шутки ниже пояса», да и сама не постесняется бросить двусмысленную, едкую или колкую фразу, пошутить. Любит придумывать глупые стишки или просто рифмы, а когда становится совсем уж скучно – начинает петь. Первой на ум обычно приходит Марсельеза, но не всегда.
Последнее и довольно очевидное, что будет сказано об Аделаиде, – она легко приспосабливается, вливается при желании в новый коллектив, а также создаёт о себе нужное впечатление. Быть лидером большой компании не способна, но руководить небольшой группой – вполне по силам, харизмы и умения вешать лапшу на уши для этого хватает. Хорошо заговаривает зубы и играет на нервах. Во многом очень непривередлива и не страдает от брезгливости.

8. Внешность
Дроу, они и в Африке дроу, да и на стороне света дроу остаются, пускай даже приобретают порою статус недоразумения. Вот и Аделаида выглядит так, что раса сразу становится ясна, хотя особо упорные и недоверчивые как-то пытались доказать, что она – просто испачкавшийся в краске эльф. Но нет, никто краску на такие глупости не тратил и серый цвет кожи всё-таки натуральный, пускай и выглядит бледноватым, если сравнивать с другими представителями расы. Это становится особенно заметным потому, что Аделаида предпочитает носить чёрные вещи, иногда становясь похожей на какого-то гота; в то же время, даже без учёта одежды, короткие, едва достающие до плеч, белые и почти всегда растрёпанные волосы всё равно хорошо так выделяются, заставляя обратить внимание на макушку, которая, в свою очередь, находится отнюдь не в метре над землёй. Но и не в двух. Если быть конкретнее, то при последних измерениях рост Ады составлял 189 сантиметров, так что воробушка тётя вам достанет, если хорошо попросите.
Её не назвать массивной, но и не складывается впечатления, что следующий сильный порыв ветра Хейвен либо сломает, либо унесёт в прекрасное далёко. (А так хотелось бы!) Её телосложение можно охарактеризовать словосочетанием «спортивный дрыщ», то есть, с одной стороны, вроде как худая, плечи узкие, острые, коленки выпирают, а вроде и пресс проглядывает, да и хилой не выглядит.
С фигурой Хелене, кажется, повезло, но похвастаться нечем. Тот случай, когда всё нужное в наличии, однако само наличие скудновато – даже верхние пуговицы на рубашке не стремятся расстегнуться. Зато смотрится довольно гармонично. Есть какое-то отдалённое сходство со змеёй, либо, вспоминая о стихии, с морским угрём. Длинная, тонкая, пластичная, Аделаида способна двигаться очень плавно, а передвигаться почти бесшумно, чем иногда пользуется, подкрадываясь со спины и кладя руку на плечо или шею – и никакой невидимости не нужно. Пальцы у Делли тонкие, длинные, очень цепкие и почти всегда холодные, а ногти крепкие и больно царапаются.
Взгляд Хейвен тоже имеет что-то общее со змеиным. Нет, дело не в зрачке, тот нормальной круглой формы, причина скорее в бледно-жёлтом, почти лунном, цвете радужки, есть в нём что-то завораживающее, из-за чего, заглянув в глаза Аде, потом с трудом отводишь взгляд. То, что белок сероватый, а сами глаза большие и обрамлены длинными белёсыми ресницами ситуацию только усугубляет. Зато это отвлекает внимание от носа, который мало того, что курносый, так ещё и с горбинкой-утолщением. Губы довольно тонкие, бескровные, из-за чего и вовсе кажутся просто линией, а привычка их поджимать делает только хуже. Скулы высокие, на левой щеке, ближе к челюсти, шрам, а от левой мочки явно пытались оттяпать кусок – она надорвана ближе к хрящу. Ко всему прочему, что по вполне естественным причинам менее заметно, отколота часть от верхнего левого клыка.
Голос Аделаиды хотя и вполне приятен, но всё же не эльфячий; грубоватый, когда говорит тихо, начинает шипеть и свистеть, когда же голос повышает – может рявкнуть так, словно до этого несколько лет наводила дисциплину в банде отпетых головорезов. В голос почти не смеётся, обычно делает это почти не раскрывая рта и либо беззвучно, либо издавая что-то странное и на смех мало похожее.
Ей не хватает аккуратности и элегантности. Войны из «армии стиля», получившие удар по чувству прекрасного, с радостью бы устроили этой особе «модный приговор». Обычно стараясь придерживаться чего-то нейтрального и мрачного, Ада может на редкость адски сочетать вещи, просто потому, что руководствуется принципом «лишь бы было удобно». И в общем, кажется, что девушка, а уж тем более эльфийка, погибла в Хейвен в жутких мучения и без шанса на возрождение.

9. Боевые и бытовые навыки
В силу расы отличается скоростью и ловкостью, чем и пользуется, попутно развивая выносливость, гибкость и меткость. По мнению Ады лучшая защита – это уклонение, и уклоняться она может долго, отражая атаки только в крайних (или же очень простых) случаях. Вместо силы удара делает упор на его точность и болезненность, предпочитает сохранять дистанцию, оставляя место для манёвров, а также путь для «тактического отступления». Силой не отличается, способна сладить с весом собственного тела (подтянуться, пройтись на руках, сделать кувырок и подобное не проблема), но большего от Хейвен ждать не следует. Стулом, конечно, запустить в вас сможет (или попытается), но размахивать им долго не в состоянии. Оружие предпочитает лёгкое, в идеале – парные кинжалы, но может сладить и с метательным.
Хорошо лазает по различным поверхностям, не побоится карабкаться по стенам – было бы за что ухватиться, про деревья тут и говорить нечего.
Parlez-vous français? Не, почти не парле, но хорошо владеет английским, сносно немецким, русским и испанским, так что может послать на разных языках. К тому же, ей хорошо даётся изучение языков в целом.
В хозяйстве Ада, в принципе, пригодиться может, но только если вы сами в этом беспомощны, ибо даже забота о младших братьях не смогла сделать из Хел домохозяйку. Уборку ей доверять не стоит – видимость порядка, может быть, и создаст, но долго тот не продержится. С готовкой дела обстоят лучше, но если не готовы к экспериментам, не нарывайтесь. Ещё лучше дела обстоят с шитьём, так как приходилось часто самой чинить одежду. Но запомните: ни за что, ни при каких обстоятельствах и угрозах не позволяйте вас стричь. Если же ещё и накрасить попросите... В общем, не то, что мать родная, зеркало вас не признает.
Неплохо рисует, поёт, обладает хорошей памятью. Нормально переносит дальнюю дорогу, смену климата и часовых поясов.

10. Кодовое слово из правил форума.
Принято ~Мэри

11. Кодовая фраза из закона Академии.
Принято ~Мэри

12. Быстрая связь с игроком.
Skype: liskaxd, прочие средства связи могу сообщить по мере надобности.

Отредактировано Аделаида (2016-01-14 23:46:16)

+3

2

Добро пожаловать в Академию, Аделаида!
По своему опыту скажу, что далеко не все кубы ценят тонкий юмор и имеют шесть граней.


Зачислена студенткой в 1 группу 3 курса, староста - Микаэль Стейсон.
Оформление профиля - здесь
Не забудь получить комнату - у коменданта жилого корпуса
И мы ждем тебя - в аудитории №32

0


Вы здесь » Потерянное поколение » Принятые анкеты » Аделаида Хелена Хейвен, Светлый факультет