http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/25158.css
http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/78127.css

Потерянное поколение

Объявление

Добро пожаловать на FRPG Потерянное Поколение NC-21

Дата на Земле:
10-20 августа 2016


Погода:
Аномальная жара в отдельных районах Академии.


Обратите внимание:
На форуме проходит сюжетный эпизод.

Правила
Путеводитель
Список персонажей
Магия
Расы
Акции и заявки
Организации/вакансии
Шаблон анкеты
Вход на Светфак
Вход на Темфак
Добавить расу
Стать преподавателем

Админы
ЛасМэриАльваро


Тамада
Алесса

Пиарщик
Тюдалеж

ГМ
ЯнаНандГестДэниэльАделаида

Дакота

Требуется
Пиарщик, дизайнер

09.10.17: Начало октября, самое время поздравить с прибытием в Академию элементаля Тенмерта!
19.08.17: Поколение с радостью приветствует повелителя котлет и хозяина компота Ценваля!
16.08.17: На первый курс Светлого факультета приполз наг. Добро пожаловать, Макс!
11.08.17: Приветствуем Орнеллу, рубинового дракона на Светлом факультете!
08.08.17: В Темном гимнасии Шевер'Дима демоническое пополнение. Добро пожаловать, Тирас!
07.08.17: Приветствуем на Темном факультете Мелиссандру, кровавого демона!
31.07.17: В последний день июля под крышу Академии пришла ангел Сенди, добро пожаловать!
01.06.17: А вот и первый день лета, Потерянные! Те, кто не совсем еще зашился в экзаменах, милости просим на период летних обновлений, которые нам наобещал товарищ Лас. Все желающие могут поучаствовать в жизни форума и внести свою лепту.
19.05.17: А в Академии появилась долгожданная милашка Оля, она же - Коя, зомби со второго курса, добро пожаловать!
28.04.17: Первый курс пополнился парой близнецов Алигьери, приветствуем их!
23.04.17: В Светлом гимнасии Бестегульда пополнение в рядах подмастерьев. Риведи, добро пожаловать!
17.04.17: Приветствуем еще одного чистокровного оборотня на втором курсе. Добро пожаловать, Итран!
30.03.17: Пополнение пришло в лице сразу двух очаровательных девушек - химеры Айнэ из гимнасия и дракона Натали из Академии, приветствуем их!
21.03.17: В Дамнуме появился второй из трех самых влиятельных Мастеров Стихии - Бестегульд. Добро пожаловать!
08.03.17: Прекрасные дамы, поздравляем вас с весенним праздником! Весь март активные женские персонажи могут получить неожиданный сюрприз от АМС прямо посреди отыгрыша. Продолжайте и дальше радовать нас своей игрой и очаровательными образами!
23.02.17: Воины Света и Тьмы, принимайте поздравления с 23 февраля. Астрологи объявляют +1 к дайсу до конца недели для персонажей мужского пола.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Потерянное поколение » Библиотека снов » К дракону в пасть


К дракону в пасть

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

К дракону в пасть
http://sa.uploads.ru/G8KOd.jpg


Около 300 лет назад
Яна в роли Луны Стормфур
Шевер'Дим в роли себя самого

Потерялась собака. Мир праху тому нашедшему.
Хлады. Неприступная холодная тюрьма, где сидят и покрываются инеем особо опасные преступники. Или особенно ценные Светлые. Аналогичной конструкции нет нигде, Хлады возникли из тела Вьюжного дракона, его шкура непробиваема и все еще хранит остатки магии. Насколько реально проникнуть в нее и вытащить заключенного? А остаться при этом живым и невредимым?
Кто-то скажет: "Невыполнимо!".
Что ж, без невыполнимых миссий жизнь будет скучной.
Вызов принят!

+1

2

Пролог.
http://s8.uploads.ru/hYk0l.jpg
Если это темница, то где-то обязательно должна капать вода. Монотонно и со всей возможной безысходностью, на которую способны тяжелые набрякшие капли ледяной влаги, срывающиеся с острых ребер решеток. Сумаатуке неотрывно смотрел на изрешеченный мелкой сеткой свет над головой и прислушивался. В Хладах не могла капать вода. Здесь застывала даже кровь в жилах. И отнюдь не из метафорических соображений. Сумаатуке старался не шевелиться и сохранять последние крохи тепла под густым белым мехом. Попрыгать бы да размять мышцы, но его лапы были прикованы, а шею сдавливал строгий ошейник. Все, что ему оставалось - это либо лежать на холодном камне, либо сидеть в согбенной позе, и опора под ним не нагревалась ни на градус, только высасывала силы голодным вампиром, так что форсвар решил, что пускай площадь соприкосновения будет меньше. Так его хватит надольше... Хотя, для чего он пытается выжить? Он уже в Хладах, отсюда нет возврата. Он умрет тогда, когда Темные посчитают нужным. Ни секундой раньше.
Как ни странно, но страха не было. Сумаатуке понимал, что ему грозит, но его племя не почитало переход в эфир чем-то страшным, он неизбежно переродится вновь, и следующая жизнь будет не менее интересной, чем эта. Правда, в последние дни волк все чаще допускал мысль, что родись он обычным зверем, не наделенным Искрой и магией, ему было бы проще. Гораздо. Он не просил эту силу и совершенно не хотел становиться воином Света, и если б у него была возможность повернуть время вспять, избежать посвящения в вожаки племени, затеряться в горах подобно снежинке посреди лютой пурги, то он воспользовался бы ею без колебаний. Тогда, на заре своего восхождения на ступень бессловесной магии, он считал, что должен воздать должное этому миру за обретенный дар. Разведать его до самых глубин и использовать весь потенциал без остатка. Как же слеп он был... Счастье вовсе не в могуществе, и теперь Сумаатуке это понимал.
По потолку, который для стражей Хладов являлся полом, простучали сапоги, и на уши волку посыпалась пыль. Пленник медленно прикрыл глаза и попытался впасть в сонный транс, чтобы сэкономить силы. Он не знал, для чего. Его судьба уже решена. Самое смешное в его ситуации то, что родись он Темным, его бы точно так же стреножили Светлые и посадили на цепь в своих казематах. Сумаатуке осознавал свою уникальность, и в этом не было напущенной бравады. Сложно хвалиться достижениями, сидя на цепи в маленькой клетушке в ожидании незавидной участи превратиться в труп. И то далеко не сразу. Сумаатуке тихо вздохнул, из сжатых челюстей вырвался влажный пар. Он все понимал и проклинал это свое знание.
Какая ирония... Ведь его имя с языка форсваров переводилось как "умный пес". Лучше бы его звали Дружок, и он приносил тапочки какому-нибудь престарелому эльфу...

Жизнь все расставит по дальним полкам,
И выживут только волки.

Луна ждала сигнала. Она хотела отправиться в разведку сама, но ее любезно попросили не вмешиваться в работу мастеров тотема. Воину - драка, шпиону - прятки по оврагам, все честно. Стормфурской рыси и основную часть операции бы не доверили, но среди готовых ринуться в пасть дракону оборотней не было достаточно хорошо обученных профессионалов для этой миссии. Изъявленная воля Великого была, мягко говоря, безумной. Луна не слышала о попытках штурмовать Хлады в прошлом, и подозревала, что ее предшественников попросту заставили молчать: в холодных темницах Мефисто умели это делать. Однажды рысь уже едва не попала сюда, и в здравом рассудке ни один из Светлых не залезет в Хлады добровольно. И все-таки, возвращаясь к проблеме выбора главного исполнителя, Луна бы и теперь искренне отстаивала свою кандидатуру, даже зная, что ей предстоит сделать. Отправить кого-либо другого у нее не хватит духу. Это Великий может махнуть рукой и играючи приказать своей воительнице "сделать по-быстренькому", для Луны должна существовать более веская причина посылать собственных оборотней на верную гибель. Хорошая битва - одна из них. Список достойных мотивов умереть у белой хранительницы Каменного моря вообще был довольно скудным, и в него совершенно точно не входило проникновение в темницы в самом сердце Темной территории. Если кому и рисковать своей шкурой, то только ей. Разумеется, среди стормфурцев не нашлось ни одного солидарного с принцессой воина. Но и утверждать, что кто-то сумеет справиться с поставленной задачей лучше, никто не решился. Миледи приняла решение. Она пойдет сама. Да, в Хладах нужен шпион, безупречно контролирующий свои звериные инстинкты, но гораздо больше шансов выжить будет у берсерка. А если у него в довесок имеется такой "удобный дар ясновидения, доставшийся от великого предка"... Арс Фобия не умел тонко намекать. Все его просьбы-приказы звучали одинаково: "Я буду очень рад, если кто-нибудь примерно твоего роста и белой масти сделает все по высшему классу".

Полукошка дышала через раз. Сердце колотилось, как сумасшедшее. Ее цель - пойманный Темными форсвар где-то в недрах этой гигантской драконьей туши, некогда бывшей живым существом. И ей предстоит не честная схватка на когтях, как она привыкла, а хитрая, продуманная Ашатаном игра. Ради этих целей Луне выделили очень мощный артефакт, из числа древних реликвий. Ради этого волка Великий был готов на многое. Да, пленник Светлый архимаг, к тому же, редкое явление - форсвар потрясающей мощи, какой среди разумного зверья еще не наблюдалось. Но рисковать лучшими воинами и Маской Безликого... При этом и сам Демон, и его Апостолы, отдавали себе отчет в том, что за пойманную валькирию им придется заплатить еще больше. Это значило всего лишь, что попадаться Луне категорически запрещено. По крайней мере, живой.
В темноте тускло блеснуло зеркальце. Внутри будет запрещена любая магия. Но меры предосторожности лазутчики соблюдали уже на подходе. Рядом с Хладами вообще с трудом творилась волшба, именно поэтому сюда отправились оборотни, а не виртуозы-заклинатели Светлой армии. Луна и двое стормфурцев снялись с позиции и, пригнувшись, побежали к массивным колоннам-лапам, подпирающим гороподобную тушу дракона.
Стеция поджидала под изогнутым когтем, занесенным снегом, и чиркала кресалом над испещренным рунами листом пергамента. Никакой магии, но маленькие оборотничьи хитрости никто не отменял. Луна не успела разобрать, что именно снежная лисица собралась сделать - воительницу дернули за рукав и молча указали на приближающийся  караван Темных.
Никто не знал, сколько времени у них осталось. Может быть, форсвар уже мертв. Весь расчет был на то, что архиволк - слишком ценный трофей, чтобы пускать его в расход, не разобравшись в природе его дара и не попытавшись переманить на свою сторону. Форсвары вообще очень своевольная раса, они не являлись полноценными боевыми единицами армии, так что вариант со сменой божественного покровительства был едва ли не самым ожидаемым и вероятным.

Стеция быстро кивнула наверх, и отряд, ловко цепляясь крючьями за обледенелую чешую дракона, начал карабкаться ему на спину. Темные остановились возле веревочного лифта в ожидании, когда встречающие спустятся вниз и заберут их. Оборотням пришлось затаиться в районе длинной вздернутой к небесам шеи, чтобы настороженные хмурые стражники не заметили присутствия кучки врагов прямо у них под носом. Сейчас самое время заняться конспировкой. Луна приняла из рук дружинников маску, глубоко вздохнула и приложила к лицу.
Артефакт впился в кожу тысячей иголок и обжег чужим дыханием, на мгновение рысь почувствовала, как организм отвергает странную и жуткую магию каждой клеточкой, но как только все закончилось, Луна не ощущала никаких видимых изменений в себе, словно реликвия не подействовала. Стеция завороженно протянула к Луне когтистую лапку. Носы стормфурских берсерков шевелились. Запах Темного шибал им по обонянию. Для них очень тревожно и немножко стыдно было осознавать, что первобытные инстинкты заставляли их щетиниться и поднимать из горла рык на свою принцессу, ставшую для всякого постороннего зрителя Темной оборотницей.
Луна пощупала руки и щеки. Ничего не изменилось, если не считать ауры. Сама она к своим Светлым собратьям никакой злобы не испытывала, ее Искра осталась прежней. Отлично. Теперь в успех верится гораздо больше. Примерно на пару процентов, что в сумме давало ровно два. Девушка кивнула и осторожно вползла между острых драконьих рогов, выглядывая за край. Она бы нагло соврала, сказав, что миссия ее не воодушевляет. Сделать невозможное - что может быть интереснее? Но рысь подавила кровожадную улыбку, возникшую при виде Темной макушки в двух метрах под собой, отсчитала удар сердца и прыгнула.

Скрип стропил и давно не смазанного блока приближался медленно, неохотно. Широкая площадка, окаймленная низким заборчиком, покачивалась и норовила оборваться каждую секунду, но хрупкость конструкции была иллюзорной, на самом деле лифт прослужит Хладам еще много лет. Но добавить в цепи масла не помешает...
Стальное дно подъемника грузно зарылось в снег перед группой Темных, и Луна дежурно пробурчала в ворот шерстяного плаща убитого стражника:
- Мы вас ждали.
- Что-то не похоже, - раздраженно огрызнулся огненный элементаль, кутаясь в шубу. Ему климат северных территорий совсем не нравился. Луна же напротив привыкла к такой погоде и заметно легче переносила мороз. В Стормфуре сейчас бы устраивали танцы прямо на свежем хрустящем насте, а дети бегали в одной шкуре, которая спасает их и в более низкую температуру.
Луна втянула носом воздух. Аромат Темных щекотал нервы. Кто именно прибыл в Хлады, она не знала, свое поведение не меняла и вела себя так же, как стражники Светлой стороны. Темницы и их контингент везде одинаковые, хоть первые и не всегда выглядят, как статуя огромного дракона в полный рост. Замерзший элементаль споро затянул в лифт груженные сани, следом за ним забрались еще трое, один из которых был довольно низкого роста, с торчащими из-под капюшона рогами. Очевидно, не ребенок. Когда все были готовы, Луна дернула сигнальную цепь. Лифт задергался и поехал вверх.

[NIC]Луна[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/N8nIZ.jpg[/AVA]
[STA]Оправданий нет - мы были трезвыми.[/STA]

+3

3

Их было четверо, четверо слабых и маленьких существ, кажущихся крошечными точками в этой ледяной пустыне. Их пути сошлись весьма ненадолго, чтобы в дальнейшем разойтись снова. Сложно было поверить в то, насколько сильным оказался эффект сплочения для этих существ. Прошедшие сквозь ледяные бури с дурацкими санями, нагруженными поклажей, несколько раз сталкиваясь с какими-то оголодавшими представителями здешней живности, то отпугивая их, то проливая кровь и добывая практически безвкусное мясо, четверка все же добралась до своей цели.

Их было четверо, и первым был Халлиан Дербиш, долговязый огненный элементаль. С какой стати именно ему пришлось мучаться с доставкой - стоило бы спросить у второго в их группе, однако, до поры до времени он сносил все тяготы стоически. Разве что сон сковывал его необыкновенно крепко и легко, так что даже на самых коротких остановках приходилось прилагать усилия к тому, чтобы спутник не замерз. Халлиан предпочитал молчать, видимо, он считал свою работу относительно безопасной до недавнего времени - снабженцы страдают только в результате спланированных перехватов, их никогда не бросают на фронт войны. Во все стороны от него исходил слабый душок каких-то курений. В первый раз поднеся трубку ко рту за время этого похода, он услышал отчетливое рычание, исходившее от маленького демона. Глядя в практически озверевшие глаза самого крохотного своего спутника с почти двукратной разницы в росте, Халлиан все же нашел в себе мудрость достаточно аккуратно соврать, будто бы это необходимо ему чтобы совсем не замерзнуть. На том и сошлись.

Их было четверо, и второй была Юния Эффаэрт, хрупкий с виду темный ангел, выполняющий функции ревизора. Она была в каком-то смысле ядром отряда, потому как именно к её визиту в Хладах отнесутся максимально серьезно. В целом у неё не было скрытых причин что-либо находить или выявлять, проверка, хотя и незапланированная, была довольно-таки штатной обязанностью и не предполагала, что что-то должно быть не так по чьим-то там заверениям. Нет, в Хладах все было спокойно. Самые неспокойные события начали происходить уже во время её прибытия. У Юнии все-таки были причины помогать Шевер'Диму - этот изобретательный прохвост был большим специалистом в нахождении уязвимостей, о которых вряд ли кто-то бы смог подумать. Помимо того, он успел все уши прожужжать насчет "остаточной силы" и возможности развития своих способностей иными путями, кроме как выслугой перед Темным. И это не могло не прельщать крылатую особу. К остальным же она относилась довольно прохладно, просто позволяя путешествовать с собой.

Их было четверо, и третьим был сам маленький демон, Шевер'Дим. Он действительно хотел получить несколько образцов тела дракона, сформировавшего темницу, однако этим его миссия не ограничивалась. Наличие внутри могущественного мага Природы, Сумаатуке, прельщало юного демоненка. Ему всерьез хотелось переговорить с этим мудрым существом насчет некоторых изысканий, которые были проведены в ходе "работы над ошибками", уничтожившими предыдущий гимнасий. Все эти картинки, которые демоненок носил с собой, сплетения Искр, странные метастабильные связи, загадочное для окружения снова "конгломерат" - навевали ощущение либо безумия, либо чего-то великого, к чему окружающие не имели никакой причастности. Но все были как один уверены, что демон работает на Темного и немного на себя. В действительности все было наоборот. И даже до случайных попутчиков темному мастеру было больше дела, чем до вечной войны.

Их было четверо, и последним был молодой вампир, откликающийся на обращение Рой. Каких-то нюансов его личности никто не знал - никому не было до них дела. Этот юноша был высок в сравнении с Шевер'Димом, что, впрочем, не мешало последнему называть того "мальчишкой". Нельзя сказать, что вампир чувствовал себя совсем уж не в своей тарелке: никому не была выгодна его смерть, и каждый вносил свой вклад в заботу о подрастающем поколении в столь сложных климатических условиях. Все-таки в холоде, в тех же Хладах, сила строится не на личном мастерстве, а на единстве.

Их было четверо, и вчетвером на третий день пути они достигли входа в величественное тело дракона. Дербиш показал себя как замерзший холерик, который, как ему тогда казалось, почти дорвался до возможности отогреться - правда, Шевер'Дим пока еще не знал, как именно он собрался это делать. Рой воспрял духом и, зайдя на подъемник, поспешил представиться своему новому сослуживцу:
- Меня зовут Рой, и я у вас тут буду новеньким.
Остальные двое молчали, терпеливо дожидаясь, пока их спрячет от промозглого ветра внутри драконьей туши.
- Мне кажется, или там, снаружи, я ощущала присутствие Светлых? - внезапно спросила госпожа Эффаэрт.
- Нам стоит выйти наружу и вынести им немного теплых вещей, пока они не окоченели? - поинтересовался Шевер'Дим с неожиданной теплотой в голосе. На лице ангела появилась слабая улыбка. Та вышла немного вперед, не дав Луне случайно выдать факт своего незнания внутренних помещений, и уверенным шагом направилась к кабинету начальника тюрьмы, бросив лазутчице через плечо:
- Дэрос ведь у себя, да?
Халлиан пребывал в некотором замешательстве. С одной стороны, бросать здесь груз ему не полагалось, с другой, тащиться с ним к начальнику тюрьмы было тоже идеей так себе. Вся компашка замешкалась, увидев это, включая успевшую прошагать вперед две дюжины футов Эффаэрт. Та на мгновение смутилась, осознав, что ей следовало принять подобный нюанс во внимание раньше. И этого мгновения, впрочем, было предостаточно для лазутчицы, чтобы не только сообразить реплику, но и ввернуть её. Если, конечно, она посчитает нужным сейчас подавать голос.

+2

4

- Добро пожаловать к дракону в задницу, Рой, - скучающе поприветствовала новичка Луна и прислонилась к перилам, равнодушно наблюдая за отдаляющейся снежной долиной. За своим нарочито отсутствующим поведением она скрывала быстрый и по возможности максимально точный анализ ее попутчиков наверх. Главная здесь чернокрылая небожительница. Ее выправка и ухоженный вид говорили о том, что женщина может принадлежать к аристократическому классу. Какие ей известны дворянские ангельские фамилии на Темной стороне? Диссемиарт, Морагона, Соул'гара. У первых двух нет дочерей. Третьи очень скрытны, не вылазят из своего гнезда годами, игнорируют светские рауты. Мелкопоместных лордов Луна не знала. Ангел могла быть и просто успешной карьеристкой из низших слоев населения, но что-то подсказывало рыси, что это не так. То ли пресловутый дар Резеды, то ли беспрестанное верчение в золотых кругах знати. Со своего лица Светлая тщательно соскребла это деловито-холодное выражение, недовольно поджав уголки губ и полуприкрыв голубые глаза от наигранной усталости. Стоит ли ожидать от лидера компашки каверзных вопросов? А вот и первый. Луна прислушалась к своим ощущениям, для проформы оглядела периметр и хмурое серое небо, пожала плечами. Демон оказался с юморком. Возможно, ему тоже было холодно, как и элементалю, и таким образом он пытался снять напряжение. Кто-то раздражается, а кто-то начинает травить анекдоты, обычное дело. Луна кокетливо хихикнула, одарив Шевер'Дима заинтересованным взглядом, который, впрочем, никем не был замечен.
Лифт громыхнул крепежными крючьями, рысь зацепила трос и дернула его для проверки, после чего пропустила вперед гостей и мельком глянула наверх, на макушку дракона. Отряду хватит ума спрятаться подальше от Хладов и дождаться, пока принцесса выйдет с пленником.

Свод драконьей пасти был обит железом с огромными вмороженными в иней болтами. От челюсти вьюжной твари остались только верхние два клыка, все остальные давно выпали или были убраны нарочно. Верхнее нёбо представляло из себя неожиданно гладкий черный потолок, не очень высокий, из-за чего сгиб черных крыльев ангела практически упирался в него впритык. Вход в глотку был заперт, в двери вырезано отодвигающееся окошко.
Ангел резво бросилась вперед, как будто посещала Хлады каждую неделю, уверенной походкой она дошла до массивной створки. Возникла заминка, в течение которой Луна с любопытством наблюдала, как элементаль пытается завязать непослушными пальцами ослабевший узел на санях. В ответ на реплику женщины оборотница вежливо, но без энтузиазма  отрапортовала перед лицом важным и наделенным полномочиями, однако, не командующим стражей Хладов напрямую:
- Я стою на вахте, госпожа, не могу знать. - Затем обошла крылатую и громко, с гулким эхом, пробарабанила чуть выше окошка, - открывайте!
Створка отъехала в сторону, из-за нее на четверых нелюдей в поле видимости смотрели подслеповатые белесые глаза, внимательно изучившие посторонних. Затем грохнул засов, дверь отворилась, и из-за нее послышался надтреснутый старческий голос:
- Госпожа Эффаэрт, как давно вы к нам не заглядывали... Проходите-проходите.
Луна присела возле саней и выдернула из рук Темного скользкую обледенелую веревку:
- Дай сюда, здесь нужна сила.
Элементаль кисло хмыкнул, вставая с другого конца повозки и проверяя крепление. Трудно смириться с тем, что ты, огромный и тренированный мужчина, все равно проигрываешь в физической мощи какой-то щуплой девке. Рысь споро подтянула груз, почти подняв тяжелые сани над полом.
- Да не так сильно! Коробки помнешь!
- Рой, кадетский корпус Гэна Арата! - послышалось позади бравое представление новичка, на что седая старуха махнула рукой и проворчала:
- Не глухая... Дэросу подашь свои документы, что ты у меня перед носом ими машешь? Там у вас что? Новые заряды для артефактов пришли? Нет? Там внизу, слева по коридору найдете склад, пусть Эргар все опишет и выдаст вексель на груз.
- Мне обещали золотом! - недовольно взревел Дербиш, наматывая повод саней на руку, Луна толкала их сзади.
- Я похожа на Эргара? У него и спросишь, что тебе обещали.
Процессия двинулась по длинной, уходящей в брюхо дракона лестнице. Груз элементаля то и дело приходилось ловить, Луна делала вид, что ей тяжело каждый раз подхватывать его и тянуть вверх. Ангел ждать, когда это закончится, не стала и упорхала вперед, звонко постукивая каблуками сапог по камню. На самом деле резонов ждать их у госпожи Эффаэрт не было, они вообще пересеклись случайно и составляли друг другу компанию чисто из вежливости и разумной предосторожности.

Внизу они разошлись в разные стороны, но как только сани проехали несколько метров к складским помещениям, Луна громко выдохнула, утерла несуществующий пот и махнула элементалю рукой. Тот угрюмо промолчал, не собираясь вредить своему огненному эго еще больше и тем более благодарить стражницу за помощь.
Луна осталась наедине с собой и прислушалась. Через полсекунды она резко обернулась и ощетинилась на Роя:
- Зачем ты ходишь за мной?!
- Ну... я новенький. Ничего не знаю, не знаю, куда идти.
- К Арсу на рога иди, придурок! Я должна вернуться на пост, а ты ступай за госпожой, ты не слышал разве, что тебе сказали?
- Мне теперь их не догнать...
Рысь недовольно фыркнула и размашистой походкой пошла по следу небожительницы и рогатого шутника. Рой робко потопал следом. На развилке, где стояли два беседующих вампира, Луна была вынуждена притормозить, чтобы не сбиться, ароматы начали множиться в геометрической прогрессии и переплетаться в невозможные головоломки. Кровососы смерили парочку насмешливыми взглядами, один не удержался и показал клыки:
- Свежая кровь в нашем леднике, а?
- Так точно, - не поняв двусмысленного подтекста, козырнул кадет. Луна предпочла не отвечать. Потому что речь здесь шла вовсе не о новом немертвом Рое. Она дернула молодого вампира за рукав и повела туда, где терялся тонкий снежный запах, сохранившийся на черном оперении Юнии. В спину лазутчице полетели откровенно пошлые комментарии о том, что в семье принято делиться, а кто делиться не хочет, может получить парочку нарядов вне очереди. Благо, на этом веселье и закончилось. С новобранцев они еще успеют взять свое. Рой сочувственно поинтересовался:
- Тяжело тут живым?
Луна оглянулась на бледного паренька, выискивая в нем признаки недоверия или сарказма, но Рой совершенно искренне сопереживал оборотню, что удивительно, учитывая, что сам он тоже однажды будет здесь как-то питаться, и жертвой голодного вампира может стать любой, не обязательно закованный в цепи пленник.
- Тебе будет не легче, не волнуйся. - Наконец выдала она и указала рукой на приоткрытые створки, ведущие в следующее помещение. Дальше след терялся. Луна развернула стопы и попрощалась с бледнолицым Роем, - найдешь там, к кому обратиться. Не хочу получить штрафное распитие лодыря за отсутствие на вахте.
- Спасибо! А как тебя...

Луна уже стремительно шла назад, свернув перед той развилкой, где стояли клыкастые придурки. Первая часть операции выполнена - она внутри. Маска Безликого действует безукоризненно. Однако, лишний раз встречаться с местным населением стормфурской валькирии нельзя, она и так испытывает удачу. Времени у нее ровно до тех пор, пока Темные не обнаружат пустующий пост в пасти Хладов. Пожилая гномка-привратница не обратила на это внимание, а Луну приняла, как одну из сопровождающих. Знать бы еще, когда здесь смена караула...
Но первым делом необходимо выяснить, в какой части необъятного драконьего брюха содержат Сумаатуке. По запаху искать бессмысленно. Придется все-таки контактировать со стражниками и добывать информацию посредством гениальных актерских данных восточной принцессы. Проблема заключалась в том, что ими Луна никогда в совершенстве не владела, ее поведение на приемах часто граничило со скандальным, а юлить и вертихвостить ей ужасно претило. Но если бы она не считала себя способной переступить через свою гордость, то вовсе бы не пошла на такое рисковое мероприятие.
Рысь сняла капюшон плаща, растрепала белые волосы и поправила декольте. Свежая кровь, так свежая кровь.

[NIC]Луна[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/N8nIZ.jpg[/AVA]
[STA]Белые крылья за спиной нас с тобой не выдают.[/STA]

+1

5

Их было четверо, но вчетвером им оставалось быть совсем недолго.
- Добро пожаловать к дракону в задницу, Рой, - заметила встречавшая компашку офицер. Шевер'Дим не мог устоять перед соблазном негромко заметить:
- Это не очень похоже на задницу, - протянул было вновь прибывший, строя игру слов на фактическом расположении.
- В самом деле, - поддержал его демон, потрогав зуб  ладонью, - зачем ему там зубы?
Когда стражница оказала мимолетный знак внимания демоненку, тот слегка озадачился, какой интерес мог быть у оборотничихи к нему? Не может же быть так, что она знает, кто он такой. А даже если и знает, она всего лишь оборотень, неспособная к магии раса. Какое дело у неё к демону, остается непонятным. Так что странный жест противоречием запал в его голову, однако удержаться от ответной улыбки с подмигиванием темный мастер не смог. Наверное, нести дежурство в вечном холоде среди леденящих душу кровопийц было не очень-то приятно...
Бочком несколькими как будто бы невзначай сделанными шагами рогатая мелочь переместилась к стражнице. Рука спешно нашла во внутреннем кармане несколько леденцов с экстрактами лимона, печеной мяты и корицы. Почти незаметно закинув в рот один, демоненок протянул остальные - дюжину или около того - стражнице, подразумевая, что остальные спутники уже успели попробовать.

Судьба Роя перестала волновать Шевер'Дима первым: среди всех существ на белом свете вампиры вызывали у демоненка максимум неодобрения и минимум научного интереса. Проще говоря, он их терпеть не мог. И, когда кадет оказался в зависимости от демона, тот испытывал недюжинное удовольствие от осознания беспомощности юнца, необходимости защищать его и возможности им помыкать. Впрочем, ледяная пустошь не располагала к последнему. Теперь же, когда они впервые за много дней теряли друг друга из поля зрения, для темного мастера было комфортно сразу о нем и забыть, словно они не проделали долгий путь вместе. От этих кровопийц он никогда не ждал ничего хорошего: стоит здешним окрестить его, "принять в стаю", как и родной матери будет готов перерезать горло без каких-либо колебаний.
Колебания - признак небезразличия. А небезразличие - неуклонный признак жизни. И, если что-то и было святым для Шевер'Дима, так это жизнь - не процесс от рождения до смерти какого-то индивидуума, но явление в целом во всех её формах и проявлениях. Один ничего не меняет для биосферы. И сколько бы жизней не было потрачено на опыты, это всегда будет оставаться капля в море, снежинка в бескрайней ледяной пустошь. Даже несколько капель крови на снегу уже не видны с высоты птичьего полета.
Их осталось трое, когда Шевер'Дим перестал воспринимать Роя как часть группы. Всей душой он благодарил архитекторов за то, что ступеньки лестницы не были такими уж скользкими, полагая, что путь наверх может стать гораздо более затруднительным для большинства, и особенно - для беглецов. Впрочем, Хлады на то и были Хладами, что из них никогда никто не убегал - магия здесь ощущалась необыкновенно слабой...
И это не могло не вызывать злобной ухмылочки. В этих многочисленных холодных коридорах с ослабленной волшбой легко было ощутить мнимое присутствие чего-то, ускользающего от взгляда и таящегося где-то в лабиринтах переходов. Какого-то существа, еще более голодного и опасного, чем вампиры, которое может держать здесь в ужасе всех... Жаль, что этой фантазии в ближайшее время было попросту не суждено сбыться. Однако, Шевер'Дим верил, что мог бы когда-нибудь создать подобного монстра, который превратит это скучное место в настоящую игру на выживание во тьме, в холоде и полной безысходности, учитывая окружающую на многие мили тюрьму ледяную пустыню.
Это же объясняло, почему Хлады не боятся штурма войск. Тащить армию в такое место попросту неэкономично ни под каким соусом. А существа, ради которых Светлые попрут свои полки в такую даль, вряд ли вообще выживут при взятии в плен.
Их было трое, но вот и элементаль огня откололся от группы в самом низу лестницы и направился на склад. Вероятно, он захочет уйти отсюда как можно скорее, и тогда их пути снова на какое-то время совпадут, но пока... Шевер'Дим предпочел вычеркнуть его из их отряда и не отслеживать ни его перемещения, ни состояние. В этом не было ничего личного, просто немного здравого пофигизма: они были всего лишь попутчиками.
Так их стало двое, и вдвоем они направились к начальнику стражи. Шевер'Дим сначала чуточку замешкался, но затем нагнал крылатую и засеменил рядом.
- Кажется, они предполагали твой "неплановый" визит. Думаю, им слили информацию, - как никто другой, демоненок знал, что веселый и бодрый голос будет бесить Юнию более всего.
- Тебе-то какое дело? - холодно спросила она.
- Ой, ну ты же знаешь, настоящий пройдоха в каждой бочке затычка, - невозмутимо ответит темный мастер чуть-чуть хриплым голосом, скорее всего, от мороза.
- И так ты себе льстишь? - усмехнулась она, понимая, что самоироничные существа обычно непробиваемы.
- Конечно льщу. Льстю. Неважно: для одной бочки, - ревизор испытала легкий толчок на уровне бедра, - я затычкой не послужил.
- Меня это радует, - сквозь зубы процедила она.
- Меня тоже, - в точно той же манере ответил демоненок.
Девушка слегка обиженно отвернула подбородок в сторону, противоположную Темному Мастеру, и направилась дальше. Подходя к кабинету Дэроса, парочка заметила несколько отнюдь не дружелюбно выглядящих вампиров, которые чего-то напряженно ждали. Однако, те все же расступились, когда им предъявили золотистый значок ревизора. Пройдя вперед, Юния уверенно толкнула дверь и хотела было захлопнуть её перед спутником, но тот оказался чересчур проворным и уже стоял рядом.
- Что же, здравствуйте, госпожа Эффаэрт...

Отредактировано Шевер'Дим (2016-11-03 19:47:37)

+1

6

Луна прошла целый этаж, непринужденной, но вымученной уставшей походкой, присущей сдавшему пост стражнику, считая про себя шаги между кабинетами. Ей надо было спуститься на уровни с камерами, административные помещения ее не интересовали. Но если следовать логике строителей, расстояние между опорными стенами везде должно быть одинаковое. Будет ли стоять охрана на лестнице и возле лифта вниз? Разумеется, будет. Кроме того, в Хладах держали не только Светлых военнопленных, здесь обитали и Темные преступники. Вряд ли Сумаатуке содержат где-то на виду, хотя Луна по своим родным краям знала, что такое тюрьма и какое это на самом деле погрязшее в бюрократии и коррупции место. Этот ангелок, впорхнувший в пасть Хладов вместе со всеми, наверняка прибыла из Филлегвара с проверками, крылатые вечно суют носы во все дела, которые их не касаются, такая уж у них порода. Не зря они чаще всего становились Апостолами, управленческие навыки у них впитывались с молоком матери. Вместе с раздутым самомнением и вымораживающим занудством.

Оборотень пропустила все повороты и без интереса скользнула взглядом по спешащему куда-то дроу со стопкой бумаг под мышкой. Живые ее сейчас не интересовали. И надо бы найти более удобное...
С типичным музыкальным сопровождением отворились двери механического подъемника по типу того, на котором сюда поднялись гости. Этажей в Хладах было около шести, и для быстроты передвижения ясное дело использовался лифт. Черноухий подскочил к створкам, с кем-то поздоровался, а затем высунул голову и окликнул Луну:
- Тебе тоже вниз? Давай бегом, мне срочно надо.
Невнятно согласившись с этим удачным и своевременным вопросом, Светлая ускорила шаг и заскочила внутрь. Притулившийся в углу уборщик смотрел на своих коллег по тюремной обители глазами люто ненавидящего все дышащее, гадящее и имеющее ноги нелюдем. Луна была уверена, что зажатая в его руках швабра могла при случае стать грозным оружием в борьбе с нечистой силой, в том числе и с той, что имела наглость разговаривать и тем самым сотрясать вековую пыль Хладов. Лифт поехал вниз, чересчур медленно, натужно скрипя и спотыкаясь на каких-то одному Великому ведомых неровностях шахты. Дроу копался в своих записях, целиком погрузившись в их изучение. А лазутчица задумчиво жевала губу и копалась в карманах, чем вызывала нешуточный интерес у работника санитарной службы. Когда она с удивлением достала на ладони конфеты, гном агрессивно предупредил:
- Вместе с бумажкой ешь!
Девушка похлопала на него глазами и протянула низкорослику дареные лакомства. Когда там, в драконьей пасти демон щедро одарил принцессу этими конфетами, Луна восторженно его поблагодарила, сказав что-то вроде "Уж получше перловки!", убрала в плащ, и только теперь о них вспомнила. Пещерный житель подозрительно прищурился и отвел нос, всем своим видом презирая и конфеты, и тех кто их ест. Особенно вторых, ведь они оставляют после себя гору мусора.
Кабинка пошатнулась и замерла. Дроу, который настолько сильно задумался, что ничего не видел и не слышал, остался стоять на месте, а гном считал себя и без того перегруженным служебными обязанностями, вовсе не собираясь самостоятельно отпирать решетку, поэтому после легких колебаний задвижкой занялась рысь, едва не вывернув с непривычки хрупкий для звериной хватки механизм. От грохота эльф вздрогнул и выронил свои документы, гном сматерился в духе "сила есть, ума не надо", а Луна, виновато извинившись, помогла поднять парочку бумажек, а затем исчезла за поворотом, на ходу запихивая мефовы конфеты обратно, хотя стоило их просто выкинуть.
Перед рысью открылся пейзаж двухъярусной галереи пустующих камер, по дальнему борту прогуливался караульный. Хлады нынче были не очень-то обитаемы. Или этот уровень предназначался для самых неинтересных заключенных, потому что за ближайшей решеткой царил холодный одинокий мрак, а следующая вовсе была открыта. Луна не ощущала здесь дыхания жизни. Заглянув за прутья приоткрытой кутузки, Светлая не смогла найти даже малейших признаков присутствия - голые стены, голые железные кровати и затхлый запах заброшенности. Если здесь кого-то и держали, то не в этом году.

- Миледи!
Не будь у Луны натренированного в жестоких боях хладнокровия, она бы опешила и первым делом кинулась в драку, ибо эффект неожиданности - это половина победы. Нет, разумеется, никто в ней не признает стормфурскую принцессу, это исключено. Даже если Маска Безликого внезапно перестанет действовать, первым делом в Луну полетят слова "Ах ты тварь!" и "Убить Светлую!". А вовсе не этот медовый голосок хищника, считающего, что дичь уже у него в лапах. Девушка обернулась и распознала тех двух вампиров, которые демонстрировали ей клыки на верхнем уровне. Как удобно. Не нужно искать подходящий источник информации... Немного усложняло задачу то, что их двое, но рысь не пасовала перед такой мелочью, как превосходящий в численности враг. Притворившись растерянной и слегка смущенной, она отступила на полшага назад и воззрилась на кровососов ясными голубыми глазами.
- Что ж вы, как неродная! - развел руками не менее ясноглазый бледный юноша, оценивая внешний вид оборотня, как вполне пригодный для исследования. Девушки, которые не хотят, чтобы их пожирали глазами, не выставляют напоказ острые изгибы ключиц и соблазнительную ложбинку чуть ниже. - Я же говорил, мы одна семья, мы всегда готовы прийти на помощь неопытному новобранцу, верно, Фил?
Второй вел себя менее вызывающе, зато глаза его отливали красным, вампир рассматривал не наружную оболочку, а сеть алых пульсирующих капилляров, представляющих из себя двуногое, полное энергии существо. Самый простой способ почувствовать себя блюдом на столе - это посмотреть в глаза вампира. Для них  вообще не существовало различий между расами и полом, все - еда. Но если еда при этом выглядит хоть сколько-нибудь привлекательно это огромный плюс. Нежная кожа, впитавшая в себя молочные ванны и дорогие ароматные масла не в пример аппетитнее, нежели грубая соленая наждачка простолюдинок, только и знающих, что копаться в земле. Сейчас разница между знатной особой и крестьянкой не волновала наступающих мужчин, их устраивало объяснение, что оборотень прибыла к ним совсем недавно и еще не успела ощутить недостаток благ цивилизации в Хладах. Ведь по факту работа для живых здесь - это наказание за проступки. Стоит только встать начальнику форта костью поперек горла или пересолить картошку на кухне, то первым делом в адрес солдата поступала угроза отправить негодника в Хлады. Туда, где солнце на небосводе появляется раз в полгода и свою присягу несут в основном подобные Филу и его товарищу кадры. То есть вампиры. Существа, которым все равно, к чьей шее прикладываться, если голод припрет к стенке.
Улыбчивый нахал подошел вплотную, а названный по имени немертвый отрезал путь к отступлению справа. За спиной - открытая камера, именно к ней направила предполагаемое бегство Луна.
- Неправду говорят злые языки, называя Хлады ссылкой.
Вампир сразу обозначил верхние границы своих интересов, подхватив платиновую прядь и пропустив ее между пальцев, как струящийся ручеек.
- Но ведь это неприступная крепость. Заключенные сюда преступники не имеют и шанса выбраться на волю, так?
Тихий, в меру приправленный опасением голос вызвал на лицах стражников довольные ухмылки. Наивная жертва еще не понимала, куда попала. Или же понимала очень хорошо. Потому что маневр, призванный оттеснить Луну за черту кованной решетки, удался на все сто десять процентов - оборотня накрыла мглистая тень пустующей камеры, и возможности побега не осталось никакой.
- Совершенно верно. Не было ни одного случая в истории Хладов, чтобы отсюда кто-нибудь сбежал. - Подал голос Фил.
- Все потому, что мы - сплоченная команда, которая всегда готова прийти на выручку друг другу. Скоро ты приобщишься к нашим порядкам, это вполне естественно. В обмен на мизерную плату ты получишь самых верных боевых товарищей, о которых и не мечтают в кадетских корпусах. Ты, кстати, из какого будешь?
- Я служила у вассала лорда Галахар, на западе. Не проходила кадетскую подготовку, для этого у меня недостаточно связей... Папа говорил, что работа в Хладах подарит мне билет в пехотный полк...
- Похотливые кретины! - раздался громкий ворчливый голос гнома-уборщика, наткнувшегося на привычную в Хладах картину: процесс питания за счет менее приспособленных и многочисленных сослуживцев. Из-за них честным работникам никак не выполнить свою работу, вечно зажимаются по углам, как тараканы! На предъявы низкорослика вампиры только снисходительно помахали руками, мол, свали, а то и тебя зажмем.
- Зачем тебе пехота, малышка, - шаг немного в сторону, и спина Луны уперлась в ребро двухэтажной металлической койки, - тебе здесь понравится, вот увидишь. И не нужна тебе будет регулярная армия. Тут может быть прохладно, но платят неплохо. Тем, кто хорошо выполняет свои обязанности.
- Я постараюсь... выполнять их хорошо. - Девушка неотрывно смотрела в глаза вампира, не обращая внимания на то, что второй уже держал в ладонях обманчиво тонкую кисть рыси и трепетно принюхивался к биению жилки на запястье. - Это же Хлады Знаменитое место. Я слышала, тут держат форсвара-архимага. Никогда не слышала, чтобы они дорастали до такого уровня.
Под лопатками защипали черные стрелы татуировки. Стражник испытывал на новенькой гипноз, и сигнальный рисунок отрезвляюще кольнул по нервам, предупреждая хозяйку. Луна томно прикусила губу и слегка отвела в сторону голову, позволяя Темному разглядеть ритмичный пульс на яремной вене. Он считает, что оборотница полностью под его контролем. Значит, о важных сведениях он думает меньше всего. Он уже опьянен предвкушением пищи.
- Да... Архиволк, подумать только... Великие горазды шутить.
Светлая податливо прогнулась под укусом, зашипела и попыталась отдернуть руку, но в нее уже впился более практичный и молчаливый Фил, придерживая жертву за бедро и не забывая успокаивающе поглаживать ее по внутренней стороне, как будто загипнотизированная девушка могла испытать благодарность за такую заботу со стороны охреневшей твари, считающей правильным пить кровь сослуживцев когда им вздумается.
Луна, сохраняя внутренне равнодушие к непотребной сцене, искала нужные слова. Что не вызовет у Темных лишних расспросов? Ашатан рекомендовал налягать на вампирскую самоуверенность. Когда кровососы считают, что жертва целиком в их власти, они отвечают не задумываясь. Плохо было то, что самой стормфурской валькирии было тяжело сконцентрироваться, когда все тело заполняло оцепенение от неравномерных, рваных толчков крови по жилам, тянущих мышцы и нервы в разные стороны, как на дыбе.
- Можно... посмотреть на него?.. - горячо выдохнула Светлая, подаваясь грудной клеткой вперед и издавая еле слышный стон.
Напористый гурман отвлекся, чтобы освободить рот и провести языком по рядку аккуратных дырок на оборотничьей шее.
- Интересно? К нему уже все Хлады по очереди сбегали, такой диковинки нигде больше нет, только у нас.
- Был у Светлых, стал у Темных, - снова ввернул реплику второй.
Луна - сильный оборотень. Но всякий запас энергии может закончиться, она вяло "просела" вниз. Хотела ответить "очень", но вместо этого смогла всего лишь поднять на своих "коллег" затуманенный взгляд. Расцененный, впрочем, верно. Утерев губы рукавом, стражник улыбнулся и поведал столь ценные для рыси сведения:
- Спустись на минус пятый, там мы держим Светлых. Спросишь у Скаланта, чтоб глянуть на пса, он пропустит. Надеюсь, ты с нами надолго. Было вкусно.

Похабно облизнувшись, вампир развернулся и вышел из камеры, а за ним последовал именованный Филом товарищ, напоследок развязным жестом подчистив кровавый подтек на руке девушки. Луна сползла на пол и уперлась ладонями в каменную опору. Нелегко. Но кому сейчас просто? Зато у нее есть то, что ей необходимо. Какое, однако, везение, что Сумаатуке - редчайший экземпляр. Не удивительно, что Темные глазеют на него, как на экспонат музея. Осталось только перевести дух и отправиться за Светлым товарищем. Печально осознавать, что Сумаатуке - единственный, кто удостоился чести быть спасенным, но Луна понимала, что у нее нет возможности вытащить всех. Честно говоря, она не верила, что и для форсвара на колесе Фортуны найдется местечко.
С минуту она слушала шум крови в ушах, пока регенерация справлялась с вынужденными потерями. Потом медленно встала и пошла на выход, там она тяжело оперлась на косяк и подождала еще чуть-чуть, чтобы перед глазами перестали плясать разноцветные круги. Мало времени. Нельзя прохлаждаться. Хотя ей действительно стало заметно холоднее после такой кровопотери. Тем не менее, Светлая сосредоточенно тянула носом воздух и постепенно собирала силы и волю на этот рывок. Ее слегка тошнило.
Когда слева, со стороны лифта послышался характерный скрип и шум створок, оборотень вяло посмотрела на пятно в нескольких метрах от себя и с трудом нашла в себе силы сфокусировать взгляд. Кажется, это был мелкий демон, прибывший в Хлады час назад. Луна прищурилась и сглотнула подступивший к горлу ком. Ну да, только шпионских игр с Темными ей сейчас не хватало. Через десять минут ей станет легче, но до тех пор нужно быть предельно внимательной. Дальше по коридору, беспрестанно ворча и громыхая инвентарем, уборщик переместился из очередной камеры в следующую.
[NIC]Луна[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/N8nIZ.jpg[/AVA]
[STA]Твоего тела, твоего взгляда, твоего голоса гипноз.[/STA]

+2

7

- Что же, здравствуйте, госпожа Эффаэрт... - мягким и сладким голосом проговорил вампир-интендант, в каком-то смысле "сосланный" в Хлады из-за систематических нарушений поставок провизии: из всех рас её уверенно хватало только вампирам. Дэрос Ди'Горжис, необъятных размеров толстячок с крупными ямочками на лице и пушистыми щечками со слабой светлой порослью выглядел дружелюбно и обманчиво добродушно. Однако даже слепцу было очевидно, что в Хладах у начальника вряд ли будут на практике выявлены такие качества.
"Попытавшийся сбежать будет съеден!" - весело подумал демоненок, без какого-либо вызова вперив взгляд в начальника. Тот, однако, явно был сосредоточен на гостье.
- С вами были спутники, правильно? - спросил он, намекая на надлежащий ответ, однако не требуя его напрямую. Длина шила в мягком месте у детей ветра заставит их ответить сразу, не задумываясь.
- Провизор пошел на склад, рядовой отправился с той оборотничихой, которая нас встретила.
Взгляд вампира как-то странно изменился, словно он никак не ожидал подобного, но чего именно - оставалось неясным. Цокнув языком и прищурившись с едва различимым недобром, необъятный руководитель заметил:
- Очень хорошо.
Затем с поразительной для своих габаритов легкостью поднялся со стула, больше напоминающего кресло, и вышел навстречу. Униформа сидела на нем совершенно неуклюже, элементы кожаных доспехов, однако, были подогнаны по телу, но все-таки смотрелись нелепо и даже комично. Грузный, к тому же еще и высоченный вампир с невероятно крупными ладонями пугающе быстро и бесшумно подлетел к ангелочку, полунависнув над ней своей тушей, и ласково протянул ладонь, предлагая проводить.
- С вашего назначения меня уже второй раз довольно сухо встречают, - пожаловать гостья.
- К сожалению, мы не считаем эффективным лизать пятки ревизорам. Вы простите, леди, но у нас здесь Война, - последнее слово вампир произнес громким, леденящим душу шепотом, - дежурные рассредоточены по ключевым узлам. Перемещения в лифте происходят с сопровождением. Дополнительно нанятая обслуга состоит из двойников, которые по официальной документации числятся в единственном экземпляре, но успевают всюду. Каждый день, который мы верим, что из Хладов невозможно сбежать...
- ...мы все меньше верим формальным требованиям, попускаем все больше и, в конце концов, создаем уязвимость, - хором закончили оба безопасника.
- Остановка равносильна смерти, - добавил из-за спины Шевер'Дим.
Вампир "как бы благодарно" кивнул ему. В конце концов, все, что помогает психологически задавить ангела, достойно благодарности.
- Поэтому я не прекращаю прилагать усилия к укреплению защиты Хладов. Пробую новые экспериментальные методы, - серьезно заметил он.
- Как вы их проверяете? - тут же осведомилась госпожа ревизор.
- Не все заключенные умирают в камерах, - с улыбкой ответил толстяк, предлагая госпоже ревизору сесть за столик в соседнем кабинете, - впрочем, об этом, как и об остальном, изложено в подготовленных для вас бумагах.
- Тогда последний вопрос, - обернувшись в проеме кабинета секретаря, девушка какое-то время изучающе смотрела в лицо толстяку... наверное. Шевер'Диму этого не было видно, - кто вам сообщил о моем визите?
- Начальство и сообщило, - ответил Дэрос, словно это было чем-то само собой разумеющимся, - пока его пушистое архимажество - я говорю сейчас о пленном форсваре - морозит здесь свою шерстку, мне как бы выдали, ммм, некоторые полномочия, госпожа Эффаэрт. Я не в коем случае не буду ущемлять ваши права ревизора, вы же знаете, не помешаю вашей работе и даже пальцем не трону...
Демоненок необыкновенно живо представил себе ту хищную улыбку, которая расползлась в этот момент по необъятной морде вампира. Начальник ласково похлопал гостью по плечу и отвернулся обратно, возвращаясь в кабинет. Девушка же несколько секунд еще стояла, молча глядя в спину жирдяю, и лишь после неуверенного вздоха прошла в кабинет. Вампир между тем достал миниатюрный котелок, насыпал внутрь корицы и каких-то замороженных ягод, явно собираясь добавить что-то еще и поставить вариться глинтвейн по какому-то своему рецепту.
- Дай угадаю, - тихим голосом спросил у гостя вампир, - демон-контрактник?
- Нет, но я здесь именно за этим, пан Надгерний, - ответил Шевер'Дим, естественно, подготовленный к этому разговору, - это личная инициатива.
- Ты не выглядишь убедительным, - аккуратно заметил начальник, намекая на отказ.
- Вот чья бы корова мычала, - съехидничал в ответ темный мастер.
Сначала на заплывшем жиром лице появилось недоумение, постепенно переходящее в тряску. Но трясло начальника отнюдь не от возмущения: откуда-то из недр его тела поднимался смех, заливистый и немного свинячий, но совершенно искренний. Потратив несколько мгновений своей жизни на приступ внезапного веселья, собеседники вернулись к делу.
- Ладно, что там у тебя? - Ди'Горжис, он же Надгерний, даже на секунду не допускал, что демон мог проделать столь длинный путь без готового плана, без надлежащей взятки.
- Это связано с провизией, пан. Чисто технические вопросы, - секретничание становилось все более заметным, однако, оба собеседника были настороже. Без должной ментальной магии или магии воздуха подслушать их было отнюдь непросто, - видите ли, памятуя ваш прошлый опыт, я предположил, что ваши живые части гарнизона могут недоедать... Не то, чтобы формально они не получали должный паек - получают. Однако, теряя по два-три стакана крови за неделю, они будут ослаблены даже на уставных харчах. Если это всплывет, у вас могут быть проблемы.
- Ты меня пытаешься шантажировать? - серьезно спросил вампир.
- Нет, что ты! У меня всегда есть решение, - Шевер'Дим запустил руку во внутренний карман и достал какую-то голубоватую штуку, похожую на множество пенящихся пузырей, - это разновидность химеры ледяной жабы и... впрочем, неважно. Питается снегом - большим его количеством - в пищу годится, по крайней мере, подопытные не жаловались. Здесь больше тысячи икринок, что наверняка составит больше трех тонн живой массы, когда оно все вырастет.
- Они размножаются? - задал Дэрос следующий вопрос.
- Не-а, - ответил демон, вздохнув, - иначе бы у вас они уже были.
- Поставки?
- Даже не думайте. Начальство прознает - оставит вас без нормальной еды, - серьезно заметил мозаицист.
- Хм-хм, действительно. Ладно, считай, что мы договорились. Как их вылупить?
- Оставьте на свету часов на восемь, - предложил демон, - и плотно обложите снегом вокруг. Они вылупятся голодные!
При упоминании последнего демоненок расплылся в широкой улыбке и слегка обнажил верхние клыки - абсолютно нормальной длины для человеческого существа. Однако во взгляде малыша было что-то настолько хищное, что вампир даже слегка отпрянул.
- Ты ведь никуда не собираешься отсюда до их вылупления, - этот полувопрос-полуутверждение не требовали ответа, - ладно, по твоим же словам ты идешь к нему снять свои мозаицистические пробы... Я не запрещаю. Ваш разговор и возможный контракт не были изначально запланированы. Получится - хорошо, нет - об этом никто не узнает.
- Именно так, - согласился демон, направляясь к выходу.
- Попросишь там кого-нибудь проводить! - громко бросил начальник, оставив глинтвейн готовиться и направившись к гостье, успевшей к тому времени уже с чем-то ознакомиться.

Спустившись на лифте с каким-то длинноносым вампиром, на удивление действительно куда-то спешащим, Шевер'Дим решил не дергать этого солдатика, учитывая, что неподалеку он заметил куда более симпатичную девушку, встречавшую их на воротах. Конечно, её миссия выполнена и она, возможно, занята новым поручением или же просто отдыхает, и все-таки он считал разумным и приятным воспользоваться именно её услугами.
Вскинул руку, демоненок наставил два пальца на девушку, вперив в неё взгляд и дожидаясь визуального контакта. Этот предупреждающий жест приближения имел свои корни но, в сущности, нынче был альтернативой приветствию из разряда: "Если ты охамеешь настолько, что повернешься ко мне спиной, я непременно в неё ударю!"
Убедившись, что визуальный контакт состоялся, Шевер'Дим спешно приблизился, вновь источая невероятное дружелюбие - в целом, довольно искренне.
- Как тебе конфеты? - первым же делом спросил он, понимая, что если субординация и не велит подчиняться темному мастеру, то хотя бы принцип "не нарывайся" должен сработать. Уж очень ему не хотелось мотивировать девушку, тем паче не являющуюся вампиром, авторитетом и властью какого-то кровососа. Да, пускай, он стоически вынес близкий разговор с начальником тюрьмы и даже подыграл ему несколько раз, но больше он не хотел прогибаться перед этими клыкастыми ушлепками даже в самых мимолетных мыслях.

Отредактировано Шевер'Дим (2017-01-09 09:08:36)

+1

8

Отличное начало разговора с только что добровольно пожертвовавшей кровь нуждающимся коллегам девушкой. Луна скептично прищурилась, но затем подавила всякие опасные мысли и эмоции, которыми полнилась ее голова в этот момент. Разумеется, всем плевать, что творится в Хладах, пока они остаются самой неприступной тюрьмой Статеры и подчиняются приказам Великого. На такие мелочи, как отношения между сотрудниками, волновали высокое начальство в последнюю очередь. А если им нет до этого дела, то и остальные не должны проявлять интерес к нелегкому положению живых в брюхе обледенелого дракона.
Разумеется, к их числу относилась и Луна. Но первая реплика рогатого все-таки ее удивила и застала врасплох.
Слабо улыбнувшись, она оперлась на прутья решетки и попыталась принять вертикальное положение, но немного замешкалась и наоборот - опустилась вдоль нее на пол. Живописно изобразив слегка погрызенную жертву. Демон тем временем частично преодолел разделяющее их расстояние, и Луна подметила то, на что не обратила внимания раньше - его одежда, ощутимый уровень мастерства и поведение явным образом ставили под сомнение принадлежность двуликого к военным или к таким, как канцелярский ангелок. Рысь со своей боевой выправкой и соответствующим резковатым обращением вписывалась в образ стражницы идеально, а вот похожий на зеленого мальчишку маг в Хладах смотрелся дико. Что может делать Мастер Тьмы в таком месте? Уж не прибыл ли он для задушевной беседы с Сумаатуке?

Девушка изобразила на лице вину пополам с иронией, все же она имела на это право, учитывая обстоятельства:
- Вампиры предпочли традиционное угощение, - у оборотня затекла шея от торопливой регенерации, гоняющей гематомы под колотыми ранами, и она поморщилась, потирая укушенную шею рукой. Тем самым еще сильнее акцентируя внимание демона на неуставный разрез и прическу. Под пальцами рваные дырки сглаживались и постепенно зарастали. Скоро их совсем не станет. А вот объем крови восстановится еще не скоро. Если только не воспользоваться зельем, оно ускорит процесс. Однако, стражникам подобную роскошь никто не жаловал, достать пузырек при Темном Луна не может. - а у гномов, похоже, на сладкое аллергия.
Она перевела взгляд на беспрестанно ворчащего уборщика, который словно физически ощутил чужой взгляд в спину, обернулся и скривил и без того сморщенное лицо. Но что именно он сказал, не различил даже тонкий оборотничий слух. Возможно, адресованное развалившейся на полу девке выражение было на гномьем наречии, а в нем рысь не сильна настолько, чтобы различать нецензурщину. Не по чину это благородной леди.
- А у оборотней? - коротко спросил Шевер'Дим, продолжая приближаться и явно на что-то намекая. На что-то вполне приличное.
- Может, не моего ума это дело, но конфеты сейчас меня интересуют меньше всего, добрый господин. Хороший стейк и пара кружек красного вина, вот чего жаждет моя уязвленная девичья честь.

Луна горько усмехнулась. Многого хочет ее честь, надо сказать. Такие дворовые кошки, как она, видят стейки только на столах своих лордов, и вряд ли хоть хрящик от этого богатства предназначался роняющим слюнки слугам. Но мечтать же не вредно, всякий солдат желает питаться отборным мясом, а не кашей на воде. И пить не разбавленную кислятину, а добротный выдержанный напиток господ. Что в Светлой, что в Темной армии, низшие чины грезили об одном и том же.
- Уж если выбирать между спиртом и сахаром, как способами согреться, второй явно нанесет меньше сопутствующего ущерба, - мяса у демона не было, или он не хотел им делиться, только как-то уклончиво поводил ладошкой и хотел было перейти к делу, но от чего-то остановился, осекся и расплылся в сладкой и немного гаденькой улыбочке, мало отличавшейся от вампирской. Мгновение спустя он встал рядом на колени, скидывая с плеч походный рюкзак и начиная в нем копаться, - хотя, знаешь, если поймать парочку Светлых магов и...
Луна стоически удерживала во взгляде прежний вопросительный блеск, когда хотелось как обычно пришпилить Темного любезным "пошел на хер" и расколоть его головой бетонную плиту под ногами. Оборотень не забывала, зачем она здесь, но ее воображение никто в силках не удерживал. Она заинтересованно уставилась на раскрытый рюкзак, честно делая вид, что предполагает варианты его содержимого. Что у него там еще? Шоколад для несчастных доноров? Его внезапная внимательность к простой стражнице, даже пускай и Темной, настораживала ничуть не меньше, чем вызывающее несоответствие тюремным пейзажам. Поскольку демон очевидно ждал какой-то реакции, испытующе глядя в звериные глаза оборотницы, Луна хитро улыбнулась и охотно поддержала незаконченную фразу:
- ... или парочку изголодавшихся вампиров. Немертвое мясо слишком черствое, но я клянусь, что проглочу все до последнего кусочка. В конце концов, из этого стейка будет сочиться моя собственная кровь.

Ей было невыгодно прохлаждаться здесь и дальше. Да и встреча с демоном незаметно заимела какой-то личный характер, не следовало шутить с ним и завязывать диалог. Но что-то подсказывало Светлой, что выбранная тактика была меньшим из двух зол. Рысь все-таки поднялась, цепляясь за решетку и попутно поправляя прическу. Ран на руке и шее не осталось совсем, голова слегка кружилась, а после смены положения перед глазами на мгновение предстала темная пелена.
- Прошу прощения, господин, мне нужно вернуться. Служба не ждет. Будьте так любезны, забудьте все, что я говорила, за подобные высказывания меня могут отправить в карцер. Спасибо за заботу.
Которой, по сути не было.
[NIC]Луна[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/N8nIZ.jpg[/AVA]
[STA]Не сочтите за труп[/STA]

0

9

Проклятая клетка никак не находилась. Да, увеличенный внутренний размер рюкзачка был во всех отношениях практичным решением - а еще он прекрасно держал тепло - но сейчас, например, демоненку каким-то чудом удалось потерять в нем громадную клетку. Наконец, нащупав футовый контейнер, он уже хотел было его достать и проявить реальную заботу о хищнице, рассчитывая на её умение держать язык за зубами, однако, она зачем-то нашла в себе силы подняться и высокомерно отчалить.
Темный Мастер не любил, когда перед ним лицемерно пресмыкаются, хотя совершенно искреннее пресмыкание часто вызывало в нем еще большее отторжение. Однако, в обратную сторону, куда хуже он относился к высокомерию в свой адрес. Он согнулся, чтобы уровни глаз его и собеседницы поравнялись, а она посмела встать?
Выставив тонкую мальчишечью руку, укутанную в плотную меховую шубу, он с силой схватил плащ стражницы.
- Я тебя никуда не отпускал.
Вот только этого ей сейчас и не хватало. Стражница прокляла про себя охочего до общения демона и растерянно оглянулась, совершенно не собираясь выдирать из его маленькой детской ладошки плащ или тем более игнорировать требовательного гостя. Что бы он ни хотел от оборотня, отмахиваться, как от назойливой мухи, девушка тоже не могла, мало ли, в чем Темный ее заподозрит?
- Хорошо, я стою на месте. Но вы же понимаете, чем мне грозит невыполнение обязанностей?
- Было бы мудро заинтересовать меня в том, чтобы я оправдал тебя перед начальством, - Шевер'Дим ненавидел выбирать из двух зол и предпочитал, чтобы перед другими такая задача тоже не вставала. Хотя альтернатива, которую он предлагал, грозила большей дискриминацией: было два варианта, "предложенный" и "неправильный".
- В таком случае рада буду помочь господину, - "... если он так желает полежать мертвым" закончила про себя оборотень, совершенно не желая терять время на капризы гостей начальника тюрьмы. Разумеется, Луна не имела возможности отказаться, но если демон продолжит мешать ее планам, придется действовать грубо.
Шевер'Дим неуклюже запустил руку внутрь и с явным усилием достал небольшую клетку, в которой в изобилии копошились "лабораторные" мышки.
- Не то, чтобы совсем не было мяса, - демон запустил руку внутрь и вытащил за хвостик одну из мышей, судорожно тянущуюся лапками вверх и пытающуюся взобраться по собственному хвостику на руку демоненку, - будешь? - неожиданно без малейшей издевки спросил он. Все-таки в видении демона еда - это святое, а приняв из рук мышку, она может съесть и что-то ещё, что, возможно, поможет заткнуть её в случае чего.
Луна с явным скепсисом воззрилась на "угощение" от доброго господина. Если это была шутка, то с чувством юмора у демона очевидные проблемы. В детстве девушке казалось забавным заблуждение особо темных и диких Светлых, будто оборотни подобно лесному зверью носятся за дичью, свесив языки, и делят тушу загнанного оленя прямо на месте, не отходя далеко от еще теплого улова. А в обществе благородных подобные намеки вообще немедленно встречались когтями в глотку. Но не здесь и не сейчас, когда испуганно лупящий глазки мышонок являл собой скорее не акт вопиющего невежества, а некую злонамеренную издевку, поэтому оборотень с отсутствующим выражением на лице приняла у демона подачку:
- Боюсь, таких "стейков" мне нужно по крайней мере две дюжины, - Мышка пискнула в кулаке Светлой. В последний раз, - Знаете, даже в самые голодные времена в нашей деревне находилось что-нибудь получше мышатины. Например, собаки, - Она кровожадно улыбнулась и свесила дохлую тушку на двух пальцах, - Не переживайте, господин, оборотни сильнее, чем кажутся, я выстою без этой... потрясающей сочной пищи. Но все равно спасибо, пойду выпотрошу бедняжку и зажарю в пыльном кляре.
- Что-то ты больно привередлива, - серьёзно заметил демон, - для стражницы Хладов, которой только что закусил кровосос. Ты что, принцесса что ли? - с явной издевкой спросил демон, наблюдая за тем, как копошатся мыши в клетке.
- А вы скоморох на приеме у Великого? Или думаете, что если мое происхождение ниже вашего, каждый встречный имеет право меня унизить!? - немедленно огрызнулась в ответ рысь, зардевшись и бешено оскалив рот. Демонстративное застегивание верхней пуговицы должно было послужить достаточным акцентом на произошедших со стражницей событиях. Впрочем, она тут же приняла вид покорный и исполнительный, хоть и холодноватый, - извиняюсь. У всякого шутовства есть границы, господин. Если позволите, я все же отправлюсь отдавать служебные долги этой дыре.
Сначала Шевер'Диму хотелось ответить утвердительным кивком на первый вопрос, но он достаточно быстро спохватился: это существо не стоило превращения рядовой просьбы сопровождения в балаган. Достав еще одну мышь, мальчишка без колебаний пихнул её в рот, прикрыл ладошкой и проглотил.
- И вовсе нет никакой проблемы, - сказал он, выпрямляясь, - здесь, кстати, было как раз две дюжины мышей. Судьба двух тебе известна, а еще одна не пережила путешествие и умерла. И в сущности я здесь для того, чтобы обсудить с талантливым магом природы причины её смерти.
Это было правдой на примерно все сто процентов, вопрос только в том, как она была подана и в чем был скрытый смысл, стоящий за точными словами. Запихнув клетку в рюкзак и выпрямившись, Шевер'Дим закинул свою поклажу на плечи.
- Ты права, у всякого шутовства есть границы. Проводи меня к Сумаатуке, - ровным голосом проговорил демон, чуть-чуть искоса глядя на девушку.
Лоб девушки разгладился, а взгляд мгновенно приобрел странный белесый оттенок, инеем легший в слова:
- Сумаатуке. Конечно. Следуйте за мной.
И Шевер'Дим последовал. Сгорая от тихой, едва различимой злобы, бьющейся где-то в глубине души, злости, связанной с неприступностью этой самодовольной твари. Что за черт, почему эта барышня отдается первым попавшимся вампирам, но при этом ведет себя с ним, Темным Мастером, так? Это его напрягало, очень напрягало, равно как и то, что она пошла их встречать. В конце концов, он шел сзади, озираясь. С другой стороны, он и сам собирался сделать нечто не вполне "уставное", так что приходилось мириться, но...
Внутри Шевер'Дим уже хотел плюнуть на негласность и провести разговор с Сумаатуке в открытую, не ища подтверждений своих догадок, только лишь высасывая информацию, как это всегда делали темные. Взаимовыгодный обмен? Почему он вообще решил, что так будет лучше? Впрочем, демоненок знал ответ. Он знал, куда приводит неравноценный обмен. И приходилось стискивать зубы и идти вперед на свой страх и риск.

Отредактировано Шевер'Дим (2016-11-15 13:44:45)

+1

10

Луна с самого начала знала, что игра в шпионку станет для нее настоящим испытанием на прочность. Хладнокровно воспринимать любые тычки Темного и отвечать на любезные упоминания Светлых в ключе далеко не лестном, это под силу далеко не каждому. Не каждому оборотню. Мастера Тотема десятилетиями тренируют свою волю, укрощают внутреннего зверя. Они способны пройти на лапах мимо жестоких пыток и не выдать себя ни единым помыслом. Девушка слышала подобные рассказы от разведчиков. Даже если на твоих глазах клеймят в рабство ребенка, оставайся на месте. Стань частью ландшафта, серым камнем. Таким же бездушным. На плечах воинов - судьба всего Света. И Луна, вспоминая эту жуткую историю из уст Стеции, с трудом сдерживалась, чтобы не заскрежетать зубами. Она не смогла бы этого вынести. Ее буйная натура потребовала бы сдохнуть в неравной схватке, но порвать несколько Темных глоток.
Но потом она вспомнила Илону. И те усилия, которые принцесса прилагала, чтобы не выдать своей боли и отвращения. Во что бы то ни стало, даже если сердце не выдержит и остановится от жуткого напряжения внутри клокочущего тела - не доставлять удовольствия врагу.

Чего добивался маленький демон своей выходкой? Луне было выгодно притвориться обиженной, она шла чуть впереди и обдумывала план отступления. При этом она поминутно тянулась рукой к заживающему укусу и унимала фантомный зуд. Есть ли в Хладах еще лифты? Есть ли лестницы? Критически не хватало информации. Рысь была готова прорываться с боем, если придется. На выходе ее поддержат остальные, главное - добежать, выбраться наружу. Можно без лап, но лишь бы с головой. И судя по всему, такой сценарий более, чем возможен. Демон пришел к Сумаатуке. Процесс перехода на другую Сторону довольно медлителен, не все пленные легко ломаются и соглашаются на контракт. Но когда речь заходит об архимаге, прогнозы уже не столь однозначны. Достигшие такого уровня мастерства нелюди мыслят уже на другом уровне. Для них жизнь и сила - это уже нечто глобальное, не поддающееся разделению на Стороны. Разумеется, они верны своим богам, но в гонке за знаниями такие, как Сумаатуке, готовы пойти на многое. Стоит только поманить интересной игрушкой или сакральной тайной всего сущего. Первым даже вероятнее.
Девушка дернула решетку лифта в сторону и, пропуская перед собой эксцентричного Мастера, проводила взглядом его рюкзак. Мыши? Как лишенному магии оборотню, Луне было не понятно, чем может привлечь форсвара мышь, даже и умершая при загадочных обстоятельствах. Быть съеденной в сыром виде рогатой мелочью - куда уж загадочнее! Светлая угрюмо отвела взгляд. Все-таки это мерзко. Разве ж они зомби, чтобы кидаться на свежатину? За все свои многочисленные битвы Луна выпила немало крови, как разумных существ, так и не очень. Ее зубы вонзались в гниющую плоть мертвяков и в ливер облезлых падальщиков. Но чтобы намеренно это есть?

Кабинка лифта покачнулась, когда девушка в очередной раз слишком сильно задвинула дверцу, вызвав ужасающий скрежещущий удар металла о камень. Затем она дернула рычаг на три деления вниз и шагнула назад, в центр площадки. Ненавидящий взгляд мальчишки она ощущала почти физически. Если так пойдет и дальше, его агрессивная позиция может помешать Луне вытащить Сумаатуке... Девушка вздохнула, завернула вылезшую прядь за ухо и вполоборота робко спросила двуликого:
- Вы правда не хотели оскорбить меня, господин? - она снова дотронулась когтями до расцарапанных ранок и почесала шею. На пальцах осталась кровь. Под скрип движущего лифта лазутчица слушала дыхание своего собеседника и оценивала степень его раздражения. - Для оборотней нет хуже издевки, чем называть их блохастым зверьем. Наши повадки порой... заставляют других думать о нас, как о дикарях.
Минус пятый встретил гостей ледяным дыханием смерти. Она ощущалась здесь повсюду. Скудное освещение, давящее на глаза, низкие потолки и сырость создавали впечатление глубокой пещеры, в которой кто-то только что сдох. Это определенно случилось совсем недавно, потому что иначе температура Хладов неизбежно бы остановила процесс гниения и вморозила нечистоты в вековой лед.
- У вас же есть разрешение начальника тюрьмы? На всякий случай. Иногда среди стражников попадаются ужасно твердолобые.

[NIC]Луна[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/N8nIZ.jpg[/AVA]
[STA]Я вижу дым в своих глазах[/STA]

+2

11

Двуликий, однако, чувствовал себя на редкость спокойно в мертвящем холоде. Трупные запахи, хотя и вызывали в нем отвращение, все же не были столь непривычны. Достав из одного из кармашков мешочек, оно тут же выудил ароматный леденец с мощным вкусом травы, включая эвкалипт и, по случайному стечению обстоятельств, кошачью мяту.
- Попробуй, - практически настойчиво предложил он оборотничихе, - хорошо маскирует запахи вокруг.
Определенно, она могла и на это обидеться. Тем, у кого нет средств к влиянию, только и остается, что обижаться. Тщетные глупые попытки получить чужое внимание и склонить чашу весов в свою пользу... правда, только в мелочах. Менять мелочь на мелочь, выматывая другим нервы. Да, оборотень мог возмутиться, мотивируя тем, что острый нюх - его конек, его "вторые глаза", а то и первые. Вот только что дальше? Есть ведь, в конце концов, и беруши, и темные очки.
- Я не вижу смысла запоминать издевательства, - заметил темный мастер и вдохновенно добавил, - каждая раса обладает своими уникальными особенностями, качествами, присущими только ей и достойными уважения ничуть не меньше любой другой. Мне, как мозаицисту, безусловно интересны оборотни... и форсвары, да. Во многом я нахожу вас очень перспективными, в отличие от, скажем, тех же вампиров. Но это мое скромное мнение, а обижаться на меня или нет - вопрос исключительно твоего желания.
Шевер'Дим уверенно двигался вперед "нога в ногу" с проводницей, хотя скорее это следовало назвать иначе, ведь на каждый шаг её длинных мускулистых ног мальчик отвечал двумя. Слабое копошение проглоченной мышки приносило некоторое интимное удовольствие, которое демоненок предпочитал скрывать за непроницаемым выражением на лице, смакуя украдкой, словно с каким-то легким привкусом вины. Её обеспокоенность дозволением, впрочем, он связал с боязнью за собственную шкуру.
- А зачем я по-твоему столько времени провел в кабинете с паном Надгерним? Да, все улажено, не беспокойся, - с этими словами Шевер'Дим сделал, наверное, самое странное, что мог - одобрительно-успокоительно похлопал ладошкой по объемной филейной части проводницы. Сам он, однако, запоздало задумался о том, что что-то не так, и решил не совершать никаких дальнейших действий, рассчитывая, что она просто сделает вид, что не заметила, и что это попросту сойдет ему с рук.

+1

12

Очередные выуженные из закромов лакомства были встречены взглядом "Я думала, мы договорились прекратить кривляния", Луна пропустила демона перед собой, но затем быстро лишила мелкорослого мага инициативы, обогнав и заставив его семенить ногами в два раза быстрее.
- Тошнит от мяты, - беззлобно, но довольно хмуро призналась рысь, слушая разглагольствования по поводу "Я не хотел, ты сама придумала". Да, разумеется. Пусть двуликий так и считает дальше, это только на пользу лазутчице. Мимо них прошел красноглазый седой вампир с лицом веснушчатого юноши и окинул странных посетителей взглядом. Даже слегка затормозил, но как только прозвучало имя начальника тюрьмы, успокоился и продолжил путь. Демон и оборотень двигались по узкому коридору, который сам по себе создавал впечатление неуютной темницы. Если тут архитектура такая угнетающая, в каких условиях тогда содержатся пленники? При всем своем опыте и постоянном сравнении Хладов с родными казематами Арцемии, Луна не часто посещала Светлые темницы, даже самую знаменитую из них - поднебесную клетку, где заведовал Аранн Вихрь. Но успела проникнуться уважением к неведомым архитекторам, которые вложили в необычное детище всю свою преданную любовь к пыткам в частности и подавлению личности в целом. Непонятно, как сама рысь оставалась при этом такой спокойной и сумела вернуть себе уверенность. Возможно, все дело в том, что при любом раскладе (если успеть вовремя доказать свою личность), ее ждет максимум заточение в Хладах. Только последний идиот станет убивать стормфурскую принцессу...
Демон окончательно охренел и наглядно продемонстрировал разницу в росте, дотянувшись до оборотничьего филея. Стальная пружина внутри Луны натянулась и звенькнула по гордости, во второй раз за сегодня. Но вслух кошатая только умильно улыбнулась и осведомилась тоном, близким к материнскому:
- Господин продолжает играть шутника?
- Кто идет? - грозно перебил парочку гулкий низкий бас стражника. На Луну и Шевер'Дима уставился массивный земляной элементаль в истинном облике, несущий пост подле узкого дверного проема, в который он сам вряд ли поместился бы. Стальная дверь на двух замках за его спиной была опечатана "Словом Зверя". В синих глазах Луны мелькнула злоба, но ее девушка быстро прикрыла все той же усталостью. Вот ведь мефовы засранцы-перестраховщики. Магическая печать любого двуликого обращает в маскировочную ипостась, и в зависимости от ее мощности, этот эффект может длиться до нескольких часов. Пока через "рамку" не пройдешь, не узнаешь, насколько она эффективна. Но зная Хлады, Ее Высочество могла смело предполагать, что на заряд "успокоителя" не поскупились.
- Господин желает видеть Сумаатуке, - ровно сообщила Светлая, опять потянувшись к шее. - Я бы тоже глянула, если можно. Фил... - Луна страдальчески посмотрела на влажные от крови пальцы, - Фил сказал, что одним глазком можно.
- А этот? - при всей своей суровости элементаль на лжестражницу смотрел с куда меньшим подозрением, чем на ее рогатого спутника. Отметив "укус", который девушка драконила всю дорогу, чтобы иметь при себе доказательство встречи с вышеуказанным вампиром, он пренебрежительно дернул каменной губой (выглядело, как будто мельничьи жернова смололи пару зерен пшеницы) и уставился на протянутую бумажку с подписью толстяка. До тех пор, пока он не отпер замки, он не обронил больше ни слова, ничуть не смутившись ни разрешения от главного вампира, ни потенциально высокого статуса гостя. По правде говоря, стесанной в двуногую фигуру скале вообще сложно показывать хоть какие-то эмоции. Как только посетители шагнули за порог, стражник буркнул им вслед, - Третья яма. Вход к пленнику через лестницу в нише. Без надобности не спускаться.
Дверь брякнула за спиной вместе с последним словом Темного, и приглушенное толстой преградой ворчание донесло до слуха обрывки фразы "Ходят, как в музей, к этой псине". Луна, оглядев патрулируемый вампиром с кожаном доспехе коридор с квадратными окошками-решетками под ногами, про себя вздохнула: "Слово зверя" на входе стояло крепкое.

[NIC]Луна[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/N8nIZ.jpg[/AVA]
[STA]Никуда не деться[/STA]

+2

13

- Господин продолжает играть шутника? - с довольно теплыми нотками в голосе осведомилась спутница.
- Полно тебе! - отмахнулся гость, - или за время пребывания здесь непринужденность и чувство юмора успели застыть и рассыпаться в прах? Ты рождаешься и умираешь, рождаешься и умираешь, рождаешься и умираешь. Вся эта гонка за выживание, вся эта в...
Шевер'Дим вовремя осекся, не закончив слово "война".
- ...вечная обида, она попросту бессмысленна, если мы перестаем быть собой. Каждый день, каждый час, будь разной, будь меняющейся, будь живой. Собой. Силен не тот, кто всеми средствами защищается от обид, боли и трудности. Силен тот, кто встречает страдания со спокойным сердцем, - с этими словами мелкий снова шлепнул ладошкой по мягкому месту собеседницы, стараясь приободрить её этим. А сам размышлял. Размышлял об изысканиях. Об умершей мышке. Диалог с Сумаатуке был не за горами, и попыткой "приободрить" спутницу демоненок пытался как-то приободрить самого себя. Как-то поверить в свои силы, в истинность своего пути, даже если его ждет полный провал.
Миновав элементаля и пройдя с проводницей внутрь, двуликий едва-едва повел плечами: сама идея ограничения возможностей изменения формы вызывала в нем бурный протест. "Слово Зверя", впрочем, должно было заметно покоробить спутницу, и демоненок не удержался снова её "поддержать". Приближаясь к яме, где содержался Сумаатуке, Шевер'Дим начинал переживать все больше и больше, вопросы цеплялись друг за друга, становилось страшно: страшно завалить переговоры, сулящие внезапную поддержку в одной из важнейших мыслей для самого демоненка, для целостности его картины мира, мироощущения в целом. Поэтому он кусал губы, хватался пальцами за пальцы. Архимаг - это могучая сила, это опасность, и особенно... был ли сам темный мастер честен с собой? Верен ли он своим догадкам, своим открытиям, пойдет ли он дальше своим путем, если Сумаатуке скажет, что он неправ. Так или иначе, Шевер'Дим искал мудрого собеседника, который, впрочем, не обрушит его карьеру, не поставит на трибунал, на эшафот, не вызовет у окружающих стойкое желание прирезать исследователя где-нибудь в переулке темной ночью.
Поэтому, подойдя к месту содержания пленника, демоненок сделал все, чтобы выделить в ауре голубовато-зеленые цвета спокойного и вдумчивого роста, пурпурные нити интуиции и мудрости, высоких чувств, желаний и дум. Стоя наверху, он терпеливо ждал, чтобы быть замеченным, надеясь, что его заметят, краем глаза хотя бы. Заметят и обратят внимание. Ему было отчасти жалко форсвара, жалко так, как живому существу живое существо, как кадровику - ценного сотрудника, на чьей бы стороне он ни был. Великие существа остаются Великими, вот именно они должны быть Великими с большой буквы - а впрочем, может быть, когда-нибудь и станут. Однако, все неуклонно сходилось на тезисах развития, заложенных в природе, а разве кто-то может понимать природу лучше, чем архимаг, особенно, светлых архимаг?
Так, Шевер'Дим стоял на краю, волны трепета бежали по его ауре, а сам он не решался сделать первый шаг. Очень много было поставлено на карту. Он не повернет назад, он постарается не выдать ничего стоящей рядом стражнице. Она хорошая, но в мыслях демоненка она занимала слишком низкое положение, способное к насмешке над ним, как способное к гордыне, но начисто лишенное мудрости понять его... и уж тем более понять форсвара Сумаатуке. А его... его не ждали страдания, его ждал уникальный, переломный опыт. И этот опыт манил и отталкивал, сиял впереди, близкий и оттого полный надежд и страхов. Шевер'Дим встречал его с беспокойным сердцем. Он не был готов. Он шел к познанию, и сейчас превкушал момент, когда, возможно, соединив два искажения, они вместе могут прикоснуться к Истине. И будь эти Великие хоть из кожи вон вылезут, они никогда не смогут заставить его позабыть то прикосновение к Истине, которое сулит эта встреча. Теперь уже никогда более.

+2

14

Она близка к цели. Кровь начала разбег, не слушаясь хозяйку. Луна старалась оставаться спокойной и в какой-то мере равнодушной, но себя не обманешь. Скоро будет битва. И даже учитывая все нюансы и отчетливую тень провала, следующую по пятам за девушкой, стормфурская валькирия ждала этого даже с большим энтузиазмом, чем все эти шпионские интриги. На поле боя она может быть сама собой, не сдерживаться и не щадить врага. А скрипеть зубами на фривольное поведение демона ее уже порядком достало. Это ее угрюмое сопение можно было легко воспринять, как реакцию на чужие руки в районе задницы. В самом деле, что за ребячество? Или детская внешность накладывает свой отпечаток на поведение?
Мысли Луны, однако, были далеки от собственной пятой точки. Она сверлила взглядом спину чеканящего шаг надсмотрщика, а затем, как только он развернулся в конце вереницы подпольных провалов, перевела его на широкую круглую решетку, под которой таилась кромешная тьма. Там ли Сумаатуке или нет - не понятно. Нужно спуститься, что, собственно, они и собирались сделать. Еще бы понять, как наиболее эффективно избавиться от демона, вампира и элементаля... И еще от полсотни стражников, которые могут встретиться на пути побега. "Слово зверя" в планы не вписывалось, но Луна была готова и на тот случай, если встать на лапы ей не позволят. Ведь в конце концов, белую рысь из Стормфура может кто-то умудриться и опознать. Это такое же пожизненное клеймо, как и черно-золотая шкура Галахар.
Вход через нишу. Знать бы еще, что это означает...
Впрочем, как только оборотень подошла к той, что обрамляла полукругом "окно" в третью камеру, она сразу увидела лестницу. И никаких больше замков, ограждений и магических печатей. Хотя из этой дыры сильно фонило магией. Вот только не родной стихией Сумаатуке - Природой - а Темной. Расстояние между лестницей и стенкой было небольшим, как раз пролезть таким стройным, как Луна или таким мелкорослым, как ее спутник. Имя которого она так и не узнала, хотя не очень-то и пыталась. Был бы известным контрактником, то наверно, это вскрылось бы еще на подходе... Или нет. Кто знает, чем этот рогатый занимается, и для чего на самом деле он полез к Светлому архимагу. Благо, сам предмет рысьих сомнений тоже был каким-то задумчивым и внезапно молчаливым после их оживленной беседы по пути сюда. Что-то заподозрил или размышляет о своем, демоническом?

- Первым полезете? - вывела его из этого состояния воительница, указывая на узкий лаз. По правде говоря, довольно странная система... Луна обратила внимание на то, что решетка над камерой запиралась на замок, и, возможно, для перемещения пленника используют этот проход, как официальный. А для кормежки и посещений... Хотя, если задуматься, таких, как Сумаатуке, все равно не удержат никакие замки. Здесь работают только заклятия. Один Арс знает, чем его накачали и в каком он состоянии. Не дав мальчишке сообразить, девушка буквально тут же поставила ногу на первую перекладину и кинула демону через плечо, - я все же вперед, подхвачу вас, если что.
Три шага вниз, и макушка Луны скрылась за толстой каменной плитой. Пока с этим маленьким испытанием справлялся Шевер'Дим, оборотень  в недоумении всматривалась в густой мрак, разрываемый тусклыми лучами лампы над решеткой. Сгорбленный силуэт мог принадлежать только форсвару, рысь сразу почувствовала его запах. От него разило нечистотами, мокрой шерстью и болезнью. Сумаатуке был простужен, и к его стойкому лесному аромату примешивался горький от гноя и насморка. Волк не издавал никаких звуков, поэтому Луна не могла сказать, жив ли он еще. Она не слышала сердцебиения, хотя уши напрягала до рези в перепонках. Ей пришлось подождать, чтобы звериные глаза привыкли к смене освещения. И глухо зарычала.
- Что это за методы такие?! - вырвалось у нее.
Но это произнес бы любой на месте девушки. Любой, кто очень хорошо знает, что такое боль. И что причинять ее любят те, кто на самом деле никогда по-настоящему ее не испытывал.

Сумаатуке открыл глаза и медленно поднял острую морду на гостей. С первого взгляда казалось, что он просто прикован цепями, тянущимися от массивного ошейника к стенам. Но странные черные полосы, пересекающие его шерсть при близком рассмотрении оказались вовсе не рисунком на теле. Это были пустоты. Две черные матовые пластины крест накрест делили волка на четыре части. Буквально. Их площадь в достатке покрывала Сумаатуке как в длину, так и в ширину, а толщина в груди, где находился центр пересечения, достигала трех сантиметров. По всей видимости, плоскости висели в воздухе, Луна не заметила, чтобы они опирались на нижнюю грань и задевали потолок верхней. Но как бы не пошевелился архимаг, они всегда были в одном положении, статичны. Причиняли ли они боль Сумаатуке, если он пытался сдвинуться с места? Скорей всего. Они проходили прямо насквозь большого мохнатого тела. Стормфурская рысь никогда не видела ничего похожего. Она не могла с точностью сказать, как именно части волка соединяются друг с другом, почему он не умирает при такой пытке и кто, Меф их задери, придумал эту кошмарную конструкцию? Обычных цепей и блокирующих заклятий уже недостаточно?! В этом "кресте" наружу, конечно, через открытый лаз не выбраться при всем желании.
Пока девушка душила в себе злобу и искала выход, Сумаатуке дернул одним ухом и сказал, словно прочитал мысли оборотня. Или же просто ответил на ее вопрос, заданный вникуда:
- Формула прерывания магических токов. Любопытная разработка.
Спокойная и четкая (что непривычно для форсваров) речь вывела Луну из оцепенения. И она начала придумывать, что с этим можно сделать, пока демон отвлекся на беседу со Светлым соотечественником рыси.

[NIC]Луна[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/N8nIZ.jpg[/AVA]
[STA]На собачьей вахте ожидания чуда[/STA]

+1

15

Пелена оцепенения спала, когда проводница двинулась вперед и вниз, спускаясь к пленнику. Проявленная забота - в том или ином виде, также похожая на напоминание о скромном ростике и ожидаемой мышечной слабости, - заставила Шевер'Дима переключиться - и он довольно легко двинулся следом, вскоре оказавшись рядом с Луной перед пленником.
Структура заклинания, воздействовавшая на архимага, была более чем интересной, и демоненок собирался обязательно изучить её - однако позже. Сейчас другое более всего волновало её. Сдавленный возглас оборотничихи отозвался в его сердце пониманием, но сам он даже бровью не повел: экспериментируя с химерами, часто приходится прибегать к различным изощренным, ограничивающим, сковывающим, сдавливающим и подавляющим средствам.
Впрочем, темный мастер пришел поговорить, и ощущалось, что он совершенно не боится самого Сумаатуке, хотя несколько боится предмета разговора. Бросив косой взгляд на спутницу, он уставился на Светлого в упор, и почти сразу получил ответ на невысказанный вопрос.
- Спасибо, - на мгновение подозрительный демон встрепенулся, так как... зачем было адресовывать эту фразу здешней стражнице, будь она тут хоть первый раз? Это мог быть ответ ему, но... это ведь был ответ спутнице, так? Подозрительно прищурившись, демоненок отшатнулся. А затем снова переключился на цель своего визита в Хлады.
Расправив плечи, Шевер'Дим запоздало вспомнил, что нужно поздороваться. И полез в рюкзак. Сначала он достал оттуда аккуратный коврик, который расстелил рядом, разулся и встал сверху. Так было удобнее танцевать.
Затем - на мгновение задумался. Приветственное обращение зависело от уважения к собеседнику, от его торопливости - различались приватные и уличные/военные приветствия, - от его конкретной подрасы и ряда других условностей. Однако, ловко согнувшись почти пополам до пола и опустив ладони перед собой, Шевер'Дим вытянулся вперед, выставив руки с оттопыренными пальцами, подняв голову максимально высоко и все-таки глядя исподлобья снизу вверх, совершил несколько уверенных движений филейной частью вправо-влево, с улыбкой провел языком по верхнему и нижнему ряду зубов, оставляя его внутри и не касаясь губ, шумно выдохнул и выпрямился, подавшись в процессе вперед. Затем уже совсем не по-форсваровски вложив кулак и ладонь друг в друга, отвесил легкий поклон головой ментору и решил, что для начала кривляний будет достаточно. После темный мастер достал из поясного мешочка несколько конфет и попросил стражницу передать пленнику, раз уж она не ест.
- Только, - заметил, - не создавай дополнительных сложностей. Швырять в лицо вовсе нет никакой необходимости.
Сейчас демоненок выглядел весьма подозрительно. С одной стороны, он мог заниматься выручкой Сумаатуке, укрепляя его силы и предоставляя немного быстрой энергии телу, с другой - мог банально пытаться убить таким образом. В конце концов, немагические яды тоже бывают действенными, даже на почти парализованного мага природы.
Волк выжидательно смотрел в глаза Темного демона. Во время всех его телодвижений на коврике он старательно сдерживался, но как только гость отвлекся на приказ стражнице, приопустил голову, пасть у которой сама по себе всегда выглядела улыбчивой, как у всегда довольной собаки, и с легкой иронией ответил:
- Я бы рассказал, как рад видеть посетителей в этой холодной яме, но прыгать и махать хвостом мне не позволяют как минимум три ограничивающих заклятия. После случайной смерти надсмотрщика круглый вампир перестраховался.
Оборотень подошла к Сумаатуке и поднесла к пасти конфету. По ее спине не было видно, что таинственное действо ее бесит, и приближаясь к архимагу, она думала только о том, как вообще избежать всех этих манипуляций. Но пока секрет оков Светлого оставался для девушки неприступнее стен Стормфура. Такое плотное переплетение арканов сбивало с толку.
На ошейнике Сумаатуке оказался треснутый топаз. Но даже поврежденный, он работал прекрасно - именно благодаря ему волк мог говорить. Попросту транслируя свои мысли через артефакт. Но как только Луна его обнаружила, она немедленно обратила внимание на то, что конфету архимаг так и не слопал. Она спешно отдернула руку и уставилась на сомкнутые челюсти.
- Да, укусить я тебя не смогу. - Хмыкнул форсвар и обратился уже к демону, - можно воспользоваться ушами или глазами.
Шевер'Дим в ответ только поднял глаза вверх и сделал несколько движений, выражающих недовольство и осуждение по отношению к тем, кого сейчас рядом нет. Ловко крутанувшись вокруг своей оси, демоненок залез в рюкзак и выудил оттуда пару свитков, которые тотчас же развернул.

https://pp.vk.me/c837727/v837727095/19457/9i6B7iG5G3Y.jpg

https://pp.vk.me/c837727/v837727410/11639/jjRhRHUNTAU.jpg

Следом он достал клетку с мышами, сдохшую мышь, которую бережно положил рядом, затем - какие-то мелкие глиняные черепки. Когда все это, наконец, оказалось на полу, демоненок продолжил танец, доступно объясняя Сумаатуке, что у него есть вопросы к великому ментору, связанные с его собственными мыслями, и он с уважением спрашивает о возможности того ответить, о желании того отвечать, полностью закрывая при этом глаза на его более чем зависимое положение
Из головы форсвара раздалось кряхтение, близкое по смыслу со смехом. Выражение морды Сумаатуке позволяло легко представить себе, что волк на самом деле веселится.
- Мои скромные способности, похоже, сильно преувеличивают по эту сторону границы... Я восхищен твоими познаниями нашей культуры.  Что же ты хочешь знать?
Почему демон не использует общий язык, Сумаатуке не поинтересовался. Для всякого действия в мире есть причина. Самому зверю такой способ неудобств не доставлял, а если кто-то намеренно усложняет себе жизнь - это его собственная инициатива.
Луна в это время отошла назад, всячески избавляя себя от внимания Мастера Тьмы и не отсвечивая.
Шевер'Дим, впрочем, счел, что этого знака достаточно, чтобы переходить на привычный язык. Однако, осью всего рассказа было понятие развития, роста, преображения, которые он постарался показать характерными движениями, в чем-то повторяющими рост дерева, ветвление и распускание листьев. Затем, немного нервничая, первым делом он указал на двух мышей, одна из которых погибла. В дальнейшем повествовании, однако, демоненок старался все понятия, фигурировавшие в родном языке форсваров, интерпретировать именно через него.
- Две мышки живут в тепле. Внутри каждой обитает жизнь, но жизнь разная. Одна помогает мышке усваивать пищу, другая просто кормится за её счет. Приходят холода, и жить становится трудно. Вторая мышка погибает, с ней гибнет и паразит. Первая все еще жива.
Улыбаясь, темный мастер смотрел немигающими глазами, полными восторженной наивности, на Сумаатуке.
Форсвар слушал, и оставалось только продолжать повествование.
- В конечном счете, я полагаю это исходя из наблюдений и опытов, природа развивается. Это в неё зашито. Если быстрее развивается носитель - как вид - он избавляется от паразита. Если быстрее развивается паразит - он не дает носителю от него избавиться, зачастую - становясь полезным хозяину. Отношения более похожих и почти равных существ, околосоциальные взаимоотношения - не на уровне отдельных лиц, но на уровне слоев населения и отчасти рас, - имеют некоторые общности с этой логикой, я думаю, я полагаю, так можно считать... ну, я надеюсь на это, - демоненок смутился и слегка отступил на дальний край коврика, всматриваясь в Сумаатуке и ожидая хотя бы минимального одобрения. Показать "околосоциальные" взаимоотношения оказалось довольно просто, учитывая талант к пантомиме, однако "слои населения" вышли как буквальная метафора, состоящая из "слоев" в материальном и даже почти гастрономическом смысле, и "населения" как "народа", что могло бы при намеренном непонимании вызвать легкий конфуз.
Сумаатуке продолжал хранить молчание, ожидая чего-то еще, кроме сбивчивого рассказа о своих наблюдениях. Странное поведение обоих могло послужить еще одному витку в постулатах маленького демона, но волк все-таки нарушил тишину, глядя в опущенные долу глаза гостя, его грудина при этом дернулась, словно он хотел произнести свои слова вслух, но сжатая пасть не дала ему этой возможности. Поэтому в темноту ледяного подвала прорезалась все та же, слегка обезличенная артефактом, речь, правда, лишенная в этот раз даже малейшего намека на эмоции:
- Для того, что ты называешь развитием, в нашем народе есть название. Мы говорим "эврим", если имеем в виду бесконечный рост малого к великому и простого к сложному. Есть и такое слово "уюма". Мы редко используем и то, и другое, поэтому ты, конечно, не в курсе их назначения. Для форсвара законы природы являются частью его каждодневной жизни, нам не интересны механизмы превращений солнечного света в зеленых листьях, но мы видим закономерности, пропускаем через себя и даем явлению имя. И в него мы вкладываем все, что подразумевается под солнечным питанием растений и их щедром даре - воздухе, которым мы дышим. "Эврим" еще можно объяснить, оно буквально значит то, что ты сказал. "Природа развивается". Но форсвары понимают под ним не только природу. Все вокруг. Расы, магию, даже искусство. Со вторым словом у меня некоторые проблемы... Я пытаюсь подыскать подходящие синонимы. Клеймо... нет. Клише?
- Шаблон? - тихо подсказала из угла Луна, до сих пор внимательно слушающая беседу.
- Близко. Я бы подумал над этим, если у меня есть достаточно времени. Ты не торопишься? - поинтересовался форсвар у ученого, - буквально пара дней, и я придумаю для тебя понятное объяснение. Это все, что ты хотел рассказать мне?
- Нет, - ответил Шевер'Дим, явно воспряв духом. Его несколько озадачивало мгновенно обретенное радушие собеседника, однако, демоненок все-таки хотел довести эту историю до конца, а не пытать мудреца о причинах такого ответ, - это только начало. Я долго думал над тем, что должно происходить, если паразит и хозяин не поделены на отдельных существ. Если они представляют собой пласты мира, вроде, скажем, классов, можно отчетливо видеть их единоначалие и искусственное разделение, а затем - противодействие. На каком-то этапе паразит осознает ограниченность своей возможности развиваться против большего потенциала того, за чей счет живет, и начинает противодействовать развитию хозяина. Подобное явление в контексте слова "эврим", затрагивающее не отдельно взятый организм, который может легко и беспрепятственно погибнуть, но некоторый макроскопический объект, развитие общества и мира в целом, вызывает у меня стойкое неприятие, стойкое отторжение, осознание необходимости бороться с застоями в развитии. Я знаю, что природа всегда возьмет свое - если у неё хватит сил. Но что если... если нет? Если её попытки вырваться замечать и душить, что если появится некоторая злая, темная сила, которая придет и все остановит, заморозит? Что, если весь потенциал - конкурентный и в то же время товарищеский, направленный на рост, на развитие, - будет положен под нож ложных принципов, ложных идеалов, которых никогда не было, но которые практически принудительно вложат в умы мыслящих существ? Если за спиной каждого будет стоять злая сила - многоликая и единая, паразитная по самой своей сути?
В этот раз показывать было сложнее. "Пласты мира", как и "слои населения", показывались буквально, единоначалие - за понятием "общий предок", лишь незначительно отличающимся в манере от понятия "прадед", макроскопический - через "большой" и "всеобъемлющий", метафора - по сути, устойчивое выражение, - "положить под нож" была передана дословно. Вот только о том, есть ли такое выражение в языке форсваров и поймет ли собеседник правильно - Шевер'Дим мог только догадываться.
Он бросил опасливый взгляд на стражницу, жестами обозначая Сумаатуке, что вопрос, в сущности, еще не задан, это прелюдия, а раскрытие этой прелюдии кроется в неприметной, но важной детали - в кучке глиняных черепков.

+1

16

Темница высасывала тепло из укутанных в одежду тел, как голодный вампир, растягивающий удовольствие. Сколько здесь просидел Сумаатуке? Даже без сковывающих заклятий он терял силы, день ото дня превращаясь в тень самого себя, хотя держался он предельно спокойно, как будто не умирал мучительной смертью, а сидел где-нибудь на светском приеме у Великого, принимая всех желающих с ним поговорить и обсудить глобальные проблемы. Очередной посетитель вызывал у него не больше негатива, чем громкая музыка.
Луна с первых секунд отметила некоторую нервозность Темного демона. И дело было не в том, что Маска Безликого барахлила или сама она где-то выдала себя неосторожным словом. Судя по всему, у рогатого мальчугана имелась парочка-другая секретов, которые не следовало знать стражнице Хладов, и девушка затаилась, ожидая продолжения его странного диалога с волком. Зачем он использует форсварский язык? Акт уважения к архимагу Природы? К Светлому пленнику? Смешно. Двуликий снова достал пресловутую клетку с мышами и разложил печати. Если сначала это оборотня напрягло, она ожидала, что демон начнет ритуал контракта, но его речь зашла о совершенно сторонних вещах, никак не касаясь темы перехода Сумаатуке на сторону Тьмы. Стормфурская принцесса не сразу сообразила: будь она действительно родом из крестьянской семьи, она бы ни за что не догадалась, что пытается донести до волка Шевер'Дим. Общий смысл все равно от рыси ускользал, ведь мальчишка старательно подбирал замену отсутствующим в языке магических зверей словам, но Сумаатуке его прекрасно понял. Пожалуй, именно благодаря ответу форсвара Луна домыслила пробелы. И недоверчиво прищурилась, начиная подозревать Темного в не совсем легальных целях визита в Хлады. Очередной косой взгляд в сторону скромно ожидающей в углу девушки подтвердил ее догадки. Демон не хочет, чтобы она понимала их разговор. Его страхи были бы совершенно напрасными, будь Луна той, за кого себя выдает. Отчего же он тогда продолжает искать подвох и слежку?
Последний монолог оставил слишком много недоговорок, обрисованных жестами. Мировые пласты, истоки, предки? Не ясно, почему демон не мог найти себе подходящего собеседника на своей Стороне. Ему понадобился именно Светлый архимаг. Или даже так - Светлый архимаг Природы, ведь речь шла именно о каких-то природных процессах.
Значит ли это, что спутник Луны просто не хочет посвящать в свои мысли мудрецов Тьмы?
"Эврим" в понимании племен имел очень широкое значение. Луна, которая обращалась с образованными представителями форсваров в Арцемии, слышала его неоднократно и в самых разных трактовках. Взросление форсвара - это эврим. Обустройство отдельно взятой семьи зверей в землях Стормфура - это эврим. Эвримом же называли они и бесконечное усложнение взаимных отношений между всеми расами в Статере, стихийное появление новых группировок, различающихся по размеру рогов и густоте шерсти. Сами форсвары такого разделения не понимали, но принимали его, как часть всеобщего эврима. Когда же волк дослушал воодушевленного мага и вновь подал голос через транслирующий артефакт, Луна вспомнила и еще одно определение "уюмы". Модель.

- Ты... боишься задать вопрос. - Утвердительно молвил белый волк, не обращая внимания на стражницу. Пленник раскусил план Шевер'Дима, стремящегося как можно меньше произнести вслух при Темной соратнице. И хотя ему не было никакой разницы (и тем более выгоды) мешать демону в его хитрой задумке, он не стал допытываться у него конкретных формулировок, полагая, что у каждого есть причины молчать. Как и причины говорить. Хотя и помогать ему он тоже не собирался, глядя на него с видом экзаменатора, требующего от подмастерья изложить ответ на каверзную задачку. - Посмотри на свою теорию с другой стороны. Кто является мышью, а кто паразитом, глодающем ее изнутри? Мысли твои берут начало от большего и стремятся к малому. Когда как ты можешь назвать мышь целым миром для всякой самой ничтожной твари, населяющей его... Но забудем сейчас об этом. Ты считаешь, что уюма двух мышей стала бы идеальной или близкой к идеалу, если бы паразиты не существовали вовсе? Подумай, что произойдет, если посадить двух мышек в закрытый амбар, полный зерна. Через лунный цикл их станет племя. Через два лунных цикла четыре племени. Пока их жизнь будет теплой и сытой, они будут множиться. Существование в достатке сделает их слабыми и ленивыми. Пока однажды их не станет слишком много, и зерна перестанет хватать. Начнется борьба. Матери начнут есть собственное потомство. Все мыши умрут, просто потому что не было паразита, уничтожающего каждую вторую мышь. И каждую первую слабую. Эврим не прекращается из-за паразитов, он движется за счет существования и мышей, и паразитов вместе. Понимание этого не дается разумом, потому что невозможно единение там, где существует мысль. Твоя мысль, моя мысль. Мы идем к твоему вопросу с разных сторон. Ты от большего, я от малого. Ты от Темного, а я от Светлого. И здесь тоже замешан эврим. Мы не можем перестать развиваться, пока есть зерно и есть паразиты, за первое нужно бороться, а от второго избавляться. Борьба движет любым живым существом, даже не наделенным мыслью. Нашу большую всеобщую мышь в конечном итоге губит мысль, любая - и ложная, и та, которую ты назовешь не ложной.

Форсвар покряхтел, изображая смех и вздохнул.
- Появление мыслей привело меня в эти цепи. Но я не считаю это неправильным.
Луна стояла в задумчивости, переваривая звериные аналогии. Если примерить модель мышей на разумные расы, получается, что Сумаатуке целиком поддерживает вечную войну, ведь это та самая борьба, которая контролирует рост населения. Довольно гадкая теория, если подумать. Но всякий более менее образованный нелюдь Статеры и так это осознает, хоть и не произносит вслух. Какой вопрос тогда хочет задать ему демон?
Эти поинтересовался и волк, ехидно щурясь в полумраке на своего собеседника:
- Так к чему ты ведешь?
Просвет в решетке на секунду прервался шагом надсмотрщика, напомнив девушке, что она тут не ради ученых бесед. В любое мгновение в Хладах могли поднять тревогу, и рысь стояла буквально на когтях, готовая сорваться с места. Темный мешает. В какой-то мере он помог пройти сюда без лишних вопросов, но теперь он может стать проблемой, его необходимо убрать. В тонкие пальцы незаметно опустился артефакт. Пусть скажет, ради чего он пришел к Сумаатуке, Луна чувствовала, что это важно.

[NIC]Луна[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/N8nIZ.jpg[/AVA]
[STA]Не меняй меня - я просто тень.[/STA]

+2

17

Демоненок вытянулся по струнке, напрягся, с трудом находя нужные слова. У него оставалось еще кое-что, чем следовало бы поделиться, но оно не вписывалось в разговор. Неорганично. Шевер'Дим сжал руки в кулачки, так, что ногти вонзились в мягкие ладони, затем разжал их и все-таки нашелся. Последовало чуть меньше минуты речей, повторяющих тезисы, переплетающих их воедино, связывающих рисунки, но пока не дающие никаких комментариев относительно черепков.
- В конце концов, любая изреченная мысль ложная, - развел руками демоненок, сводя на "нет" ценность ряда мыслей собеседника. Вместе с тем, он начал пытаться - насколько ему удавалось в одиночку - передать жестами "хоровод", ближе к середине фразы указывая, что он ведет вокруг чего-то совершенно незначительного, но довольно долго, - но природа самодостаточна. Она работает. И развивается. И хорошо развивается, идея в этом. Все развивается. Мысль развивается, и мы сами развиваемся! Раз за разом рождаясь, мы идем вверх, но... нас что-то сдерживает. Мы могли бы идти быстрее. Намного быстрее.
На слове "что-то" была дана четкая невербальная отсылка к разговору ранее: к паразитам.
- Сумаатуке, я видел, как паразиты захватывают власть в муравейнике, я читал и был свидетелем, как они брали власть в структурах из более разумных тварей. Вопрос в том, что есть шесть стихий - топографически неполярных. И есть их элементали. Есть две стихии - казалось бы, такие же, как другие шесть, но топографически полярные. И их элементалей нет, словно кто-то зохавал или же... - демоненок просиял и изобразил языков форсваров, как муравьи водят хороводы вокруг паразитов, дважды, стараясь в первый раз акцентировать внимание только на элементалях, а во второй - в целом на противостоянии Света и Тьмы, - Точно ведь! Смотри, Сумаатуке, на примере мышек. Пораженные паразитами погибают, когда условия ухудшаются. Потому что они слабы. Но разве недальновидность, трусость и бездействие тогда, когда нужно действовать - разве это не признаки слабости? Разве слабость нашего мира - это не слабость нас самих?
Да, в речи Темного Мастера было много артистизма, много переигрываний. Но в них было нечто, что должно было зацепить, по мнению демоненка, даже Архимага природа. В них была искренность. Искренность и забота о мире как о целом, чистая, как любовь младенца. Неловко улыбаясь после произнесенной тирады, Шевер'Дим замер в ожидании ответа, отчетливо зная, что следующим шагом будет предложить сотрудничество. Нужно с чего-то начинать. Химеры, гимнасий... без "вездеходного танка" в лице кого-то из Старших или близких к ним существ ему просто не пробиться в подавленные, ослепленные войной умы живущих вокруг. Кроме того, обращение архимага не только повысит демоненка в глазах всех вокруг, но и полностью оправдает поход в Хлады и даже эту пламенную речь, если о ней когда-либо кто-либо узнает.
Демону нужна была реакция - неважно какая. Он был уверен, что прав, если Сумаатуке не смог досложить и сломать паззл сразу, значит, Шевер'Дим на шаг впереди. И оставалось надеяться, что правда, от которой хочется повеситься, действительно окажется правдой и произведет впечатление на собеседника. Или, если он знает, то он хотя бы своим видом покажет более молодому, что тот на верном пути рассуждений. И что нужно бороться, даже пусть в одиночку, что еще не все потеряно. Было страшно, томительно, азартно, кровь стучала в висках. Момент истины был на расстоянии вытянутой ладони. Только будет ли он моментом истины, будет ли он столь же значим с другой стороны линии времени?
Определенно, в этот момент Шевер'Дим целиком и полностью забыл о стражнице. Он близок к триумфу, и она - будучи Темной - сделает все, чтобы он достиг успеха, даже если высшая помощь будет в том, чтобы просто не мешать. И не давать мешать другим.

Отредактировано Шевер'Дим (2017-01-03 17:28:41)

+1

18

Дай ответ. В вопросах веры
Я склонна к полумерам.

Идти быстрее. "Умирать быстрее", ты имеешь в виду? - скептично хмыкнула про себя Луна, отсчитывая в уме шаги часового. Как только он окажется в самой отдаленной от них точке... Ответ Сумаатуке интересен и важен. Вполне возможно, разговор двух ученых умов имел информационную ценность для Света. Но у стормфурской рыси был приказ, и текущая миссия обладала куда более высоким приоритетом... Что же хочет донести до форсвара проклятый демоненок?
Волк дернул ухом, сохраняя солидарное молчание, пока Шевер'Дим распалялся все больше, делая нелепые телодвижения и одновременно подбирая наиболее незначащие для чужого слуха суррогаты, изо всех сил стараясь донести до архимага свою мысль, но при этом не влезть головой в петлю. Прохладный амулет впивался острыми гранями в ладонь. Еще три шага. Два.
- Выживает сильнейший, и эта непреложная истина движет эвримом хоть  в амбаре с мышами, хоть на поле брани между красными и черными.

Луна остановила счет, понимая, что время играет против нее, но в последний миг ее приготовленный стремительный рывок зачах в зародыше. Она уставилась на Сумаатуке долгим немигающим взглядом.
- Это верно, что слабый умирает, позволяя остальным развиваться. Но неверно то, что именно слабость является тягловой собакой эврима. В твоем представлении, неправильной собакой, не очень умной. Тянущей повозку назад. Но слабость не тянет, она лишь задерживает. И смерть каждой слабой мышки делает племя сильнее в расчете на каждую отдельную мышь и на все их семейство целиком. Весь наш амбар устроен так, что стремление к силе позволяет нам выживать и развиваться, и нет конца этому стремлению, пока существует мысль. Ее ты не можешь посадить на цепь. Ты видишь в паразите причину смерти, когда как слабость стала причиной появления паразита и смерти слабой мышки. Причиной может стать кошка или дыхание дракона, спалившее амбар, но разве потому умрет мышка, что была заражена? Умрет любая слабая мышка, гложет ее паразит изнутри или нет. Паразит всего одна из причин. И он не мешает естественному ходу эврима, в котором выживает только здоровая, пережившая всех кошек, мышь. Наличие паразита, угрожающего ей, и дракона, которому вздумалось зевнуть, заставляет ее становиться сильнее. И каждое следующее потомство, рожденное от выживших мышей, сильнее предыдущего. Потому что эврим невозможно остановить или хотя бы задержать, он в итоге заберет всех слабых и даст прати сильным...
Довольно.

Рысь очутилась позади рогатого ребенка и оплела его шею тонким шнуром, берущим начало из амулета. Туго затянув до прерывания голоса в гортани и нагнув мелкого лицом к земле, девушка тихо и предельно быстро прорычала:
- Не шевелись, иначе глотку разрежу. Или расскажу о том, как ты Великих паразитами кличешь, на допросе у клыкастого жирдяя. Будешь слушаться, тогда выживешь и, возможно, расскажешь потомкам веселую историю. Согласен сотрудничать?
Оборотень против демона. Пожалуй, даже без блокировки истинной ипостаси бой выйдет неравным. И это если не учитывать забитые стражниками Хлады и узкое пространство, в котором хорошему Мастеру стихии не развернуться. Луна надеялась, что это "легкое" неудобство разрешится "Змеей утраты", выпивающей магическую силу из колдуна, и странным разговором Сумаатуке и мальчишки, который явно вышел за пределы дозволенного еще на первых осторожных намеках на войну Света и Тьмы. Сам форсвар смотрел на скрученного в неудобной позе Темного и бдительную стражницу без тени эмоций, более чем спокойно. Но, похоже, уже пришел к какому-то выводу, потому что следующим действием он поднял глаза к решетке над головой, сверкая белыми глазницами, и проследил за тем, как вампир пересекает окно расслабленной походкой. Оборотница сработала бесшумно.
- Что ты скажешь о своих оковах? - дождавшись ответа демона, принцесса напрямую спросила форсвара о рисках. Тот понял, к чему клонит лазутчица и потенциальная спасительница его мохнатой задницы и прикрыл глаза. - Ясно.
Оставив связанного и обезмаженного Шевер'Дима у стены, девушка достала из-за пазухи маленький коробок.

- Я могу воспользоваться ухом?
- Это единственный способ.
- Я бы хотела найти другой.
- Можешь попробовать уговорить круглого вампира меня отпустить.
Двуликая угрюмо замолчала, буравя взглядом ехидного архимага, находящегося на грани гибели или смены Стороны, но продолжающего иронизировать над собеседниками. Белой рыси было непросто принять это решение. Она заранее казнила себя за свой поступок, но таково было веление Великого. Сумаатуке либо Светлый, либо мертвый.
Пушинка размером с горошину перекочевала из коробка в руку девушки, а затем, поджав губы и обледенев лицом, Ее Высочество поднесла крохотное существо к ушной раковине волка и разжала ладонь. Смертельно опасный паразит, который умудрялся вживляться в первый попавшийся орган и ассимилироваться с его тканями, чтобы породить своих собратьев. Чем ближе к мозгу или сердцу, тем скорее наступит смерть. Луна надеялась, что Сумаатуке умрет как можно более быстро.
- Передай Арсу, что скоро в наш уютный маленький амбар наведается крыса. - Задумчиво проговорил волк, прежде чем лжестражница отвернулась от него и не подскочила к демону:
- Поднимайся, мы уходим тем же путем. Если не согласен, ляжешь рядом с пленником.
Сумаатуке просидит в такой позе как минимум пару часов... Прежде чем клещ доберется до барьеров и запустит тревогу.
Но такая мелочь, как магическая преграда паразита не остановит, он двинется дальше, пока не сожрет все живые клетки поблизости. А чем больше паразитов, тем выше скорость превращения форсвара-архимага в белесую обескровленную труху. Зомби из него никто не сможет сделать.
Три. Два. Самая дальняя точка. И самое время приобретать безмятежный скучающий вид двух заурядных посетителей Светлого архимага и летящей походной перемещаться за пределы этой угнетающей холодной темницы.

[NIC]Луна[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/N8nIZ.jpg[/AVA]
[STA]Пятнадцатым сомнением в твоей голове[/STA]

+2

19

Темный мастер внимал.
- Это верно, что слабый умирает, позволяя остальным развиваться. Но неверно то, что именно слабость является тягловой собакой эврима. В твоем представлении, неправильной собакой, не очень умной. Тянущей повозку назад. Но слабость не тянет, она лишь задерживает. И смерть каждой...
"Минутку, что?!" - паззл перед лицом демоненка неожиданно сложился необычайно четко. Сумаатуке не мог не разрешить очевидные противоречия очевидным же образом сам, в своей голове. Природа отходит от задачи выживания отдельной особи, превознося задачу выживания вида или даже симбиоза видов. Популяции видов на некоторой территории образуют экосистему, совокупность экосистем образует биосферу - можно сказать, наиболее интересную часть мира, внутри которой развиваются разумные расы. Это все понятно и ребенку. Но вот что важно: почти каждый элемент биосферы - за исключением всяких бобров, за что им почет и уважение, - живет по принципу адаптации к условиям. Иными словами, каждая экосистема - это такая тысячеликая шлюха, не всегда одинаково доступная, но всегда настроенная дать. Она делает ставку на то, что она адаптируется. И в этом определенно - до поры до времени - есть смысл. Ведь если на её территорию входит чужая жизнь и поглощает присутствующую, оставаясь при этом на территории, то в сущности более совершенные формы всего лишь замещают менее совершенные. Никакой проблемы.
Но все же есть кое-что еще, что Сумаатуке в упор не видит - вернее, как считает Шевер'Дим, лишь делает вид, что не видит. Избыточность. Разумные существа имеют больше, чем им необходимо для выживания - и они формируют более сложные системы. Любая экосистема, как хорошая шлюха, подложится под меняющиеся обстоятельства. Повысь требования - и она будет им отвечать. Но разумные существа научились не подкладываться, они научились менять условия, сопротивляться переменам и направлять их - и это тоже, в какой-то мере, форма адаптации.
Но в созданных разумной жизнью системах не столь много механизмов обратной связи, мало жертвенности, мало самосознания. Относительно небольшое возмущение способно вызвать огромный разлад в системе. И система, которая создана, таким образом, Великими, хороша: в ней есть непрерывная реализация избыточности и растущие требования, она производит отбраковку, и все же было кое-что абсолютно точно ущербное. Шевер'Дим проделал долгий путь до ступени мастера, он имел дела с разными личностями в той или иной мере приближенными к Великим - и он убедился, что дефект имеется. И этот дефект может быть серьезнее, чем кажется на первый взгляд.
Война между Светом и Тьмой предполагает слишком большую жертвенность. Сделано все, чтобы мысли об объединении не возникает, а баланс сил не нарушался. Значит, системе - всей в целом, вместе с Великими, - невыгодно осознавать целостность. И учитывая, кто задает мотивчик, логично предположить, кому именно это невыгодно.
Было еще кое-что, что Шевер'Дим усвоил, занимаясь мозаицистикой и пытаясь создать многостихийную химеру. Вероятно, абсолютно все магические ограничения, выше которых стоят лишь Великие, связаны с одноцветностью Искры. Но сама одноцветность может быть иллюзией. Если существует переход между Светом и Тьмой, то могут существовать и другие переходы. Но вы когда-нибудь видели кого-нибудь, кто менял контрактом Искру с Огня на Воду? Возможно, все дело в том, что сам по себе переход - смена Стороны, смена Света на Тьму - это всего лишь изменение одного-единственного параметра в духовной гармонике Искры, сродни перевороту спина.
Тогда, вводя искусственные ограничения на самый легко достижимый энергетически переход, отягощая его привязками к Сторонам в Войне, Великие могли на корню зарубить саму идею развития магических и духовных способностей до того, чтобы менять конфигурацию собственной Искры, сначала медленно, затем быстро. Более "сложные" переходы могут менять другие стихии, по крайней мере, Шевер'Дим так считал. И в конце концов, это обеспечивает возможность достижения власти над каждым из элементов.
Но если самые глубокие дебри магии были сокрыты также намеренно, то это подрывает авторитет Великих. Кроме того, они всегда пытаются подмять всех сильных под себя. Добавим к этому отсутствие элементалей Света и Тьмы - и придем к выводу, что теория заговора внезапно разумна. Великие - паразиты, относительно слабые - так как боятся неподконтрольной реакции нашего общества - которые выбрали два полюса, развели их, поглотили элементалей своей стихии и в меру своих сил сделали мир полярным. Полярность въелась в умы обитателей и направила их развитие по априори "неверному" пути (хотя создать химеру, имеющую внутри себя каждую из конфигураций, Шевер'Дим неизменно желал более всего прочего). Следуя их пути, участники Войны, не имеющей конца и края, не осознают себя как части единого целого - Статеры. Что может быть опасным в этой системе? За что нужно бороться?
Во-первых, может возникнуть дестабилизация. Что если найдется-таки маг (или он, Шевер'Дим, создаст "цветную" химеру), который сможет взять контроль над двумя, затем тремя, четырьмя, а затем и большим числом стихий? Приблизится к богам и откажется им подчиняться? Или что если такая сущности придет извне?
Во-вторых, даже если этого не случится, что будут делать Великие, когда окончательно переварят проглоченных элементалей? Шевер'Дим не знал точно их мотивов, но, воображая себя мироходцем, он считал ответ однозначным: пойдут жрать все остальное. Он бы на их месте с удовольствием опустошил Статеру, поглотил каждую Искру, каждый кусочек эфира, а для верности - все целиком, включая грунт, гранит, моря и то, что под ними.
И хотя такие мысли были приятны, когда демоненок ставил себя на их место, будучи в числе жертв он был категорически не согласен с таким исходом. И этот внутренний протест вылился в откровенную ярость.
- Каждая жизнь, каждая живая система должна бороться за себя, бороться до последнего вздоха! Не заговаривай мне зубы, я знаю, что ты тянешь время, но не пойму зачем! Отсюда нет выхода, и ты не заболтаешь меня, - демоненок метнулся вперед, пытаясь схватить своими слабосильными ручонками форсвара за что придется, тиская и акцентируя внимание на своих словах, - я никогда не был Снаружи, Сумаатуке, но Статера - это не только амбар, но и мышь!
Дальше не было аргументов: Шевер'Дим принимал внутри, что этот пушистый пленник и так все понимает. Ярость переполняла демоненка, искажая его голос до скрипучей, ужасающей неузнаваемости:
- Каждая жизнь должна бороться за свое существование! До конца! Из мертвых возвращают рабов и любимых, но возвращаются только рабы. Твоя верность Светлому - это паразит, Сумаатуке, и ты готов признать, что проиграл жизнь ему еще с самого начала, да?!
Была попытка оскорбления, чтобы задеть гордость, была попытка воззвать к здравому смыслу, но в сущности Шевер'Дим - технически не успевший проявить себя как более сильное существо - апеллировал к самому разумному, на его взгляд, пункту, искренне надеясь, что эта речь как кульминация рассказа целиком и полностью оправдает его визит. Даже если не будет удачи - он закопался глубоко под кожу, он воззвал к тем суждениям архимага, о которых немногие могли бы и помыслить. Он не ломал его пытками - разве кто-то еще верит, что это поможет? - но он касался души. По крайней мере, демоненок хотел в это верить. Темный мастер отпустил жертву и попытался отступить, набрать в грудь воздуха, чтобы сказать что-то еще, однако случилось нечто непредвиденное.
Холодная и плотная лента не слишком-то ласково коснулась шеи, норовя обогнуть её. Вместе с тем возникла сильная, урывающая тяга магической силы, уносящая все с собой куда-то назад. Первыми были воспоминания из детства и желание шепотом спросить "Сестра?", но сестра не сжимала горло так сильно, словно всерьез собиралась прикончить, да и не говорила об убийстве вот так легко, как будто на ухо. Затем последовал сильный толчок на уровне затылка. Сгибаться и не падать Темному было... крайне неудобно.  Особенно неудобно было отвечать - Шевер'Дим не мог вдохнуть, а воздуха в легких как-то не осталось. Нужно будет учесть это на будущее и прикупить дешевую бижутерию, создающую удобоваримую воздушную смесь прямо в легких. Заодно не придется нюхать всякие помои и тухлые запахи в лаборатории...
Темный Мастер попытался как-то одной рукой выразить согласие, прикинув, стоит ли вообще хвататься руками за леску. Сознание работало быстро. Во-первых, могла ли эта барышня быть из Темных? Вряд ли. Она стражница, а не какой-нибудь комиссар - иначе бы в Хлады не отправили леди Эффаэрт. У Шевер'Дима немало врагов, но все же ловить его таким образом - курам на смех. Он проводит операцию искушения, задание по соблазнению на смену стороны. Важно ли, как много он втопчет в грязь и сколько лапши, сколько омерзительной лжи или слепящей правды произнесет? Может быть и важно, но это точно не в её жалкой компетенции. А еще она оборотень... Ди'Горжис убьет её на месте, весьма показательно, за нарушение субординации. Возможно, на глазах у Юнии - или напротив, схоронит это дело до её ухода, дав своим кровопийцам высосать все до последней капли из обнаглевшей девчонки. Так или иначе, и разговор с Сумаатуке это подтвердил, она была из Светлых.
Но она не убила Шевер'Дима сразу. И не попыталась прихватить еще кого-нибудь с собой. Значит, она ценит себя - или хотя бы ту вещь, что позволяет ей столь искусно маскироваться. Но скорее - себя. Психология иная. Она не испытывает того облегчения, которое испытал бы преданный пес, выполнив миссию, за которую можно и жизнь отдать. К Арсовой бабушке! Эта кошка высоко себя ценит - и хочет выйти сухой из воды. Живой Светлый хочет выйти из Хладов... ну-ну.
Впрочем, Шевер'Диму этот вариант очень даже понравился. Нет, в самом деле: он здесь жертва неэффективной работы  охраны Хладов, чист как стекло и... любая помощь с его стороны - не преступление, а оправданная попытка выжить. За весь ущерб будет отвечать Пан Надгерний и его команда кровососов, а сам демоненок может иметь большие шансы выжить.
С другой стороны, кошки слишком независимые. Он не был уверен, что прямо-таки сможет обаять девушку, и тем более - что есть смысл выслуживаться перед ней, чтобы выжить. Все могло быть наоборот. Это не его сестра, не конченая нимфоманка, отнюдь. Это совсем другой фрукт с другого дерева, с которым по возможности, вероятно, не стоило бы и связываться.
Но связан был он, и выбирать не приходилось. Когда Луна вновь посмотрела на демоненка, тот хищно улыбнулся и произнес одними губами: "Без меня ты не выйдешь". Отчасти это было блефом, и Шевер'Дим искренне надеялся, что этот обман может прокатить. Например, может же быть волшебство, отслеживающее состояние самого темного мастера и способное оповестить всех в случае его гибели. Или даже потери сознания. Может быть всякое, и что угодно, и главное - чтобы эта девчонка действительно верила, что он, темный мастер, предусмотрел подобное. Но вот с предусмотрительностью в этот раз как-то не задалось. И наверное первое, о чем стоило бы подумать на будущее - так это о том, чтобы не снимать капюшона, когда есть не только ты и твой собеседник, но и кто-то еще. Не провоцировать, в общем, детской шеей на приступы спинно-кинжального расстройства.

Отредактировано Шевер'Дим (2017-03-08 22:59:11)

+1

20

Он сказал:
"Природа вся в разломах,
Зренья нет, — ты зришь в последний раз" .

Виноват ли был Сумаатуке, когда попался в плен к Темным? Он ведь не сделал это нарочно, не планировал и менять Сторону, будучи под давлением профессионалов Мефисто. Возможно, его пребывание в Хладах в итоге бы закончилось превращением в верноподданного при дворе Вампира, но форсвар не мог этого предвидеть и заранее подложить себе соломку. Однако, его белую ушастую голову высшие чины Света вполне могли обвинить в том, что "солома" нужна всегда и везде, если ты уникальное существо уровня архимага. Сумаатуке просто не захотел заручаться какой-либо страховкой, и поэтому в Хлады пошла Луна. Чтобы стать для него тем гарантом, благодаря которому Тьма не сможет заполучить себе редкую диковинку. Нравилось ли природному заклинателю чувствовать себя свободным от ультимативной смерти в случае пленения? Или он мыслил это иначе, в своей особенной, форсварской манере? Будь ты хоть трижды всего лишь "умным псом", а отказ умереть ради своего бога - это такое же предательство. Любой нелюдь, которым можно расплачиваться на войне, как драгоценным камнем, должен быть готов немедленно вернуть свою Искру в эфир, и для этого существует масса способов.
Отворачиваясь от Светлого товарища, Луна невольно поправила воротник куртки. Вдоль правой ключицы по коже ползла тонкая, едва заметная веретеница. Молчаливый фамильяр, готовый стать гарантом для принцессы Стормфура, как только ей понадобится срочно умереть. Разумеется, девушка не собиралась этого делать, как и Сумаатуке не собирался сидеть на цепи в Хладах. Но у белой рыси, наследницы Резеды и сюзерена Восточного форта, выбор был более, чем скудным. Древний род и Высшая прародительница накладывают определенные обязательства на тех, кому повезло принадлежать к знати. По правде говоря, у рядовой солдатни не было средств на подобные изыски, и кто был достаточно смел - использовал банальный яд самой низкой пробы, а то и вовсе битое стекло. Если успевал. С суицидом среди пленников бороться проще, чем со скрытыми в тени фамильярами.

Луна взглянула на связанного демона, ожидая какого-то кивка, и прочитала в его глазах душевное напутствие, подкрепленное негласной, но вполне понятной формулировкой. Рысь не мнила себя всемогущим героем. Пленник - это слишком рискованно. Однако, сейчас угрозы мелкого для стормфурской валькирии были лишь пустым звуком. У него не так много радужных перспектив. И самой благополучной для его рогатой тушки была пойти вместе с Луной. Потому что иначе ему предстоит путешествие в Эфир прямо из положения лежа на полу. Девушка внимательно посмотрела в глаза Темного, присев напротив:
- Я могу убить тебя прямо сейчас, и у меня будет около минуты до поднятия тревоги. Мне этого хватит. Но в обмен на несколько ответов о том, что, Меф тебя задери, здесь происходило, и непринужденное лицо при встрече со стражей, я отпущу тебя, как только мы окажемся в безопасности. - В полумраке тускло блестели голубые глаза Луны и отливающая холодной сиренью удавка на мальчишеском горле. Одетые в беспальцевые перчатки руки дотронулись до артефакта, слегка впиваясь в кожу ногтями. Демон демоном, но если оборотень стиснет свои тонкие аристократические кулачки, закаленные в бесчисленной череде сражений, то у кого-то может переломиться трахея. Луна подцепила неподдающийся растяжению шнур и еще разок повторила для закрепления, - начинай изображать непринужденность. Или готовься умереть за Великого паразита. На твой выбор.
"Змея утраты" соскользнула обратно в рукав, сохранив в себе магический запас Темного. Враг не скоро накопит достаточно сил для заклинаний, гораздо быстрее к нему вернется голос. Регенерация у демонов почти не уступает оборотничьей. Рассчитывать на страх очевидно опытного и совсем не малолетнего мага не приходилось, но Луна разумно полагала из всего услышанного, что красивая героическая смерть во имя Мефисто мальцу не грозит ни сейчас, ни в будущем. Только настоящие глупцы уповают на перерождение, думая, что таким образом они обманывают смерть. После купания в Эфире, Искра забывает все. В Статеру она приходит новым, чистым и таким же наивным существом, каким было до возвращения в круговорот.

Поставив мальчишку на ноги за капюшон, стормфурская рысь первой подскочила к лестнице, бегло оглядывая удаляющуюся тень стражника, размер люка и... Сумаатуке. На него ей смотреть совсем не хотелось. Но девушка на миг задержалась на немигающем желтоглазом взоре, обращенном на Шевер'Дима.
Волк говорил не для Светлой лазутчицы, проникшей в сердце вражеской темницы, а для белобрысого:
- Я не мудрец, каким ты меня считаешь. Я всего лишь наделенный разумом и магией волк. Умный пес. Хороший пес. Полезный. - Луна нахмурилась, собираясь оборвать долгие прощания, но Сумаатуке мельком глянул на лжестражницу, как бы намекая, что понимает ее торопливость, но просит подождать еще мгновение. Все равно он скоро умрет, так пусть у него будет последнее желание. -  Мои слова ничего не значат. Я говорю то, что вижу. А я вижу, как одна маленькая мышь пытается найти жизнь вне амбара. Жизнь каждого, жизнь тысячи... Они ничего не значат, если отсутствует Ис Ха. Это... место. Территория...
- Место обитания, - подсказала ищущему подходящее определение форсвару девушка, чтобы быстрей расквитаться с этим.
- Да, наш маленький... мир. Амбар. Имеет смысл лишь взаимодействие всех жизней, а не вклад каждой из них. Если эврим вдруг будет нарушен... Если уюма Статеры потерпит нарушения... То она перестанет работать. - То ли паразит добрался до мозга форсвара, то ли он просто перестал стараться и подыскивать нужные слова для Шевер'Дима, но его речь стала какой-то обрывистой. Скомканной. - И мир, где мы являемся его частью, перестанет существовать. Если нет амбара - нет и мышей в нем. Нет и зерна. Нет и паразитов в мышах. Ничего нет. Эйфаси. В тот момент, когда мышь задумывается о том, не сковывают ли ее стены амбара, она становится паразитом для Ис Ха. Но... паразиты - это не бедствие. Это тоже часть эврима. Так заведено и будет впредь.
- Хватит, пошли. - скомандовала Луна, хватая демона за локоть, а то ведь еще найдет, чего сказать. Гребанные ученые со своими проблемами! Модель мира ему, видите ли, кажется неправильной! Да и сдохни тогда, Темная рогатая морда, зачем жить и портить воздух окружающим?
Рысь загнала своего спутника наверх первым, недвусмысленно держа на прицеле белобрысого мальчонку снизу. Одно неверное движение, и он труп. Он может успеть подать сигнал часовому, ну а Луна более чем уверена, что успеет располовинить демоненка поперек, и еще на "вдоль" полсекунды останется.
- Вперед.
Вынырнув из ниши, оборотень с непроницаемым лицом направилась к выходу, краем уха слушая, как вампир позади разворачивается у дальней стены для монотонного возврата по прежней траектории. Она шла чуть позади Темного, едва касаясь курткой его бока, все время напоминая о своем присутствии. Преграда первая - железная дверь, которую караулит элементаль. Ее Высочество постучала и долгую секунду ждала, когда зазвучат тяжелые засовы.
- Ну?
- Ехидная зараза, однако, - хмыкнула Луна, подталкивая вперед своего пленника.
- Нагляделись, так и валите, нече вам тут ходить, как вздумается. Это тюрьма, а не музей, - сказав это наконец-то вслух, в лицо и не запоздало в спины, охранник самодовольно ухмыльнулся. Луна и в первый раз услышала эту его заготовленную остроту, однако виду не подала и деланно надула губы.
Пройдя через арку во второй раз, она не ощутила влияния заклинания, однако, прежний эффект все еще работал превосходно. То есть отвратно. Принцессе бы пригодились звериные сила и скорость.
Поскольку до лифта ни одной живой (и неживой) души встречено не было, лазутчица позволила себе (заодно и Шевер'диму, нещадно подгоняя его короткие ноги) ускориться. В лифт она снова почти втащила рогатого вслед за собой и принялась усердно просчитывать варианты, пока механизм грохочет в вертикальном направлении.
На заднем плане билась какая-то мысль. Последнее форсварское слово, сказанное Сумаатуке - что это?
Когда кабина ударилась о блок, возвещая о прибытии, Луна вспомнила. Это слово "Пустота".

[NIC]Луна[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/pRlFW.jpg[/AVA]
[STA]Не бери себе в голову[/STA]

+2


Вы здесь » Потерянное поколение » Библиотека снов » К дракону в пасть