http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/25158.css
http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/78127.css

Потерянное поколение

Объявление

Добро пожаловать на FRPG Потерянное Поколение NC-21

Дата на Земле:
10-20 августа 2016


Погода:
Аномальная жара в отдельных районах Академии.


Обратите внимание:
На форуме проходит сюжетный эпизод.

Правила
Путеводитель
Список персонажей
Магия
Расы
Акции и заявки
Организации/вакансии
Шаблон анкеты
Вход на Светфак
Вход на Темфак
Добавить расу
Стать преподавателем

Админы
ЛасМэриАльваро


Тамада
Алесса

Пиарщик
Тюдалеж

ГМ
ЯнаНандГестДэниэльАделаида

Дакота

Требуется
Пиарщик, дизайнер

19.01.18: Брат и сестра Эгир уверенно вливаются в коллектив Мавраса Люмия. Поприветствуем их и пожелаем легкой службы на благо Дамнума!
15.01.18: Целый дроу Мартин прибыл в Академию на первый курс Темного факультета! Новый год - новые нелюди!
19.11.17: Да здравствует природное многообразие! Приветствуем Темную чернобурку Риц со второго курса!
16.11.17: Ноябрь не без новых лиц. Приветствуем Балора, демона с четвертого курса Темфака!
26.10.17 Г-н Стайн нервно курит в сторонке, в печать выходит издание жутких (а это значит повседневных) академных баек, спешите принять участие в хэллоуинском ивенте!
09.10.17: Начало октября, самое время поздравить с прибытием в Академию элементаля Тенмерта!
19.08.17: Поколение с радостью приветствует повелителя котлет и хозяина компота Ценваля!
16.08.17: На первый курс Светлого факультета приполз наг. Добро пожаловать, Макс!
11.08.17: Приветствуем Орнеллу, рубинового дракона на Светлом факультете!
08.08.17: В Темном гимнасии Шевер'Дима демоническое пополнение. Добро пожаловать, Тирас!
07.08.17: Приветствуем на Темном факультете Мелиссандру, кровавого демона!
31.07.17: В последний день июля под крышу Академии пришла ангел Сенди, добро пожаловать!
01.06.17: А вот и первый день лета, Потерянные! Те, кто не совсем еще зашился в экзаменах, милости просим на период летних обновлений, которые нам наобещал товарищ Лас. Все желающие могут поучаствовать в жизни форума и внести свою лепту.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Потерянное поколение » Архив досье » Хрум


Хрум

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Вероятны опечатки. Пардон.

Грубо обращаясь с людьми – уподобляешься лакеям.

Ни один закат никогда не похож на предыдущий.
Что делает его прекрасным? Наверное, не только божественное разрешение наблюдать картины чрезвычайной красоты. Время - вот что еще важно! Мы наблюдаем закат в конце дня. Которым был день? Принес он нам радость или печаль? Мы сделали доброе дело на благо других или, наоборот, сделали плохой поступок, помогли сами себе? Такие мысли не приходят утром: утро слишком глупое и беспечное. Ночь же создана для надежд и планов.
Солнце близко приблизилось к горизонту, который окрасился в желтый, а затем оранжевый и, наконец, красный цвет. Небо вокруг приняло золотистые тона. Ближе к горизонту желтые краски сменились на розово-оранжевые, а затем, у самого светила, красными. Вот солнце уже почти зашло, и в этот момент наиболее ярко вспыхнула заря. Ее кроваво-бордовые крылья накрыли тяжелые облака. По мере погружения, заря приобрела вид сегмента, как-то слишком быстро принявшего в себя тьму.
И вдруг, над самым центром волшебного природного действа, появилось овальное пурпурно-розовое пятно. Нежный свет быстро увеличивался в размерах, как бы спускаясь за золотистый край небес. А затем преобразился в узкую полоску, напоминающую идущую издалека дорогу. По воздушным ступеням шагала фигура - даже отсюда был четко виден аляповатого вида бледный мужчина в цилиндре с розовой лентой и белом франтовском костюме под огромным зонтиком всех цветов радуги...
Что за бред?
Вы моргнули и видение исчезло.
Привидится же такое на ночь глядя.
Глухо брякнули засовы, тяжёлая дверь одиночной камеры открылась.
Незнакомец на удивление опрятен, слово "престиж" вальяжно сквозит в каждой детали его гардероба, будь-то бардовая рубашка или иссиня-черные перчатки, разве что галстук слишком светлого оттенка, но даже в этом видна скорее эпатажная экцентричность, чем отсутствие вкуса.
Вы неловко изучаете его несколько минут, - не друг друга, ведь в это время он чрезвычайно занят, расписывая что-то на своем кпк, - и только-только набираете воздух, чтобы вымолвить хоть слово, как чувствуете немалый ушат морозной воды холодного прямого взгляда зеленых глаз.
- Где это видано, чтобы ректор самой известной Академии нашего мира, единолично навещал такого непримечательного и, сразу скажем, малополезного абитуриента?
Несмотря на безмерное презрение его тона, вы чувствуете будто отхватили джекпот.
Или нет. Ощущение безусловно похоже, но... это что-то другое, что-то... холодные чужие пальцы копошатся в вашем мозгу.
Ваши губы шевелятся и вы, помимо воли, четко проговариваете:
- Входите, - хотя кто приглашает того, кто явился в тюрьму, в свою камеру?
Нечто неощутимое меняется в окружающей атмосфере, будто бы заходящее солнце накрыла черная призма, настолько насыщенными становятся темные цвета, а какие-либо светлые тона моментально исчезают.
- Думал, никогда не пригласишь. Не приучен без приглашения, знаешь ли. Старая привычка.
Словно под гипнозом вы отходите в сторонку, ожидая пока визитер осмотрится, сморщит нос при виде безвкусного интерьера (нары, санузел, зарешёченное и находящееся у потолка окно. Везде серый бетон) и, подвинув вас длинным зонтиком-тростью, пройдет в коморку для ожидающих смертной казни.
Вздохнув, расположится в кресле.
"Откуда?!"
Только сейчас вы замечаете, что внешний облик визитера так же изменился... постойте, не его ли это вы видели недавно в небе?!
- Садись рядом, тушка.
В ухмылке мелькают чуть заметные клыки.
Скованные его волей, вы повинуетесь, не в силах ничего противопоставить властности тихого, шелестящего голоса.
Вкусом горькой полыни на языке вкус животного ужаса.
- Ох, я и забыл как вы, люди, легковнушаемы. Особенно ты, Геллхорн Беррингтон, с этим нелепым именем, взятым из шоу про копов-детективов. Или, как тебя любезно окрестили местные газетёнки - Хрум. Родился 24 апреля 18 лет назад, из ближайших родственников - пропавший без вести отец, проживаешь самостоятельно, последние полгода - на счёт бюджета пенитенциарной системы, пока ждали твоего совершеннолетия, чтобы привести в исполнение приговор смертной казни. Любишь спать с трупами, есть людей, курить, белый шоколад и BBC Univers и Discovery Sciense, ненавидишь нищету, тяжёлый труд, взрослых мужчин.

Без говёного подмесу, Хрум, вроде считаешь, что ты очень крутой мужик? И немного съехавший с катушек. А, впрочем.
Люди по природе своей не очень приятный твари. И, надо сказать, Хрумк, ты не слишком далеко ушёл от этой природы. Совершенно не улыбчивый тип, приученный к "напускной серьёзности" жизнью: во-первых, бандюганы вовсе не счастливы были видеть давящих лыбы беспризорников "на своём счету"; во-вторых, другие взрослые мужчины, из тех, которых при наличии законов называют педофилами, наоборот, частенько предпочитали, чтобы им улыбались, особенно спрятав нижний ряд зубов под языком, а верхний - под губой, и держа во рту их детородный отросток. По крайне мере мычали одобрительно-восторженно и строили глазки. Другим, наоборот, нравилось, когда кричали или в таком роде. Бились в истериках и строили недотрогу, у которого "первый раз в жизни". Даже если "клиенты" приходили уже раз даже не десятый. В любом случае улыбка, как и смех, порядком доканали тебя ещё в детстве, поэтому теперь предпочитаешь мину предельно бесстрастную?
В число твоих привычкек входят такие вещи, как заставить человека умолять оставить ему жизнь... и оставить её ему; как самые простые и самые кровавые пытки: мокро поблёскивающие кишки, вываливающиеся из вспоротого живота, гвозди-молоток-какая-либо-конечность, просто - вспоротые горла и "кровавые ручьи"... конечно, при такой подборке жертвы каннибала мучаются не долго. Да и длительные пытки не любишь. Они не кажутся тебе сексуальными. Разве что пытки, плавно переходящие в готовку - т.е на огне (достаточно слабом), например, кого-нибудь потихоньку жарить частями или целиком.
В драках рассчитываешь на свою ловкость и ковбойское "я вытащил пушку раньше". И хотя никогда не имел дела с целью бронированней, чем спрятавшийся за доской двери наркоман.
Читаешь по слогам, так же и пишет - по слогам. Почерк корявый. А вот считаешь не так плохо. По крайне в уме вполне можешь в пределах четырёхзначных цифр сложить и вычесть. Пусть и с заминкой. И ошибкой. Удивительно, где ты уронил свой IQ? Пойди, подбери!

Итак.
На первом году жизни Хрумк родился в семье "братка" и няньки, предоставляющей свои услуги "сиделки по детям" женщинам-проституткам из числа матерей-одиночек (хотя где это виданы замужние проститутки. Ну, кроме бесплатных. Но они не называют себя проститутками?) или просто залетевшим дурам... и всё - за сущие центы!
На третьем году жизни Хрум вынужден был с матерью переехать из роскошных апартаментов в пять шагов в длину и три в ширину в более тесные, где-то три на три. Выгнали их наркоманы или иной тип педерастов, водящихся в "плохом нигерском районе". После смерти отца. Возможно, работа. Или, может, эта была пьяная драка... В любом случае, трупа так и не нашли.
На шестом году жизни Хрумк оказался предоставлен сам себе. Неплохо, как для шестилетнего мальца, чью мать хорошенько вздрючили перед тем как порезать, несколько заезжих кентов. Впрочем, пара пуль в голову на следующий день объяснили наглецам, что в "нашем гетто" не положено убивать добропорядочных нянек, которые не заставляют сданных им "за сущие центы" чужих детей лизать потные и только что посравшие задницы грёбанных педофилов или в том роде, а потом не рассказывать мамам о том, чем детишки занимаются в импровизированном садике.
На седьмом году жизни Хрум познакомился с нравами тех, кто жил свалками. Мародёры оказались строго дифференцированным по "классовому признаку" обществом: кому-то разрешалось забирать только самое бесполезное - окурки, например (их тоже при случае за монетку можно толкнуть не способному уже сдвинуться от передоза нарику), кто-то был на уровень выше - пуговицы, молнии, застёжки, ещё вполне способные выполнять свою функцию шнурки, на вершине мародёрской пирамиды были те, кто обирал разные промышленные отходы – банки, как цветные металлы, полки в холодильниках и т.д. В возрасте семи лет Хрумк совершенно привык к виду трупов (они иногда оказывались погребёнными под кучей чёрных пакетов), и, более того, ко вкусу человеческого мяса. Об чём, об чём, а уж об еде хотя бы в части мальцу беспокоиться не приходилось.
На восьмом году жизни Хрумк поссорился с "коллегами", занятыми так же, как и он в древнейшем труде собирателей. И познакомился со вкусом трупных червей, человеческого дерьма и тем, как жжёт ссаньё в глазах.
На девятом году жизни Хрум перебрался из своей конуры из пары палок, листовой жести и вонючих тряпок, призванных затыкать щели и спасать его от пронизывающих ночных "сквозняков" в хибару одного из престарелых (входящих в касту "элитных") свалочных жителей. Ничего такого. Мужик просто устал наклоняться иной раз сам и решил, что пара лишних рук и юркая тушка ему не помешают. Систематическое "домашнее насилие" от незнакомого, фактически, мужика довело малолетнего мальчугана до ручки за два месяца, так что он всадил благодетелю, неблагоразумно пребывающему в не особенно чутком сне, отвёртку в горло. После чего был вынужден этой же ночью - прихватив всё, что можно унести из "дома" "мусорвной крысы" - перебраться непосредственно обратно в родной район черномазого гетто, так как в людоедском обществе свалок весьма нервно реагировало на "потерю своих от рук своих же". Удивительный атомизированный племенной строй, весьма неожиданно-чётко могущий скоординироваться для "сживания со свету" тех, чья агрессия слишком велика. И - чья агрессия слишком самостоятельна.
На десятом году жизни Хрум познакомился с общественными туалетами, в которых людям помимо того, что насрать, так ещё и совершенно насрать, чей рот притаился за проковыренной в стене дырой с надписью "5 долларов" и "сунь сюда". В этом же году мальчишка был поставлен в известность "местными работницами" по поводу того, кому принадлежат "все дырки во всех сортирах". В грубой форме. И, тем более, от не самых симпатичных девчонок. Мало того, что от иного клиента Хрумк попёрхивался и чуть не блевал, так его ещё и хорошенько избили, запретив этим заниматься "без просу".
На одиннадцатом году жизни Хрумк оказался одним из мальчиков в борделе. Отмытое блондинистое лицо, прямой взгляд карих глаз, в меру "дутые" губы и хрупка фигура. Не так, чтобы от желающих полапать его не было отбоя, но набрал с пяток постоянных клиентов, позволяющих протянуть от них и до случайных зароботков. Вывод - жить можно.
На тринадцатом году жихни Хрум оказался слишком "взрослым" (целых 13 лет, а?) для избирательных клиентов педофильского борделя, а потому оказался на улице. Чтобы клянчить монетки он был слишком здоров уже, хотя и вовсе не рослый и не широкоплечий, потому редким хлебом оказались съёмки детского порно и ненормальные, любящие, когда их хлестают по заду ремнём, а так же "должность младшего по пиву" в паре подвальных игровых клубов. В смысле, охранники за 90% чаевых, которые игроки изволили давать Хрумку за то, что он приносил их стаканы или в том роде оказывал услуги не связанные с сексуальной сферой, но всё-равно... в ключе сервиса.
На четырнадцатом году жизни Хрумк первый раз влюбился, переспал с девушкой, ну и - поимел труп. Ему, возвращавшемуся в наркоманский притон, где всегда можно было до пинка по хребту занять чей-нибудь провонявший блевотой лежак, в подворотне попалась очаровательная малышка. Ещё даже полутёплая. Или просто у него руки загорелись при одном виде её позы и всего такого. Не так, чтобы тинейджер (уже ведь и 14 лет на дворе, всё же) никогда не видал женской анатомии, да даже и вблизи, но, по крайне мере, никогда ему не хотелось ничем биологически правильным с ними заниматься. И ещё меньше хотелось после усмешек в стиле: "Ну давай один раз, мелкий, бесплатно даже дам. Сколько можно с одними мужиками-то". Девчонка была безымянна, по причине своей смерти не торопилась знакомиться, но и не сопротивлялась, когда Хрумк поудобней устраивал её ноги, наваливаясь на неё своим худым телом. Вялые, едва чувствующиеся под нежной кожей мышцы, бессмысленно-распахнутый взгляд, безвольно открытый рот, неловко-мягкие "вздроги" трупа под ним, как если бы он пытался поиметь мешок картошки. Лицо неизвестной пришло в негодность на второй день её "свиданий" с Хрумом: нижняя губа, нос, частично щёки, брови - всё было вырвано "с мясом" жадными зубами малолетнего любовника. Пожалуй, она стала похожа на хорошенько "облупившегося"... зомби. Ну и к тому же начала вонять, "масляниться" и всё-такое. Так что парню пришлось раскошеливаться (но не как в анекдоте - из брезгливости), а исходя из санитарных норм, привитых в бордели, на презервативы. Конечно, наркоманы зверели потихоньку от соседства с трупом и в результате на пятый день знакомства с "подружкой" он не обнаружил её тела в притоне. И не нашёл его в ближайших баках, подворотнях, канализации, канавах и разрушенных зданиях. Даже по частям. А ведь он сам хотел её съесть. Чуть позже. Ещё после пар-р-р-р-р-ры раз. Наркоманам впервые досталось от обычно тихого и ни на что излишне шумно не реагирующего Хрумка.
На пятнадцатый год жизни Хруму, отчаянно голодавшему на роли внештатного официанта в подпольных клубах, пришлось закупиться "в кредит" оружием. Договариваться с соседями-наркоманами стало легче. А спать - ненадёжней, страшней, хуже, беспокойней. Снилась всякая чехарда, от которой необходимо было по утру стирать трусы. Руки, кинутые плетьми, ни на кого не смотрящие глаза, чёрный провал высохшего рта с плотоядными мухами. Разные лица и разные телосложения. И всегда одна только мысль у парня поутру: "Знавал я одну дуру, которая умерла, чтобы её больше не мучили мужчины. Не помогло. Хотя, мы любили друг друга".
На шестнадцатом году жизни с Хрумом произошло то, что неизбежно происходит со всеми уличными. Он вступил в группировку. Объяснили "суть работы" быстро: "плохо работаешь - быстро подыхаешь". Куда ясней? Тиснуть у зазевавшейся белой дуры в парке велосипед, хорошенько перед этим врезав ей с ноги в живот. Вырвать чью-то сумку и стремительно бежать по улице. Огреть старушку и забрать пакеты. Впрочем, дошло дело и до столкновения за "сферы влияния".
Целилась дамочка не в него, но от вида того, как она заваливается со скулежом, на бок, на спину потом, держится рану в области груди. И потом, как медленно сползают по бокам её руки, словно ей ни до чего не осталось дела. Дохлой матроне и в голову больше не приходит шевелить своими руками, тянуться к обрезу. Неровная, скривлённая оскоминой, запачканная выхарканной кровью линия рта была так привлекательна, что Хрумк чуть не спустил в штаны, когда присел рядом с трупом на корточки и запустил указательный палец в огнестрельную дыру в мягком бюсте, рёбрах, к сердцу, наверное. Палец с трудом протискивался в недостаточно широкое отверстие, а юноша, всё же, не сдержался, часто дыша и густо сглатывая вязкую слюну, набившую его рот. Оттащить труп в ванную, подальше от глаз подельников "пирующих" в тумбах, шмотье и нычках-заначках "противников", оказалось не так-то просто. Возбуждающе-безвольные руки выскальзывали из его ладоней, никак не было возможности ухватиться получше, её кровь сильно заляпала его.
В семнадцать лет Хрумка схватила полиция. Ему предъявили обвинения в убийствах, кражах, "всём таком". Год шло следствие, потом весьма скорый суд. Небольшой резонанс в местной прессе. По исполнению 18 лет вынесли приговор - смертная казнь.

- Вот я и думаю. Может порешить тебя прямо здесь и сейчас? Не отягощать факультет таким бездарем.
Вы чувствуете, это не шутка. И даже не угроза.
Он просто высказывает мысли в слух, как будто... уже решенное дело.
- В отличие от Светлого, я питаюсь вполне себе физически. Как думаешь, не стошнит от твоей крови?
Глядя на него, вы...

Хрум немного поджал губы, с недоумением разглядывая своего собеседника, который то ли пытался дать надежду, то ли, наоборот, старался её у него отобрать. Повелители Тьмы и прочая чепуха для него значила так же мало, как банковские кризисы и правила гражданского общежития. Молодой человек даже не надеялся получить помилование, но, по крайне мере, рассчитывал на быструю и безболезненную смерть. Совсем не хотелось провести последние минуты в отчаянной борьбе с по-дурацки одетым франтом с зонтиком и в "аглицком жентельменском колпаке". У Хрумка не было высокоразвитого чувства прекрасного, образования, талантов или же каких-то сверхчеловеческих качеств, которые бы могли пригодиться. В конце концов, если бы он был умён, ему бы не пришлось встречать последний закат в одиночной камере, про себя жалуясь на свои беды и объяснять причину своих поражений "несправедливостью социального устройства".
- Только когда не можешь делать то, что нравиться, совершенно невыносимо жить, - юноша медленно встал с казённой койки, так же медленно опустился на колени, наклонился вперёд, касаясь лбом холодного и шероховатого бетона пола. - Я неосмотрителен и непроницателен, моя грубость соседствует с трусостью. Во всём слушаться Вас и бесконечно подчиняться до исчезновения личной свободы - единственное, что я могу предложить. Пусть я жалок от начала времён и все вокруг длят своё презрение в моём отношении во всю длину моей жизни... Заберите меня отсюда, Мой Господин, и я не пожалею никого, чтобы Вы не пожалели о том, что взяли меня с Собой.

- Ха-ха! Неплохо, очень неплохо. Фильмы про якудзу обсмотрелся?
Он... смеется?
Вы чувствуете, как с глаз спадает пелена покорности.
Вы снова принадлежите сами себе.
- Ладно, может и выйдет толк. Так и быть, расскажу все по порядку. Читал фантастику, Барри Тоттера например? Там тоже, помнится, в один прекрасный момент ко всеми покинутому сироте заявляется белобородый маг и волшебник, читаю одушевляющую лекцию про Избранность и полезность последнего для волшебного мира... Тьфу, бред какой. Ничего подобного можешь и не ждать - слуги, что чистят мои ботинки, во сто крат талантливее тебя. Но.
Незнакомец поднимает палец вверх.
- Но в тебе есть магический потенциал. В добавок, твоя душа темнее тени, а значит ты можешь стать Темным учеником моей Академии.
Он совсем скатился в сущий бред, но напротив, даже такие нелепые слова не казались совсем уж безумными. Что ж, ну а почему бы не поверить? Вы и сами всегда считали, что этой жизни вам мало, что где-то там, за горизонтом вас ждет иная судьба. Может, это шанс? В конце концов, разве этот непонятный индивид требует немедленно показать, как загораются занавески без помощи зажигалки? А, кстати!
- Докажите, что вы маг, Мой Господин,  - какой каверзный вопрос, а главное вы в очевидном выигрыше - либо мир Магии действительно существует, а это прикольно, либо визитер псих и его сейчас увезут на машине с мигалками, а вы спокойно пойдете досматривать свой последний сон.
Только никак было не предугадать, что вы тут же окажетесь в полнейшей темноте, а вместо улыбчивого мужчины перед вами появится нечто.
- Ты прав, у тебя есть выбор. Можешь умереть.
Тьма взрывается миллиардами звезд небосвода, и вас обдает пронзительным холодом. Минус сорок, не меньше. А вы полностью раздеты.
Вокруг лежит снег.
И больше ничего.
Вы слышали, что главная опасность на морозе - не заснуть. Кто сказал такую глупость?
Как тут поддаться милосердному сну, когда голое тело ежесекундно взрывается тысячами болевых точек, а налетевшая пурга выбивает дух. Всего на миг, но этого достаточно, полог снега разбегается в стороны, и видите перед собой огромные резные врата, которые вели в скалу, совсем небольшую и не способную вместить в себя целую академию.
Преодолевая безумную боль, вы делаете шаг вперед.

Хрумк корчился в небольшом светлом помещении, которое было за огромными воротами. Голый, на полу, сначала сжался в комок, подтянув колени к груди, но легче не стало. На улице было "обжигающе" от холода, теперь - от тяжёлого огня, раздирающего грудь, сердце стучало так, словно было намеренно переломать все рёбра изнутри. Глаза слезились, рот открывался и закрывался. Как тупейший окунь, вытянутый удачливым рыбаком, молодой человек опускал нижнюю челюсть, округляя губы в немом "Ооооааааа", но воздух, словно нарочно, не желал пропихиваться дальше полости рта, оставаясь в ней, не проходя в лёгкие. Даже наоборот. Внутренности скрутило в тугой болящий узел, словно у Хрума открылось кровотечение в желудке, он получил инфаркт, и заодно был проткнут парой раскалённых прутов.
Яростно скребущие по бледной шее ногти на пальцах стали с гнилым звуком отлетать один за другим, руки медленно чернели в стремительно разрастающихся гнойниках, наконец, с противным хлюпающим, от бегущей по расцарапанному в кровь горлу, звуком отломился правый указательный палец.
Под кожей забившегося на мраморном полу помещения юноши напряглись все мышцы, когда он, то вытягивался в струну, то яростно сучил ногами по полу, отпихиваясь пятками от него, "взбираясь" по плоскости непонятно куда, в попытке вдохнуть. Лицо покраснело, от поднявшегося давления алая жидкость, вперемешку с соплями, а заодно "по пути" набирая в себя слезы, сыпавшие из глаз, хлынула и из носа. Кое-как перевернувшись на четвереньки, Хрумк в истерике несколько раз с размаху врезался лбом об пол, но ничего, кроме предсметного хрипа, выгоняющего из сжимающихся, но не желающих набирать воздух обратно лёгких - это действие не вызвало. Глухой жалобный скулёж то ли ещё не человека, то ли уже не человека. Голова резко отклоняется назад и с силой обрушивается на каменную поверхность снова. В глазах уже давно потемнело от недостатка кислорода, так что оглушающий и сбивающий ориентацию в пространстве эффект сотрясения мозга не доставил слишком большого дискомфорта подыхающему каннибалу.
Хрум был совершенно раздавлен сложившимися обстоятельствами, и даже не боль в теперь безвольно лежащих на полу плетьми покрытых уже до предплечий гангренообразными поражениями руках была причиной его отчаянного стона, никак не могущего перейти в вой. Только страх.

На следующее утро вы просыпались тяжело. Душа болела, а интуиция визжали о том, что ничего хорошего не произошло, а в голове разразился целый оркестр медных труб. Произошедшее казалось сказкой, невозможным длинным сном. Вы открыли глаза и в полудреме пошли умываться. Но всю сонливость как рукой сняло, когда вы увидели себя в зеркале:

Вы, если честно, не выглядите крутым парнем: примерно 180 (метр восемьдесят) сантиметров росту и с виду около семидесяти килограмм весу. Не обладает ни слишком выдающимися плечами, ни какой-либо особенно узкой и изящной талией, которая появляется у молодого человека от долгих и упорных занятий спортом. Телосложение скорее худое, чем как у хилого недокорменного тюфяка.
При игре в гляделки с зеркалом, вы увидели у себя чёрные глаза с жёлтыми зрачками, весьма лохмато-весёлый парик чёрных волос и пришитую по углам ко рту маску из материала, максимально по виду приближённого к человеческой кожи (примерно так).  Ноздрей у маски не было, а брови - тонкие и кокетливо изогнутые.
Когда же, повозившись, вы всё же сдёрнули "личину" (крепящуюся не только нитками в углах рта, но ещё и где-то в области затылка, парой небольших крючьев к шее. И вся конструкция прикрыта искусственными волосами)... впрочем, после того, как увидели своё истинное лицо, вы решили, что его лучше больше никогда никому не показывать. Стоит только добавить, что если ваш собеседник когда либо был знаком с одним разложившимся трупом, считайте, что он видел и лицо Хрумка.
Кстати, зубы у Хрума, когда он открыл рот в немом крике, оказались идеально белые и ровные, разве что отвратительно "сколотые" до состояние клыков. Каждый. Словно кто-то недурно поработал долотом и молотком на "проблемой кариеса"... да вот и язык! Мертвецки-синий, распухший, кусок вяло-гниющей плоти, даже на вид склизкий больше, чем просто от слюней. Зато как на зубах хрустнула пробежавшаяся откуда-то из-под ворота куртки муха.

Вы были так ошеломлены, что не сразу заметили конверт на прикроватном столике. Пришла мысль, что оно все прояснит, ведь вокруг, в незнакомой обстановке, только оно было по-настоящему ваше: на конверте значилось ваше имя.

В ходе инициации у вас обнаружились следующие таланты:

1. Вы не владеете магией.
2. Биг лак! Вы превратились в зомби!
3. Вам больше никогда не будет больно; вы глуховаты, и чтобы слышать не ударяющую в брег волну цунами или залповую артиллерию, вынуждены носить амулет вроде слухового аппарата; ваша сила превосходит человеческую из-за "синдрома берсерка" - т.е, потому что сняты все психофизические ограничения на использование ресурсов тела; вы полностью контролируете отрубленные конечности и можете косплеить Руку из Семейки Адамсов.

Таланты, не выявленные инициацией:
Вы маньяк, каннибал, некрофил. "Профессиональный" убийца, дерётесь в уличном стиле, владеете холодным оружием и умеете обращаться с пистолетом.
Вы вроде бы не тупы: отличаете одну овцу от двух овец, но если вас попросят сложить три овцы и три овцы, и потом заплатить с этого налог феодалу - то вам конец. Ваш словарный запас неплох так плох, потому что всю жизнь вам было нечего делать, и вы много смотрели зомбоящих. 

Просим вас ознакомиться с нашими законами и заполнить небольшую форму:
1. Фиг с тобой, золотая рыбка ~ G
2. Принято ~ G
3. Читать - каждый день. Писать - по необходимости.
4.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Добро пожаловать в Статеру!

Кажется, теперь вас нужно оставить одних, вам необходимо подумать. Или еще немного поспать.

Отредактировано Хрумк (2013-03-01 03:56:32)

+1

2

Привет, смертник!
Я рад первому зомби, ошибки не всегда таковы, чем кажутся.

Добро пожаловать в Академию Статеры. Тебе определена группа А-1.
Определяйся с комнатой и соседями, удачного обучения.
но Ты живешь, не видя дня
во мраке бесконечной ночи,
и нет надежды у тебя -
в гробу смыкаешь свои очи.

0


Вы здесь » Потерянное поколение » Архив досье » Хрум