http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/25158.css
http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/78127.css

Потерянное поколение

Объявление

Добро пожаловать на FRPG Потерянное Поколение NC-21

Дата на Земле:
10-20 августа 2016


Погода:
Аномальная жара в отдельных районах Академии.


Обратите внимание:
На форуме проходит сюжетный эпизод.

Правила
Путеводитель
Список персонажей
Магия
Расы
Акции и заявки
Организации/вакансии
Шаблон анкеты
Вход на Светфак
Вход на Темфак
Добавить расу
Стать преподавателем

Админы
ЛасМэриАльваро


Тамада
Алесса

Пиарщик
Тюдалеж

ГМ
ЯнаНандГестДэниэльАделаида

Дакота

Требуется
Пиарщик, дизайнер

19.11.17: Да здравствует природное многообразие! Приветствуем Темную чернобурку Риц со второго курса!
16.11.17: Ноябрь не без новых лиц. Приветствуем Балора, демона с четвертого курса Темфака!
26.10.17 Г-н Стайн нервно курит в сторонке, в печать выходит издание жутких (а это значит повседневных) академных баек, спешите принять участие в хэллоуинском ивенте!
09.10.17: Начало октября, самое время поздравить с прибытием в Академию элементаля Тенмерта!
19.08.17: Поколение с радостью приветствует повелителя котлет и хозяина компота Ценваля!
16.08.17: На первый курс Светлого факультета приполз наг. Добро пожаловать, Макс!
11.08.17: Приветствуем Орнеллу, рубинового дракона на Светлом факультете!
08.08.17: В Темном гимнасии Шевер'Дима демоническое пополнение. Добро пожаловать, Тирас!
07.08.17: Приветствуем на Темном факультете Мелиссандру, кровавого демона!
31.07.17: В последний день июля под крышу Академии пришла ангел Сенди, добро пожаловать!
01.06.17: А вот и первый день лета, Потерянные! Те, кто не совсем еще зашился в экзаменах, милости просим на период летних обновлений, которые нам наобещал товарищ Лас. Все желающие могут поучаствовать в жизни форума и внести свою лепту.
19.05.17: А в Академии появилась долгожданная милашка Оля, она же - Коя, зомби со второго курса, добро пожаловать!
28.04.17: Первый курс пополнился парой близнецов Алигьери, приветствуем их!
23.04.17: В Светлом гимнасии Бестегульда пополнение в рядах подмастерьев. Риведи, добро пожаловать!
17.04.17: Приветствуем еще одного чистокровного оборотня на втором курсе. Добро пожаловать, Итран!
30.03.17: Пополнение пришло в лице сразу двух очаровательных девушек - химеры Айнэ из гимнасия и дракона Натали из Академии, приветствуем их!
21.03.17: В Дамнуме появился второй из трех самых влиятельных Мастеров Стихии - Бестегульд. Добро пожаловать!
08.03.17: Прекрасные дамы, поздравляем вас с весенним праздником! Весь март активные женские персонажи могут получить неожиданный сюрприз от АМС прямо посреди отыгрыша. Продолжайте и дальше радовать нас своей игрой и очаровательными образами!
23.02.17: Воины Света и Тьмы, принимайте поздравления с 23 февраля. Астрологи объявляют +1 к дайсу до конца недели для персонажей мужского пола.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Потерянное поколение » Сценарии и квесты » Квест "Мышеловка" (Грас’Эро)


Квест "Мышеловка" (Грас’Эро)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s9.uploads.ru/izBy9.jpg

Квест "Мышеловка"
23.06.16 - дата закрытия


Черный уровень


Мастер:
Альваро

Участники:
Грас’Эро

Место проведения:
Музей Времен Года

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Грас’Эро:


1, 2, 3, 4, 6, 7, 8, 9, 11, 16, 20, 30, 33, 88, 100


0

2

– Вы как на эту карусель попали?
– Шла по коридору и меня чуток занесло…

Есть места опасные, есть странные, а есть непредсказуемые… или которые просто есть. И самое удивительное, что в случае Академии всё это собрано воедино: ты никогда не знаешь, что тебя ждёт за поворотом. В равной степени может быть всё по очереди или скопом. Видимо, местные богини судьбы, если Арс и Меф не отравили их когда-то в незапамятные времена, задолбались тянуть нити судеб прорве нечеловеческих существ и стали конкретно маньячить, подсовывая один нежданчик за другим, выбирая адресата абсолютно рандомным образом.
По крайней мере, так казалось Грас, выбравшейся из библиотеки и, как она сама думала, назад в комнату. Однако тест на ориентирование в закрытом пространстве испанка провалила с треском, уйдя в какие-то вообще незнакомые дали, притом, что дорогу до библиотеки от комнаты, вроде как, помнила, как и от библиотеки к комнате. Впрочем, Эсперанса успела подумать, что, возможно, топографический кретинизм её перешёл в ту стадию гениального идиотизма, когда ухитряешься заплутать и в знакомых местах. Грас была почти горда собой, будучи железобетонно уверенной, что, кроме неё, на такие подвиги на Статере вообще и в Академии в частности не способен никто. Дебилы, может, и встречаются, но тут категорическая разносортовость этого самого дебилизма.
Короче, алькорийка оказалась коридоре, который до того в глаза не видела. Соответственно, она не имела ни малейшего представления, куда он идёт, но… не стоять же на месте из-за этого, правда? Потому руководствуясь принципом котёнка Гава, Иоланда уверенно цокала по каменным плитам пола, вертя по сторонам головой, пытаясь угадать, те хреновины на вершинах колонн живые или всё же статуи? Надеялась-то она на первое, но…это же Статера!
Показался конец коридора. Тупиковый, заканчивающийся дверью в конце коридора, к которой алькорийка и подошла, осторожно постучав.
Тишина. 
Пожав плечами, Белогривая упёрлась руками в створку и толкнула её от себя. Дверь подалась, открывшись ровно настолько, чтобы конедевушка могла туда протиснуться, и захлопнулась, стоило ей втянуть в проём свой круп.
Как в дешёвеньком фильме ужасов, блин. Только там двери ещё и открываются самостоятельно…
Эге-гей! Есть кто живой? - синьорина Эр’Тиерро на силу лёгких не жаловалась и на Земле – если речь не шла о пробежке, на которую дыхалки всё же не хватало, то с ними всё было в порядке, повышенная громкость обеспечивалась легко. Тут же лёгкие присутствовали аж в двух экземплярах, так что риск был только в том, чтобы сорвать голосовые связки, гаркая подобным образом.
В ответ же опять тишина.
Сидящий где-то между мозжечковой миндалиной и продолговатым мозгом Граммэль посоветовал ей валить отсюда по тихой удочке, но совет запоздал – уйти Грас не успела. Мигнул и потух свет факелов, до сей поры горящих всегда ровно и сильно, и всё погрузилось в темноту. Никаких звуков слышно не было, пошевелиться не удавалось. Таврийка не могла сказать, потеряла ли она сознание или её вырубили, или приключилось что-то ещё, но когда свет загорелся она нашла себя подвешенной на чём-то над какой-то платформой. Ноги были зафиксированы в определённом положении, чему Грас только обрадовалась – когда ноги не касаются пола и колени не болят, – живот стискивал ремень седла, под которым, судя по щекочущим ощущениям внизу боков, было что-то подложено.
Нервно икнув, кентаврийка стала себя судорожно ощупывать и осматривать.
Хмм… ну что ж…Грудь человеческой части тела стискивал кожаный топ с большим синим бантом, украшенным в районе узла алой кисточкой, место стыка конского и человеческого тела поясом обхватывали какие-то алые же цветы, похожие на земные розы, такие же цветы того же цвета опоясывали круп, проходя от синего потника с алыми кистями, на котором возлежало седло, крепко притянутое к спине ремнём; на копытах посверкивали серебром и гравировкой подковы, алые розы помимо филея и пояса оккупировали хвост и волосы. И всё бы было хорошо и чудесно, если бы не два НО. Первое – рог, торчащий изо лба, как у какого-нибудь однорогого демона, второе – деревянный, отполированный до блеска, штырь, пронзающий белошкурную таврическую тушку насквозь в небольшом отступе от конских лопаток.
С рогом во лбу, штырём в спине и задницей в розах – предел мечтаний, …лять! – Эсперанса, всплеснувшая руками, хотела было пнуть что-нибудь со злости, заслонивший собой даже страх от понимания того, что со штырём-то она жить не особо-то и должна, но, как назло ничего и никого под копыто не попалось, а ноги предали свою хозяйку, напрочь отказавшись разгибаться.
Арс, Меф и Третий Великий вякнуть не успели, как оказались в интимных связях друг с другом, а так же основателями борделя для любителей машин с задним приводом.

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/2fbbf81fe84155aeed80860eac07207e.jpg[/AVA]

*Тыкаю пальчиком  в небо, желая промахнуться*

7,16, 88

Отредактировано Грас`Эро (2017-10-16 23:56:36)

+1

3

Машины, как люди: с годами не молодеют.

Тишина откликнулась скомканным эхом, исказив голос тавры до неузнаваемости. Что-то заскрипело, раздался механический звук и с типичным звуком включающихся старых ламп в дешевом ужастике, стали загораться конусы света освещая остальных участников карусели. Детская карусель, с ржаво-красно-синей раскраской показала еще несколько представителей Статеры нанизанных, как и светлая, на шесты, только в отличии от белогривой, эти были явно мертвы и уже очень давно. Чучело оборотня-волка в полуформе, раскрывало пасть и светило пустотой нутра, с лучиками света проникающих в прорехи. Чуть дальше была еще одна тавра, но в отличии от новенькой она была коричневой масти и мулаткой на человеческой части. Девушка светила пустотой искусственных глаз и потертостью кожи. Чуть дальше опять был оборотень, но на этот раз барс. Этот был покачественнее и поновее волка, но и на нем были видны следы разложения. Еще один тавр, на этот раз мужчина, гнедой масти с мощным телосложением, вот этот был явно старожилом этой карусельки, как волк. На сгибах рук были разломы обнажающие каркас который удерживал чучуло в нужном положении. И последний экспонат был явно самым свежим если не считать светлой девушки зашедшей не в ту дверь. Свежий труп испускающий характерный душок, был не до конца еще мумифицирован, на нем остались еще трупные пятна и синеватый оттенок кожи. Девушка-фенек в полуформе, смотрела вдаль пустыми глазницами, в которые еще не вставили стекляшки. Это было жуткое и в тоже время завораживающее зрелище. Если присмотреться на каждом участнике этой фантасмагоричной карусели был артефакт. Наручи на темном тавра, ошейник на волке, большие кольца-серьги у фенека, металлические перчатки-когти на барсе, тиара на мулатке-тавре и подковы на еще живой, но надолго ли, светлой тавре. Все это наталкивало на мысль, что та дверь в которую посчастливилось угодить девушку, на самом деле банальнейшая смертельная ловушка. Но пока еще была надежда, что это все страшный сон, белогривая была еще жива и это внушало надежду. Или же еще сильнее пугало, смотря какой процент пессимизма был в таврином теле на данный момент. В глубине карусельки вновь заскрипело и заиграла детская мелодия, но и тут не обошлось без антуража кошмара. Музыка проигрывалась неровно, часть ее растягивалась и замедлялась, превращаясь в агонизирующие вопли, а часть наоборот проигрывалась чересчур быстро, скачущим речитативом. После первого куплета каруселька дернулась и пошла по кругу, поднимая и опуская импровизированных “лошадок”. Первый круг прошел без происшествий, а вот на втором компанию тавре составило странное существо. Самое близкое определение, которое ему можно дать - это гремлин. Он был одет в рабочий фартук с множеством заплаток и очки с темными стеклами, которые в данный момент и стягивал. Руки закрывали грязные перчатки. Их существо тоже сняло и засунуло за пояс, на котором висело несколько склянок, разводной ключ, набор отверток и еще какие-то сложно идентифицируемые инструменты. Штаны пестрили карманами, в которых явно были какие-то запчасти и нужные вещички. Гремлин отряхнул руки и посмотрел на тавру, оценивающим взглядом.

- Скажи красота. Все говорили, что это хлам, но Джереми знает, что то что не работаем всегда можно подчинить. Теперь почти все готово. Осталось только пара мелких деталек и парк имени Джереми вновь станет полон народа. - Гремлин засмеялся, смехом в которой сквозит сумасшедшинка. - А точно ты же не все видишь.

Джереми спрыгнул с вращающейся платформы за край света и скрылся. Из того места куда теоретически направился гремлин раздались металлические постукивания, которые пробивались даже через агонизирующую музыку карусельки. Громкое чертыхание, еще один удар, судя по всему со злости и с уже знакомым хлопающем звуком стал загораться свет вне маленького аттракциона, в котором застряла тавра.
Вот несколько фонарей осветили искусственное озеро с лебедями-лодочками, многие из них выглядели жутко. У некоторых не хватало частей, и их заменяли тем что нашлось. Вот длинную шею лебедя венчает пучеглазая голова собаки. А вон у той лодочки сделан протез крыла из металлических прутов с прикрепленной сверху чей-то белой шкурой. С небольшим запозданием искрами загорелись фонари на американских горках, мертвые петли были не полными, но это упорно пытались подчинить, подручными средствами, но от этого аттракционы не выглядел менее аварийным. Хлопок и в загоревшемся пятне света появилось лежащее на боку колесо обозрения, которое раздавило в мясо будочку по продаже поп-корна и сладкой ваты. Все новые и новые фонари загорались освещая пространство и рассыпая вокруг себя искры. Страшный постапокалиптический пейзаж заброшенного парка развлечений, получал все новые и новые детали. Толстые канаты черных проводов струились по дорожкам, изгибались арками, сворачивались в причудливые клубки. И тут и там была видна рука увлеченного мастера, который в данный момент втыкал очередной здоровенный штепсель в розетку и дергал один из рубильников, на ощетинившийся словно еж управляющей конструкции. Глаза гремлина сверкали, но это казалась издали, но самом деле это было отражение вспыхивающих фонарей в его защитных очках, но вот улыбка растянувшая его лицо от уха до уха говорила, о том, что он безумно доволен, что может продемонстрировать свое детище. Еще несколько действий и последний фонарь осветил вход в пещеру страха, теперь пространство было освещено, неровными кругами фонарей, лампочками сломанных аттракционов и искрящимися то тут, то там проводами. Гремлен отступил от управляющей конструкции и довольный пошел к крутящейся карусели, единственному в данный момент реально работающему аттракциону. Он вновь снял перчатки и заправил их за пояс, сдвинул очки на голову и привычным рефлекторным движением отряхнул руки. Легким прыжком он запрыгнул на движущуюся платформу и подошел к “скачущей” по кругу тавре.

- Ты рада что теперь ты часть моего детища? Смотри какая ты у нас красотка. - Гремлин с любовью поправил цветочки, на крупе тавры, обошел ее по кругу и хмыкнув, запрыгнул в седло. - Ох голова садовая, как я мог об этом забыть, на каждой лошадке должна быть узда.

Джереми покопался в заднем кармане и достал конструкцию из ремешков слабо напоминающую классическую уздечку для лошади, но на голову девушке она налезла идеально. Не смотря на попытки сопротивления, со стражем шутки были плохи, он ловкими и сноровистыми движениями обездвижел девушку. Завершив манипуляции по одеванию последней детали гардероба тавры, гремлин спустился в низ. Посмотрел на девушку, парализация от нажатия на нервные узлы уже сходило на нет. Еще пара секунд и она вновь может условно свободно шевелить верхней частью тела, хотя теперь ей сложнее наклониться вперед из-за намотанных на луку вожжей. Гремлин погладил тавру по задней ноге и поправил на копыте крепление, которое маскировалось белой шерстью и не позволяло девушке двигать нижней частью тела.

- Жалко что ты недолго пробудешь такой красивой, скоро придется сделать из тебя чучело. - В голосе гремлина была всемирная скорбь, он стоял нежно поглаживая копыто тавры. - И почему вы так быстро умираете, чучело выглядит совсем не так как должно.

Гремлин хотел сказать что-то еще, но в колесе что-то хрустнуло, несколько лампочек с хрустом разлетелись вдребезги и карусель остановилась, икнув мелодией и заев на одной повторяющейся ноте.

- Твою шестеренку, я же тебя там наладил, что в твоей механической башке опять заклинило. Никуда не уходи. - Гремлин подмигнул тавре и на бегу надевая очки и перчатки, нырнул в незаметную дверцу в центральной части аттракциона. От туда сразу же раздались, сдавленные матюки, про шестеренки и их половые сношения, а также металлические звуки наладки очень старого механизма по средствам разводного ключа.[NIC]Джереми[/NIC][STA]Мать моя шестеренка!!![/STA][AVA]http://sf.uploads.ru/CDP6h.jpg[/AVA][SGN]Если ты оказался винтиком в точно налаженном
и аккуратно выверенном механизме,
будь добр, иди по резьбе.
[/SGN]

Старт.
И с самого начала, Грас берет низкий старт с желтой ловушки(7).
Тавра зафиксирована в карусели, у нее есть ход на то, что бы выпутаться из этой ситуации, до того как Джереми вернется. В процессе освобождения, вряд ли будет возможность избежать травм. Одна легкая рана или несколько мелких достанутся Грас в награду за усердие в спасении своей шкуры.

+1

4

Вспыхнувший свет заставил крепко зажмурить непривыкшие, а потому начавшие сильно слезиться глаза. Очень уж ярко.
Крема мне от загара и побольше! – завопила мысленно кентавра, часто моргая. – Хотя можно и крема с торта и торт размером с меня и просто взбитых сливок…
И ущипните меня…Ау! Какого хуууу…дожника?!

Ну ты же просила ущипнуть.– голос мёртвого таврийского лучника был нарочито спокоен. Граммэль тоже не мог понять, какого лишаистого Мефа творится, но старался не подавать виду, чтобы не нервировать своё новое воплощение больше, чем уже имеется и, он был уверен, ещё будет. Довольно того, что от испуга она начала трепаться без умолку, счастье, что пока только с ним и мысленно.
Рррр!!!!!
Что делать-то будешь? Ну, помимо поедания сладостей?
Грас, старательно возводящая восемнадцатый этаж непечатного содержания в режиме ворчания, заткнулась. Действительно. Она уже минут пять может оглядеть, пусть и не полностью, а только в рамках карусели, место, в которое попала, а вместо этого ругается с собственной Искрой.
Статера плохо на меня влияет. Я и так гением не была никогда, так теперь и вовсе идиоткой стала.
Или это от Искры передалось? Заразилась, словно насморком?.. Мама дорогая! Вирусный идиотизм! Или бактериологический? Монопенисуально! Кто-нибудь, дайте ватно-марлевую повязку! Не знаю, куда, но дайте!

Ехидное сообщение о том, что трупу едва ли что-то такое понадобится, заставило белокурую истеричку заткнуться и сделать, наконец, то, что она, собственно, и собиралась сделать – оглядеться.
Зрелище мумий студентов Академии заставило нервно сглотнуть и попытаться пошевелиться. Очень хотелось выбраться из этого безумия, но что-то не позволяло пошевелиться, всё больше и больше подводя испанку к черте, за которой начинается паника, сопровождаемая бурной истерикой. В смысле, настоящей истерикой.
Думалось о том, как не к месту проявилось любопытство и желание подёргать за усы не то опасность, не то смерть. Грас несколько раз себя обругала, заявив себе, что в следующий раз если экстрима захочется, лучше довести до ручки кого-нибудь из преподов понеуравновешаннее, к примеру, Ре Жиль Де. Чем эту нервное захоронение можно было пронять непонятно, но…
Музыка (если эти вопли оборотня-кота с зажатыми дверью детородными органами можно было так назвать), появившаяся вместе с освещением, должна была бы поднять настроение – ведь что-то похожее Эсперанса слышала во время ярмарок дома, на Земле – заставляла если не нервничать ещё больше, то уж точно не настраивала на жизнерадостный лад, требуя взвыть дурниной что-нибудь матерное, и с этим воем унестись куда подальше от этого места.
На создателя этого фантасмарогического дурдома, категорически не оценённого конкретной представительницей прекрасного пола из перерожденцев древней расы, оная представительница посмотрела так, что умей она убивать взглядом, на месте зелёного уродца уже валялся бы труп, а по душу самой убийцы пришёл бы суровый кто-нибудь, дабы поставить у себя в гостиной или прихожей чучело тавра.
Речь гремлина Иоланда выслушала с трудом, уже желая закатить истерику, но… гадский шпендель цвета дракона с морской болезнью просто ушёл, словно не желая слушать! Алькорийка даже дар речи на какое-то время потеряла: Её Величество изволит возмущаться, а публика её нагло игнорирует! Истерить же без публики не интересно – кто успокаивать-то будет, а? И бить кого, чтобы пар выпустить, если никого нет рядом?
«Ночь любви тому, кто вот прямо сейчас доставит мне того синеволосого дракона! Мне срочно надо кого-нибудь отмудохать, чтобы успокоиться.
Подумав, Грас озвучила это пожелание вполголоса. Толпы желающих получить такую шикарную награду, как секс с тавром, почему-то не набежало.
Выругавшись, пиратская версия великого лучника Кентавриды стала наблюдать за тем, как одни за другими зажигались огни, подсвечивая всё новые и новые аттракционы в этой чудовищной пародии на земной луна-парк, невольно представляя всё это дело использующимся. Воображение услужливо дорисовывало картинку, утрируя до невозможности, превращая окружающее пространство в такой бред страдающего онеройдным синдромом, что удивительна была здоровость психики «увидевшей» всё это кентаврийки.
Испанка пришла в себя, вынырнув из полубредового то ли от страха, то ли от чего-то ещё состояния, лишь снова услышав голос своего муччителя.
Да прям охереваю от радости, – не без яда в голосе фыркнула кентаврийка, складывая руки на груди. – А улыбки не видно, потому что ты – идиот и не туда смотришь!
А что касается красоты, то я и без всей этой херомантии красива, как гурия в исламском раю, так что не надо перебарщивать. Пошлость же выйдет.
Алё, гараж! Я ж не лошадь! – возмутилась конедевушка, настороженно косясь на сбрую в руках жертвы биолога-сюрреалиста, попытавшись не позволить сначала сесть в седло, а затем – пытаясь выхватить из рук узду, что уже можно приравнять к героизму, ведь тавре для этого надо было чуть повернуться, поставив человеческую часть тела в профиль.
Гремлин на возмущение внимания не обратил, сноровисто парализовав верхнюю часть тела кентаврийки и начав натягивать узду, заставив Грас завопить во все лёгкие, переходя порою на совсем уж высокие ноты, лишь немногим, должно быть, недотягивая до ультразвука:
АААААААААА!!!!!!!!!!!!НАСИИИИЛУУУЮЮЮЮЮЮУУУУТ!!!! Ты мне ещё кляп вставь, БДСМщик на пенсии, чтоб тебя дракон в истиной ипостаси раком поставил, по самые помидоры вставил и против часовой стрелки повернул!
Ну вопи-не вопи, а когда пошевелиться не можешь речи о сопротивлении и идти не может. Да и на что надеяться в данной ситуации, буквально срывая горло во время крика? Что этот носатый выкидыш орочьего племени в обморок рухнет от мощности звука? Щас! Эта носатая крыса даже не почесалась, заканчивая с уздой, если, конечно, не рассматривать как нужную реакцию сообщение о том, что данная красота не навечно и придётся сделать чучело, отчего алькорийка громко и выразительно икнула, благо на эту реакцию организма подвижность тела не влияла никак.
И почему вы так быстро умираете, чучело выглядит совсем не так как должно.
Может, потому, что нас кормить надо, водить в туалет и лечить при надобности? – мысленно огрызнулась алькорийка, не могущая ответить вербально из-за мундштука во рту. – И да, ещё отпускать погулять, чтобы мышцы нормально функционировали. А ещё лучше починить эту карусель с применением магии, и уж тогда её «составные части» уж точно будут выглядеть как живые, не будучи при этом живыми.
Эсперанса храбрилась, хорохорилась, но поджилки у неё тряслись так, что, если бы не паралич, ей можно было бы вручить шейкер, наполненный компонентами для коктейля, и она достойно бы этот самый коктейль смешала. Да и сливки она сейчас бы могла взбить сливки превосходно -  сразу в масло.
Грас ответила мысленно, но похоже было, что гремлину, находящемуся на своей волне вовсе и не требовался собеседник. Он разговаривал с ней, да, но для него таврийская кобылица была всего лишь вещью, от которой никакой разумной речи не ожидаешь. Это как если бы самой ей, Эсперансе, ответила кастрюля, с которой она, бывало, разговаривала в процессе приготовления обеда или ужина.
Ну правильно! На кого я могу тут, в Академии напороться? Только на психа, обожающего свою работу! - девушка закатила глаза, сетуя на свою судьбу клинической блондинки на всю голову.
Словно отзываясь на мысли испанки, над головой лопнули лампочки, а стоны кастрируемого без наркоза оборотня замерли на одной крайне надрывной ноте, вызывая ломоту в зубах. Белогривая заподозрила, что это новый способ лишать вновь прибывших с Земли нелюдей пломб, которые просто обязаны вывалиться из-за резонанса. Грас дёрнулась, стремясь закрыть уши руками, но не надеясь на то, что у неё это получится.
Удалось.
Удивлённая кентаврийка пошевелила руками, моргнула, помахала хвостом – всё двигалось, паралич спал.
Пробы ради конедевушка постаралась разогнуть ноги. Шиш тебе! Ноги были крепко на чём-то зафиксированы, судя по ощущениям – ремнями.
Так, надо валить… - Грас завертелась в путах, пытаясь понять, как ей из всего этого выбираться, лишь секундой позже сообразив, что для начала надо бы узду снять.
Справилась не сразу – всё же лошади в хозяйстве у семьи Эр’Тиерро не было, потому представлений о том, как взнуздать и как расседлать лошадь Эсперанса не имела. А если ещё учесть то, что конедевушка то и дело косилась в ту сторону, куда ушёл гремлин, проверяя, не возвращается ли он, то дело можно считать вдвойне сложным.
Кое-как справившись с этой проблемой, алькорийка принялась за вторую шараду – как сняться с штыря?
Ничего не придумав умнее, чем начать ощупывать участок живота, находящегося чуть дальше конской груди, Иоланда исчертыхалась, проклиная всё на свете, но нащупала-таки какие-то ремни.
В какой последовательности это дело тянуть, чтобы ослабить, белогривая не знала, да и положение в виде сложения самой себя в дико противоестественную позу, приведшую к тому, что затекло буквально всё, приведя к некоторому онемению, а так же к головокружению, не помогающему использовать серое вещество, потому, выпрямившись, кентаврийка просто дёрнула всеми ногами разом. Раздался скрип и лёгкий треск – что-то начало рваться и ломаться. Грас удвоила усилия и, с трудом освободив ноги, украсившиеся россыпью глубоких царапин и заноз от бедра по самые бабки, и крепко на них встав, рванулась всем телом. Треск был такой, что алькорийка порадовалась, что гремлин так и не разобрался с каруселью и не остановил надрывно голосящую «музыку», иначе не услышать, как штырь ломается, затруднительно.
Обломки штыря проехались по пузу, оставляя красную борозду, немедля набухшую кровью и начавшую нещадно щипать. Иоланда не обращала на это внимания, стараясь как можно быстрее свалить из жуткопарка и как-то не задумавшись, что надо двигаться как можно тише. А что? Коту всё ещё режут яйца без наркоза, вой такой, что для того, чтобы услышать что-либо, постараться надо – рвём когти…в смысле, копыта в руки и мотаем.
Грас и умотала, даже не задумавшись над тем, чтобы оглянуться и проверить, нет ли погони. Как и не думала она, куда именно бежит. У страха глаза велики, а уж сейчас у конедевушки глаза заслуженно претендовали на звание самых выпученных. Кажется, они вот-вот приобретут перископический эффект, уподобив свою обладательницу глубоководному крабу. Осталось только найти какой-нибудь «коралл» и сныкаться там, пока всё не утихнет, а как утихнет – сползать по-пластунски на поиски выхода из этого бедлама с нотками полного 3.14здеца.

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/2fbbf81fe84155aeed80860eac07207e.jpg[/AVA]

+

1,3,100

Отредактировано Грас`Эро (2017-08-15 11:47:34)

+1

5

— Вы хотите меня надуть. Это же крысы!!
— Ах, оставьте Ваши расовые предрассудки!

Мир аттракционов был слабо приспособлен для галопирующей лошади, а при переделке его Джереми, он стал просто опасным. Так что когда тавра соскочила с заевшей карусели, то угодила на главный проспект мира развлечений. Толстые черные кабели переплетались напоминая черные сосиски, часть из них ныряла во внезапные люки, часть взлетала вверх обвивая столбы и дальше уже тянулась по воздуху, заканчиваясь в одном из аттракционов. Умирающий парк стремился погибнуть и стать лишь воспоминанием, но гремлин с упорством крота рыл в нем дыры и проводил новые электрические жилы. Агонизирующий парк продолжал упорствовать в своем желании сравнятся с землей, подтверждение этому было в оторвавшийся искрящемся проводе, который прилетел на встречу копытной и с которым она чудом разминулась. Тихий шорох рассыпавшегося артефакта в какофонии звуков потерялся. Изящный веер спас свою хозяйку от смертельной опасности, но сам не уцелел. Чем дальше двигалась пленница Джереми тем печальнее становилась окружающая ее картина. Но если на первый взгляд это место казалось безжизненным, да и на второй в принципе тоже, но через некоторое время, когда вой от карусели, взял особенно визгливую ноту и окончательно умер, стало слышно странное потрескивание, которое не имело никакого отношения к проводке и технике этого места. Этот странный звук издавали мелкие существа похожие на крыс, но состоящие из металла и жил. Красные огоньки глаз, жадно смотрели на белобокую тавру, а наполненные мелкими зубами пасти открылись в предвкушении. Тварюшки собирались в стаю, выползали из дыр и спрыгивали с аттракционов, вот они набрали достаточную критическую массу чтобы напасть. Мелкие твари бросались под копыта, отлетали с визгливым криком, но не отступали пытаясь вцепиться в тавру, но все же они были слишком маленькими, хоть их и было много, критичного ущерба они нанести не могли, мерзкие ранки, которые щипали были небольшим неудобством. За очередным поворотом перед глазами беглянки открылось открытое пространство, парковой зоны. Тут в отличии от металлической части парка было много жизни, неухоженные кусты и деревья цвели буйным цветом, усыпанные яркими цветами. Сумасшедший запах ударил в нос, как будто бы тавра пересекла невидимую границу, на этой же невидимой границе остановились мелкие металлические твари, они мерзко пощелкивания рассыпались по щелям и только красные искорки глаз мелькали среди теней. Цветущие кусты распространяли удушающий запах, а в световых лучах от кривых фонарей понатыканных то тут, то там, парила пыльца. От любого движения пыльца начинала яростно кружить и сверкать, она не касалась земли, но на вбежавшую в их вотчину тавру оседали с превеликим удовольствием. Мелкие искорки пыльцы цеплялись за гриву, особенно ярко сверкая на вплетенных в волосы и хвост цветах. Гремлин все еще гремел в центре карусели, яростно матерясь на шестиренки и гребанный привод. Его причитания разносились по парку усиленные будто бы граммофоном.
[NIC]Джереми[/NIC][STA]Мать моя шестеренка!!![/STA][AVA]http://sf.uploads.ru/CDP6h.jpg[/AVA][SGN]Если ты оказался винтиком в точно налаженном
и аккуратно выверенном механизме,
будь добр, иди по резьбе.
[/SGN]

Второй раунд скачек.
Следующий прыжок белогривой оказался выдающимся. Красная ловушка 100, которую тавра избежала потратив амулет веер(+1) и две желтые 1(мелкие неприятно зудящие укусы от крыс, локализация на выбор игрока) и 3(проклятие от пыльцы, цветы в гриве и хвосте теперь будут расти всегда, время от времени их надо обирать и остригать иначе они превратятся в колючий и мешающий куст.)
Тавра попала в лесопарковую зону, крысы отстали, но тут удушливый запах и сильно разросшаяся зелень и множество темных углов. Есть возможность вернуться в развлекательную зону, но от туда явно доносятся плотоядное потрескивание.

+1

6

Если бы это были скачки и за Грас кто-то наблюдал, он бы, наверное, сказал «хорошо пошла!» или что-то вроде, но тут, в разваливающемся на составные парке аттракционов, который в принудительном порядке заставляли работать, наблюдателей не было. Были только переплетения проводов, то и дело лезущих под ноги, на зрителей не было и намёка. Зато была опасность для жизни, хотя бы от тех же проводов, один из которых очень опасно пролетел мимо. Кентаврийка думать не хотела, чем бы закончилась встреча с ним, пусть и прекрасно знала.
Чуть притормозив и выдохнув что-то вроде «Пронесло!», Белогривая тут же с громкими матюгами, в которых поминался хозяин луна-парка, состоящий в весьма интимных отношениях со всеми аттракционами вместе и с каждым по отдельности. Да что там! Если верить крайне эмоциональной тираде, выдаваемой отбивающейся от каких-то мелких крысоподобных тварей, и те самые поминаемые им постоянно шестерёнки  были грязно совращены оным гремлином.
Таврийка была так увлечена сквернословием, долженствующем облегчить боль в местах укусов, которые усеяли все ноги по лопатки и бёдра по самые круп, что не сразу поняла, что вырвалась, что треклятые Мефовы ублюдки, коими, без сомнений, являются эти металлокрысы, отстали, словно упёрлись в какую-то непреодолимую для них преграду.
На смену им пришёл запах…
Где ты, мать, запах увидела? - хмыкнул «душевный» Призрачный лучник с таким выражением, что Призрак буквально ощутила, как он, сидящий у неё в мозгах и периодически отправляющийся в гости в некий метафорический астрал, зажимает бестелесными пальцами нос. – Это не запах, это вонь!
Я постаралась быть дипломатичной в описаниях ощущений, пусть и давало их мне моё же тело.
Ты пыталась быть…прости, какой?
Дипломатичной.
Похоже на болезнь, знаешь ли, не надо тебе такой быть.
Знаешь, что такое дипломатия?
Чего?
Грас тяжело вздохнула, понимая, что едва ли сможет объяснить душе воина смысл настолько данного слова на пальцах, и за вздох свой поплатилась немедля: Граммэль был недипломатичен, но прав – запахом это цветочное амбре назвать было сложно.
Кентаврийка припомнила, как в столь далёкой сейчас прошлой жизни, на Земле, иной раз встречала сеньорит и сеньор, которые категорически не умели пользоваться духами, считая, что чем больше пахучей жидкости они на себя выльют, тем лучше. Правда, непонятно было кому именно от этого лучше? Алькорийка почему-то сомневалась, что окружающим, задыхающимся из-за духов этих особ.
Не выдержав, Белогривая последовала примеру своей Искры и зажала нос, немедля раскрыв рот, логично предполагая, что ртом-то не нюхают, а значит, задыхаться не придётся.
Сделав несколько шагов вперёд, таврийка поняла, что причиной «газовой атаки» какие-то заросли, на вид, совершенно дикие.
Запущенный парк?- несколько удивилась испанка, как-то отвыкшая за время пребывания в Академии, что парк – это не просто место для каких-либо зарослей, а ещё и место для развлечений, в том числе, и для аттракционов.
Итак, уже был дебилорожий зеленожопый гад с болтами вместо мозгов, железные крысоподобные кибергамадрилы…Что дальше? Какой ещё геморрой заднего копыта меня ждёт дальше?
Любопытство? Да полноте! Нет, оно было не причём. Во всяком случае, ничего подобного Грас сейчас не испытывала. Нет, она желала лишь одного – убраться из этого гадского места. Может, не совсем целой – лишь бы была возможность добраться до лазарета, не подбирая конечности и внутренности по дороге, – но живой. И, желая этого, едва ли стоило идти назад, к «кибергамадрилам» и психопату-инженеру.
Идя вперёд, Грас старалась как можно тише цокать копытами, что, по её же мнению, у неё получалось на удивление хорошо, и прислушиваться к окружающему пространству. О том, как выглядит она, крадучись пробирающаяся вперёд, конедевушка не думала, а зрителей пока, вроде как, не было, так что описать Грас картину маслом под названием «Галопирующий бегемот, крадущийся кентавр» было некому.
Нападение, если так можно выразиться, оказалось внезапным и совершено было  со всех сторон разом. Для разнообразия отмахиваться пришлось не от монстров, ушибленных головой о Ре Жиль Де студентов (если после этого вообще выживают) и неуравновешенных, как  Адма с приступом климакса,  преподов, а от пыльцы, но эффекта от действий махательного направления не было – пыльца легко пролетала мимо, облетая фигуру кентаврийка и садилась на гриву и хвост, вспыхивая на цветах-украшениях маленькими звёздочками.
Стоило состояться этому действу, как Белогривая услышала нечто, подозрительно напоминающее треск луковиц волос на голове и в ж… крупе. Ничего умнее, чем замереть в нелепой и неудобной позе, остановившись на полушаге и на полу-взмахе, и в таком вот положении пытаться осознать произошедшее, кентаврийка из своих потраченных Академией нервов и мозгов не выродила. Первой мыслью было «Что-то пробило голову и я умерла?», но от этого умозаключения конедевушка отказалась, почувствовав, как раззуделись укусы, полученные совсем недавно. А ведь трупы-то, вроде, не особо-то и чувствуют…правда, этот вопрос Грас ещё уточнила бы у кого-нибудь. У зомби, например.
Прежде, чем до болезной головушки клинической блондинки по всему телу дошло проверить тактильно, что, собственно, произошло, было построено ещё несколько теорий одна другой кошмарнее – а что делать, если само место обучения далеко не на позитивное мышление настраивает?
Ощупавшись, «лучший лучник в фем-варианте» ничего подозрительного не обнаружила, потому, по совету своего «мужского начала» дёрнула за одну из розочек, украшавших волосы и гриву, и только тут поняла подлянку вившейся вокруг неё недавно пыльцы: цветы теперь росли из тех же корней, что и волосы.
Кажется, теперь, если я захочу подстричься, мне понадобится секатор… – чуточку хмуро подумалось Эсперансе. Впрочем…это неудобство с лихвой компенсировалось постоянным наличием цветов в причёске и фактом того, что эти самые цветы не завянут никогда, так что «венок» на голове будет постоянно.
И что, это будет единственной подлянкой? Ой, не верится!
Под эти мысли то и дело задерживающая дыхание копытная дочь солнечной и тёплой Испании двинулась дальше, желая как можно быстрее преодолеть заросли, грозящие нешуточным удушьем.

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/2fbbf81fe84155aeed80860eac07207e.jpg[/AVA]

+

2, 4, 30

Отредактировано Грас`Эро (2017-09-26 23:28:16)

+1

7

Когда тавра вступила в заросли заброшенного парка, то она попала в совсем другой мир, что располагался в сердце механического монстра. Удушливый запах цветов продолжал витать в воздухе. Мелкие пылинки летали в лучах света от все еще работающих тут фонарей, как живые, изгибались и задумчиво облетали медленно идущию тавру, как будто присматриваясь к ней и раздумывая убить вторженицу или пусть идет дальше. Плотные кусты, через которые решила пробраться беглянка пропустили ее без проблем, даже не один репей не остался в завитом хвосте, хотя если присмотреться, этого добра в зарослях было достаточно. Но отчего-то пока не одно растение не зацепилось или же не прилипло к гостье, даже корни дугами выпирающие из земли не попали под ступающие по земле копыта. В этом странном парке не только внезапные цветы в гриве были странными, он сам был странным, да что говорить, он наверное пугал даже больше своим невидимым вниманием, чем все эти механизированные творения сумасшедшего гоблина. Вот деревья расступились открывая водоем, изящные неровные края, пушистая трава по бережкам, резко обрывающимся в воду. Один из берегов густо порос плакучими ивами полоскающими свои кроны в легкой ряби озера. И хотя ветра не было, мелкая рябь по гладкой поверхности озера шла, будто бы оно жило своей жизнью или у нее была какая-то своя система взаимодействия с воздухом. Так или иначе, но вблизи данного водоема стало дышаться легче, яростная атака цветочных ароматов спала, уступив право свежему запаху воды. Но вот досада выхода в этом пасторального пейзаже не наблюдалось. Услужливо расступившиеся кусты сомкнулись и теперь не в какую не хотели выпускать несчастную тавру. Даже больше, они ощетинились здоровенными шипами, которые до этого прятали под листвой. Выхода казалось не было совсем, но вот вода пошла совсем уж сильной рябью, закручивающийся в центре и из воронки, показалась сначала мужская голова, за ней и плечи. Из водной глади, как из пучины морской, поднимался против течения воронки статный тавр. Светлые волосы заплетенные во множество хитроумных косичек, составляли удобную не лезущую в глаза прическу, а вплетенные в нее перья и клыки говорили, что это удачный охотник. За плечом выходца из озера виднелся колчан, полных оперенных черно-синем охвостьем стрел. В одной руке тавр держал большой тяжелый лук, вторая покоилась на поясе, рядом с набором метательных ножей. Тавр прищурил свои голубые глаза и спокойно пошел по глади озера по направлению к гостье. В его взгляде было что-то опасное и хоть лицо его было как две капли похоже на лицо Граммэля, это был не тот тавр. В спокойном движении прекрасно сложенного тела, была поступь хищника. Тавр двигался плавно, по легкой дуге, неспешно сокращая расстояние разделяющего его от добычи. Для него это была даже не азартная игра, хотя легкий интерес в глазах проскользнул. Спокойными плавными движениями, он достал стрелу и наложил его на лук. С такого расстояния по тавре попал бы даже ребенок. Мужчина стоял на воде, и не сходил с нее, но это не мешало ему спустить с тонким певучим звуком смертоносную стрелу. Выбраться с полянки, казалось нет никакой возможности, опасные колючие кусты ощетинивались шипами на встречу и казалось, яростно шелестели листвой. И только водоворот в центре озера продолжал свой гипнотический бег.[AVA]http://s6.uploads.ru/hzj8p.jpg[/AVA]
[STA]Мираж[/STA]
[NIC]Громмэль[/NIC][SGN]Все мы имеет вторую сторону, вопрос, какая она у тебя и на что ты пойдешь, что бы ее изменить.[/SGN]

Третий раунд.
Грас забрела в парк, а парк забрел в нее.
Преодолеть кусты не представляется возможным, судя по количеству и длине шипов, при попутке получится таврячье фрикасе. Но и оставаться без дела в этой ловушке для тавры смертельно. Лучник не дремлет. Его стрела уже нашла цель. Красная ловушка 2, место куда угодила стрела, на выбор игрока.

+1

8

Грас шла через кусты, задержав дыхание, чуя что лёгкие начали гореть, но не рискуя выдохнуть, чтобы не задохнуться в привязчивом невыносимо сильном аромате, похожем на вонь духов провинциальной матроны. Стоит ли говорить, что на берег неопознанного водоёма – не то озера, не то пруда – Эсперанса вышла, пошатываясь как пьяная, только здесь рискнув выпустить воздух и как следует продышаться, кашляя от обилия воздуха?
По этой единственной причине она пропустила выход из этой лужи нового участника реалити-шоу «Беги, Грася, беги!». Когда же пришла в себя и разглядела, лицо красы и гордости возрождающейся Кентавриды вытянулось, как у породистого рысака с глазами лошадок из обновлённых my little pony.
- Чё, блядь?!
Грэм, у тебя что, братья-близнецы были?
Были братья, но не было близнецов. Да и померли они вместе с Кентавридой…
А это тогда кто?
Да Мефов детородный орган его знает.
Хренасе, где Меф мозги-то свои хранит!
Опасностью от появившегося незнакомца не то, что веяло – несло, как от навозной кучи. По клыкам ясно было, что он далеко не овощными салатиками и сельдереем питается, и алькорийка вдруг резко поняла, что доподлинно узнавать рацион Лжеграммэля она не хо-чет, тем более, что едва ли он в качестве цели для своей стрелы выбрал какую-то животину за её спиной.
Иоланда рванула, было, назад в надежде найти другой путь из этого места, но категорическая недружелюбность кустов, на которую намекали далеко не мелкие шипы, её остановила. Звук, изданный конедевушкой при открытии этого факта, был между воем и рыком. Она как никогда чувствовала себя строптивым шницелем, драпающим от матерящегося повара, пытающегося накрыть её сковородой. Причём, шницелем куриным, потому что носилась она, наверняка, как хромая курица с отрубленной головой.
Да что же такое?! То жопа в розах, то стрела в жопе! У меня там магнит, что ли, для притягивания всякой херни, про который я не знаю?!
Стрела лучника нашла круп кентаврийки, заставляя её взвизгнуть автомобильной сигнализацией и, развернувшись, рвануть к обидчику с целью надавать ему всем, что под руку попадётся. О том, что под руку до сих пор не попадалось ничего, Грас не думала.
Бег на перегонки со стрелком, уже наложившим новую стрелу на тетиву, ненормальный отскок в сторону, который не понятно, кто совершил – сама Грас или решивший помочь Граммэль, - прыжок с берега в воду, сопряжённый с тараном. 
Чего в этом было больше: самоубийственного отчаяния или просто дурости существ, одно из которых уже мертво, не знающих, как иначе выпутаться?
Наверное, и того и другого было поровну. И, может, действия были не самыми разумными, да только ведь от бездействия легче бы не стало…

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/2fbbf81fe84155aeed80860eac07207e.jpg[/AVA]

+

8,11,9

Отредактировано Грас`Эро (2017-10-12 00:31:01)

+2

9

— Что я сделал, чтобы терпеть такое?
— Если бы ты что-то сделал, ты был бы уже мертв.
— Мне не восемь лет… Почему вы до сих пор делаете это со мной?
— Потому что не повезло тебе. Оказался не в том месте не в то время.
— Я никогда никому зла не делал!
— Ну ты молодец. Молодец.
— Я больше не буду так делать! Зачем вы меня мучаете? Зачем?!
— Ну…Чтоб показать тебе… Что зло таится везде… И никто от него не застрахован.

Гром за свою длительную охотничью жизнь повидал многого и бросающаяся на охотника добыча, была не самым редким. Так что когда перепуганная тавра подгоняемая теплой кровью по крупу, бросилась на него, он не особо и напрягся. Охотник даже не изменился в лице, просто сделал несколько шагов в сторону в самый последний момент, перед столкновением, и вновь наложил на лук стрелу. Тавра против ожидания не пошла на дно у берега, где сразу же начиналась глубина. Если сам Гром использовал передовые магические инструменты и что греха таить, просто банальное проклятье, не дающее сойти с воды, то передвижение белобокой по воде вызвало на его лице мимолетную озадаченность. За это мгновение что Гром пребывал в ступоре, тавра успела проскочить мимо него и с разбегу ухнуть в водоворот. Гром даже не успел выпустить вторую стрелу. Охотник ожидал, что белобокая пойдет на дно и тонущую не ожидавшую от озера такой подлянки нарушительницу будет очень легко пристрелить. На самом деле тавру уже порядком поднадоела охота на загнанную дичь, никакого азарта, когда твоя жертва не имеет против тебя ни одного шанса. Так что он старался максимально быстро прикончить цель, и уйти на глубину дальше спать, но иногда он все же развлекался. Как в ситуации с условной родственницей с тавриды. Такие посетители у него не так часты. Чаще мохнатые оборотни, да ангелы. Но так или иначе, водоворот сыто чавкнул заглотив копытную добычу и продолжил свой гипнотический бег, а Грома - старого тавра, лицо и масть которого поплыла, когда дичь ушла из ловушки, потянуло в водоворот. Усталый мужчина серой в яблоках масти и с тяжелым изборожденным морщинакми лицом неохотно поплелся к своему проклятию. Его слабо интересовала судьба сбежавшей, хотя где-то в отдаленной части его сознания ему хотелось, чтобы она сбежала отсюда, пусть ей повезет, коль ему не повезло. Водоворот второй раз чавкнул поглощая еще одного представителя Кентавриды и исчез, а по глади озера вновь бродили мелкие барашки волн, задумчиво дрейфуя от одного берега к другому.

В другом месте, в это время происходят совсем другие события. Джереми закончивший чинить-ломать карусель и таки заткнувший ее, но отчаявшийся запустить, вылез и обнаружил что его последняя лошадка самовольно сбежала вместе артефактом, который он на нее надел. Недовольный хранитель странного, но все же музея, вытер вспотевший в работе лоб, оставив на нем три черные полосы, и проматерившись про шестеренки и в каких извращениях они были в голове у сбежавшей тавры, спрыгнул с карусели и пошел к управляющему контроллеру. На этом странном агрегате помимо множества рычагов и червей проводов входящих и исходящих из него под замысловатыми углами, были еще и стекла с линзами. Одну из таких линз гоблин с любовью натер полосатым платком, который достал из кармана. После этих манипуляций платочек вернулся в глубины кармана, а Джереми надев защитные очки, склонился над кристаллом и дернул один из рычагов переключая его на рабочий режим. Линза вспыхнула ослепительным светом заливая лицо зеленого гоблина и одновременно с этим неподалеку раздался странный звук, над мелким озером, в котором не столько плавали сколько умирали чиненые перечиненные лодочки лебеди, вылился поток воды прямо из воздуха. В этом мистическом водопаде, аки русалка плыла беглянка. Хотя плыла, это слишком сильно сказано. Полузахлебнувшаяся таврица летела боком, как огнушенная динамитом рыба. Со звуком с каким рыба падает на асфальт, белобокая приземлилась на мелководье в озере. Джереми удивленно поднял голову от своего механизма. Яркая вспышка линзы уже гасла, отработав нужный алгоритм, гоблин посмотрел на валяющуюся в озере тавру, на механизм, снова на тавру и вырубил ненужный механизм. По задумке механизм должен работать не так, но это уже не столь важно. Главное деталь от карусели вернулась, осталось установить ее на место. Гоблин выдвинулся по направлению к тавре по пути надевая перчатки. Он уже предвкушал, как он поставить эту ретивую кобылку на ее место во всех смыслах.
[NIC]Джереми[/NIC][STA]Мать моя шестеренка!!![/STA][AVA]http://sf.uploads.ru/CDP6h.jpg[/AVA][SGN]Если ты оказался винтиком в точно налаженном
и аккуратно выверенном механизме,
будь добр, иди по резьбе.
[/SGN]

Четвертый раунд.

Мир не без странностей, ты в них попадаешь, и ничего не поделаешь. Грас угодила в красную ловушку (9), ее затянуло в водоворот и выплюнуло в водоем на технической части парка аттракционов.

Из последствий, ушиб половины тавры. Падение с высоты не прошло просто так, болевые ощущения изнутри будут преследовать Грас всё оставшееся время мышеловки, а по выходу не мешало бы провести рентген внутренних органов, но с этим к местному лекарю. Как результат сильная скованность движений, или острая боль при активных действиях.

+1

10

Разгон, перескок…БУЛЬК!
Вода накрыла с головой, закрутила, утянула куда-то вглубь, немедля попав в лёгкие, не позволяя вздохнуть. Потерялось ощущение верха и низа. Где лево, где право тоже стало непонятно – швыряло и крутило бешено, ослепляя, не давая сосредоточиться, забирая те крохи сознания, которые ещё не забрала вода.
Эсперансе захотелось завыть волком, да как это сделаешь, угодив в воду с головой?
Расплакаться от всемирной несправедливости тоже не получалось – она же только дорогу спросить зашла, а вместо ожидаемого ответа попала на карусель, владелец которой решил, что она превосходная деталь для оной карусели! Седло нацепил! Уздечку!
Как уж тут не заистерить? Но положение не давало.
Грас уже не чувствовала собственного тела, отстранённо, словно со стороны, следила за тем, как мотает и крутит четырёхногую фигурку, как она падает с высоты.
Удар.
Боль прокатилась по нервам так, что уже не скажешь, что виделось всё со стороны, а не от первого лица.
Оглушённая Белогривая, не понимающая уже ничего, попыталась встать на ноги, сделать вдох, но ни то, ни другое не получилось. Испанка свалилась обратно, в мелководье какого-то водоёма, и замерла, потеряв сознание.

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/2fbbf81fe84155aeed80860eac07207e.jpg[/AVA]

+

20, 33, 6

Отредактировано Грас`Эро (2017-10-26 17:12:18)

+1

11

Помните, профилактика лучше лечения: избегайте неосторожного обращения с острыми предметами.

Джереми осмотрел основательно подранный будущий экспонат его парка развлечений и тяжело вздохнул. Ну вот как можно было за такой короткий промежуток времени, настолько испортить шкуру. Придется еще какое-то время оставить эту копытную в живых. На трупах раны плохо заживают. Громко залихватски свистнув, гремлин подозвал механических не то тараканов, не то кастрированных сороконожек, которые споро заползли под бессознательную тавру и поволокли ее к “операционному” столу. Хотя так его бы назвать мог только полный извращеней, или же глубоко творческий человек. На самом же деле это была детская металлическая горка, с отсутствующими перилами. От спуска осталась только начальная секция, которая использовалась стражем, как кровосток. Чтобы зеленому мастеру было удобно, к ней помимо стандартной лестницы, было еще прикручено и приварено с пяток дополнительных, чтобы невысокий Джереми мог подобраться с любой стороны. Бессознательную тавру водрузили на блестящую стальную поверхность, и механические твари тут же пустились наутек. Даже такие странные то ли артефакты, то ли существа не хотели долго находиться на этой хищно поблескивающей поверхности рядом с безумным изобретателем. Джереми пощупал тавре пульс и убедившись, что эта копытная дура еще жива, с размаху всадил ей в ляжку шприщ с ядрено зеленой, немного фосфоресцирующей, жижей. Теперь даже если бы ее сознание попыталось выйти из болевого обморока, то не смогло бы, а значит мешать его работе она не будет. То что ощущение боли это не отключало, гремлину было совершенно перпендикулярно. Не сильно заморачиваясь, что испытывает его пациентка, страж с силой рванул стрелу из крупа тавры. Та непроизвольно дернула копытом, но это было единственное, что выдало в ней живую. Джереми запихал в рану немного пропитанной кровоостанавливающим антисептиком ваты и заклеил все это крест накрест скотчем. То же самое он проделал и с брюхом белогривой. Вновь вата и вновь скотч. Уже потом если раны не заживут и шкура останутся порченой он ее зашьет, а сейчас надо просто остановить кровотечение. А там уже сам организм справиться с проблемами. Джереми придирчиво осмотрел лежащее перед ним тело. Взял тряпку, по виду раньше использовавшуюся, то ли чтобы вытирать грязные руки, то ли вытирать смазку с деталей, и обильно полив ее антисептиком, стал протирать мелкие укусы на ногах и теле тавры. Стирая кровавые разводы, но оставляя на их месте коричневые. Закончив гремлин еще раз придирчиво осмотрел дело рук своих, найдя вид удовлетворительным, он покопавшись в висящим под горкой ящике достал несколько поясов с вшитыми светящимися кристаллами по периметру. Зафиксировав один под мышками тавры, второй под передними копытами и третий под задними, он что-то прикинул в уме и нацепил еще браслеты на ноги, под путовые суставы. Теперь вид его более чем удовлетворил. Достав странного вида рубильник, он щелкнул им ничего не произошло. Помянув родню шестеренки и их половые извращения, Джереми шибанул пульт управления о край горки. По парку разнесся противный механический звук, и из пластикового квадрата в руках гремлина посыпались искры, но как ни странно эти действия возымели более чем положительный эффект. Кристаллы засветились и бессознательное тело тавры взлетело над поверхностью стола.
- Вот так-то лучше. - Джереми потряс пультом и привязав к тавре веревку, поволок ее за собой аки воздушный шарик, туда где ей и место. А именно в карусель. Из-за травмы в животе, он приколотил гладкую доску к тому месту, где эта чумная ее вырвала и приспособил бессознательное тело на его исконную родину, укрепив крепление еще одним держателем человеческой части девушки. Ноги остались свободными, Джереми решил, что приведет их в порядок чуть попозже. Освободив пленницу от гравоподвесок, гремлин вдруг услышал характерный звук ломающегося металла. И в подтверждение самых худших опасений в дальнем конце парка стала заваливаться башня свободного падения. Она накренилась и жалобно скрипела. Джереми грязно выругавшись на механических трутней помчался туда, выкинув по дороге в ближайший ящик пояса снятые с тавры. Башня ее крепилась, но было уже понятно, что еще пара мгновений и она упадет.
[NIC]Джереми[/NIC][STA]Мать моя шестеренка!!![/STA][AVA]http://sf.uploads.ru/CDP6h.jpg[/AVA][SGN]Если ты оказался винтиком в точно налаженном
и аккуратно выверенном механизме,
будь добр, иди по резьбе.
[/SGN]

Середина.
Жизнь странная штука, то что не убивает тебя, добавляет тебе проблем. Гремлен обработал раны Грас и смерть от кровопотери ей не грозит, но это не уберегло ее от неприятных ощущений и возможного заражения крови, если в скором времени не оказаться у квалифицированного медика. Дурнота от "лекарства" будет у Грас весь сделавший шаг (33).
Она вновь закреплена в карусели, но на этот раз ноги свободны, но есть крепление человеческой части, обручем под грудью.

+1

12

Приход в себя заставил выматериться на испанском – ощущение были, как у улитки с перепоя. Грас бы и на русском выматерилась, да вот беда даже примерно не помнила те идиомы, какие применялись русскими студентами, тем более, не была уверена, что те матюги применимы в данной ситуации.
Для начала болело всё, что можно. Второе – нещадно мутило. Эсперанса даже заподозрила у себя сотрясение мозга, да только вспомнила, что мозг почти полностью уходит в капитулирен в любой непонятной ситуации, потому неизвестно было, способен ли он сотрясаться-то.
Раны жгло, словно их присыпали раскалёнными углями, что вызвало повторный взрыв сквернословия у истерично-темпераментной испанской сеньориты, который, впрочем, быстро и резко кончился – желудок запросил тайм-пут на избавление себя от наполне-ния.
Спалить тут всё к херам и сказать, что всё так и было!
Подарите мне огненного дракона! .

Пошевелиться… не сказать, что удалось. Во всяком случае, не полностью, хотя большая часть тела оказалась свободна. Торсу только что-то мешало.
Вдалеке под аккомпанемент скрежета и скрипа что-то гробанулось, породив грохот такой силы, что если бы не крепления, то Иоланда села бы от неожиданности на круп.
И как думать в таких условиях, а?..» - сердито фыркнула про себя алькорийка. – «Шумно, будто этот луна-парк не заброшен!..
Итак, что я имею? Надо валить, а я в состоянии таком, что хочется подойти к Ре Жиль Де и попросить упокоить ко всем демонам. Да ещё и освобождаться надо. Освободиться, вроде, не сложно, но далеко ли я уйду, если меня мутит так, будто словила морскую болезнь, будучи не просто на суше, а ещё и не еду ни на каком транспорте? Будем надеяться, что да. А также будем надеяться, что механик-садист будет достаточно долго отсутствовать…
Господи, ну почему нельзя поставить указатель «выход», направляющий в нужную сторону?!

Обруч оказалось в общем-то вполне реально снять. Да, пришлось помучиться так, что Грас на полном серьёзе задумалась об ампутации груди, которая хоть и не была сильно объёмной – всего лишь первого размера, - но под обруч утрамбовываться что-то отказалась. Пришлось стягивать как есть. Ощущения были, как будто ампутация происходит в настоящий момент, причём самостоятельно.
Однозначно смена расы! - выдохнула полу-першеронка, делая последний рывок. – И грудь заменить яйцами в нужном месте, ибо от неё одни проблемы…
Ффууух!.. Хотя веник в жопу не вставили…Хотя ещё не вечер…

С карусели алькорийка сползла с трудом. Дурнота отчаянно не желала убираться, зато заставляла подкашиваться ноги, настаивая, что кентаврийке надо прилечь. И Грас была бы целиком и полностью за, если бы не место, в котором грозит стать мечтой таксидермиста, впаянной в неработающий как следует аттракцион.
Соображалка работала с перебоями, фактически выдавая одну единственную установку – валить отсюда надо и как можно быстрее.
Оглядевшись по сторонам и едва не опорожнив желудок, испанка увидела пояса с кристаллами. Скрипящий с натуги мозжечок выдал призрачное умозаключение, что едва ли гремлин четырёхсоткилограммовую тушу на себе таскал, место тут, как и всё на Статере, магическое, значит, эта херомантия может и помочь в побеге.
На обвязку себя, любимой, непонятной ерундой ушло время. И то Эсперанса не была уве-рена за заднюю часть тела, предполагая, что будет как медведь из русского мульника, пытающийся достать мёд с помощью воздушного шарика и своего друга-поросёнка, но-сящегося где-то внизу с зонтиком и убеждающего пчёл, что из медведя вот-вот дождь пойдёт. Впрочем, Иоланда признала, что на той высоте, на которую поднялся медведь, из неё бы «дождь» точно пошёл бы, только едва ли это кого-то обрадовало бы и вызвало желание погулять под ним.
Таврийка мотнула головой, отвлекаясь от мыслей не по теме, изрядно покачнувшись на нетвёрдых ногах. Надо было понять, как это дело проводится в действие и чем быстрее, тем лучше.
Переворошив ящик, качающаяся, как былинка на ветру Грас выудила пульт. Думать о чём-либо она почла слишком сложным, потому просто рванула рубильник. Эффекта ноль. Выругавшись, конедевушка положила его на пол и постучала копытом.  Пульт заискрил, получив вмятину, но сработал – кристаллы гравоподвесок так резко засветились, поднимая тавру вверх, что она едва успела подхватить пульт с пола – нечего дарить гремлину шанс спустить сбежавшую «деталь» с небес на землю.
И лишь когда она оказалась в воздухе, полу-першеронке пришло в голову, что полётом надо как-то управлять, а из средств управления лишь копыта, руки и хвост. Которые неизвестно как приспособить. А это значило, что надо было чем-то отталкиваться от пола, чтобы двигаться. Или…
До пола было всего-ничего, вполне можно было отталкиваться от встречающихся по дороге механизмов, чем Грас и воспользовалась, пьяным воздушным шариком поплыв вперёд, стараясь каждый раз оттолкнуться как можно сильнее, чтобы уплыть как можно дальше, по ходу воздухоплавания поняв, что хвост, пусть и не такой, как у какой-нибудь дикой кошки, вполне себе годен на роль руля, и начав активно его использовать для коррекции курса.

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/2fbbf81fe84155aeed80860eac07207e.jpg[/AVA]

+

98, 35, 24

Отредактировано Грас`Эро (2017-12-05 22:29:41)

0


Вы здесь » Потерянное поколение » Сценарии и квесты » Квест "Мышеловка" (Грас’Эро)