http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/25158.css
http://forumfiles.ru/files/0010/e9/37/78127.css

Потерянное поколение

Объявление

Добро пожаловать на FRPG Потерянное Поколение NC-21

Дата на Земле:
10-20 августа 2016


Погода:
Аномальная жара в отдельных районах Академии.


Обратите внимание:
На форуме проходит сюжетный эпизод.

Правила
Путеводитель
Список персонажей
Магия
Расы
Акции и заявки
Организации/вакансии
Шаблон анкеты
Вход на Светфак
Вход на Темфак
Добавить расу
Стать преподавателем

Админы
ЛасМэриАльваро


Тамада
Алесса

Пиарщик
Тюдалеж

ГМ
ЯнаНандГестДэниэльАделаида

Дакота

Требуется
Пиарщик, дизайнер

19.11.17: Целый дроу Мартин прибыл в Академию на первый курс Темного факультета! Новый год - новые нелюди!
19.11.17: Да здравствует природное многообразие! Приветствуем Темную чернобурку Риц со второго курса!
16.11.17: Ноябрь не без новых лиц. Приветствуем Балора, демона с четвертого курса Темфака!
26.10.17 Г-н Стайн нервно курит в сторонке, в печать выходит издание жутких (а это значит повседневных) академных баек, спешите принять участие в хэллоуинском ивенте!
09.10.17: Начало октября, самое время поздравить с прибытием в Академию элементаля Тенмерта!
19.08.17: Поколение с радостью приветствует повелителя котлет и хозяина компота Ценваля!
16.08.17: На первый курс Светлого факультета приполз наг. Добро пожаловать, Макс!
11.08.17: Приветствуем Орнеллу, рубинового дракона на Светлом факультете!
08.08.17: В Темном гимнасии Шевер'Дима демоническое пополнение. Добро пожаловать, Тирас!
07.08.17: Приветствуем на Темном факультете Мелиссандру, кровавого демона!
31.07.17: В последний день июля под крышу Академии пришла ангел Сенди, добро пожаловать!
01.06.17: А вот и первый день лета, Потерянные! Те, кто не совсем еще зашился в экзаменах, милости просим на период летних обновлений, которые нам наобещал товарищ Лас. Все желающие могут поучаствовать в жизни форума и внести свою лепту.
19.05.17: А в Академии появилась долгожданная милашка Оля, она же - Коя, зомби со второго курса, добро пожаловать!
28.04.17: Первый курс пополнился парой близнецов Алигьери, приветствуем их!
23.04.17: В Светлом гимнасии Бестегульда пополнение в рядах подмастерьев. Риведи, добро пожаловать!
17.04.17: Приветствуем еще одного чистокровного оборотня на втором курсе. Добро пожаловать, Итран!
30.03.17: Пополнение пришло в лице сразу двух очаровательных девушек - химеры Айнэ из гимнасия и дракона Натали из Академии, приветствуем их!
21.03.17: В Дамнуме появился второй из трех самых влиятельных Мастеров Стихии - Бестегульд. Добро пожаловать!
08.03.17: Прекрасные дамы, поздравляем вас с весенним праздником! Весь март активные женские персонажи могут получить неожиданный сюрприз от АМС прямо посреди отыгрыша. Продолжайте и дальше радовать нас своей игрой и очаровательными образами!
23.02.17: Воины Света и Тьмы, принимайте поздравления с 23 февраля. Астрологи объявляют +1 к дайсу до конца недели для персонажей мужского пола.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Потерянное поколение » Принятые анкеты » Ошиблась сказкой, попала не в тот мир


Ошиблась сказкой, попала не в тот мир

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Фамилия, имя
Герда Андерсен, сокращать, искривлять и далее по списку можно как угодно.
Прозвища: Сказочница, Неудачница.

2. Возраст
18 лет.

3. Сторона/Раса
Тёмный Карминный дракон.

3.1 Искра
Возможно, кто-то когда-то проклял эту искру, потому что ей постоянно не везло. Чтобы в этом убедиться, будет достаточно сказать, что в прошлой жизни Герда, которую тогда звали Эвленн, также обучалась в Академии, как и в позапрошлой, и, в общем, это уже её четвёртый раз. До катастрофы она ни разу не прожила дольше четырёхсот лет (самый пик был – умереть в собственный юбилей). Теперь же не удалось ещё перейти рубеж в двадцать лет.
Эвленн была чистокровной тёмной демоницей, что, кстати, выбивалось из общей картины – оба раза до этого она также являлась драконом.
Выпустившись из Академии в девятнадцать лет, Эв смогла напроситься к тем, кто собирался исследовать некоторые заброшенные города. Во время рейда, что естественно, умерла, дня не дожив до двадцатилетия. Из-за того, что эфир в том месте ещё не восстановился, искра снова очутилась на Земле.

4. Стихия, ступень магии
Кровь, обращённая.

5. Деятельность
Второкурсница.

6. Биография
А знаешь, я верю во все эти сказки:
В добрых волшебников и лютых драконов,
В сияющих эльфов, упитанных гномов,
Ковры-самолеты, чудесные краски.

Несмотря на сказочное имя, Герда не назвала бы свою жизнь таковой. Она родилась в Дании, в какой семье – значения не имеет, потому что сознательная жизнь Герды началась в детском доме. Несмотря на кроткий нрав и любовь ко всему живому, сродни той, которая разве что в детских книжках встречается, ей никак не удавалось поладить с другими детьми. Во-первых, Сказочница была очень неуклюжей и невезучей, что уже само по себе стало поводом для чужого веселья и насмешек. Во-вторых, у неё была полная гетерохромия глаз, а, как известно, внешняя непохожесть на других редко встречается с одобрением, особенно среди детей, которые ещё не знают, что в таком случае лучше корректно промолчать. Поэтому Герда старалась держаться в стороне, молча перенося насмешки и оскорбления, да мечтая о том, чтобы кто-нибудь забрал её отсюда. Мечтая о семье.
Герда любила мечтать. Очень любила, ведь это помогало ей не падать духом, не прекращать верить в лучшее. А ещё больше ей нравилось сочинять сказки, которые она рассказывала тем немногим детям, что хорошо к ней относились. Отсюда, собственно, и пошло прозвище.
Не раз и не два привлекала внимание взрослых тихая и послушная девочка. Золотце, а не ребёнок, особенно если судить по словам воспитательницы, любившей свою «маленькую помощницу», как она часто называла Герду. Вот только что-то постоянно шло не так: одним вдруг приглядывался другой ребёнок, более весёлый, подвижный, да и по возрасту меньше, другие считали глаза Герды дурным знаком, на третьих она по неаккуратности пролила то ли чай, то ли кофе, четвёртые так придирчиво осматривали – словно породистую собачонку – что девочка, и без того натерпевшаяся за день, не выдержала. Разревелась, запаниковала, а в попытке убежать выпала из она, которое в тот момент мыли. Сказочница то падение пережила, конечно, не без травм, но надежда пошатнулась ещё сильнее. Ведь время шло, девочка росла, а чем старше ребёнок, тем меньше шанс, что его кто-то возьмёт.
Вот уже Герде семь лет. Как и положено в Дании, в этот год она пошла в школу. Первый же день окончился неудачей: она попыталась успокоить затеявших потасовку детей постарше, как нередко делала в детском доме, но в итоге её неудачно толкнули. Полёт с лестницы, сломанная рука и сотрясение. Да, Герда определённо «любила» летать. Странно, что на этой почве у неё не развилась боязнь высоты в целом и лестниц в частности.
Череда неудач завершилась в десять лет, когда Герду удочерила супружеская пара, которая не могла иметь детей. По закону жанра жизнь Сказочницы теперь должна была наполнился любовью и радостью, она должна была быть счастлива, что у неё теперь есть те, кого можно называть «мама» и «папа». Те, кто будут любить её, как собственную дочь. Кто даст возможность понять девочке без рода и племени, что такое семья.
Как же. В доме Андерсен были очень строгие правила, из-за которых, собственно, и нужен был ребёнок. В идеале свой, родной, но тут уж ничего было не поделать. Ни о какой любви и ласке даже речи не было, через три дня Герда поняла, что хотя в приюте жила скромнее, но там было гораздо легче. Там тоже был определённый распорядок дня, были правила поведения, какие-то ограничения, обязанности, однако они не так сильно давили, словно пытаясь сломать Сказочницу, чтобы потом собрать из неё копию «родителей». И девочка постепенно ломалась, запирая свою сказочную сторону в глубинах души, примеряя маску спокойствия, строгости, прагматичности. Это был единственный способ хоть как-то сохранить себя.
Герду перевели в частную школу, где о ней часто шептали, что, видимо, Снежная королева заколдовала не Кая, а его сестру, ведь даже там Андерсен не могла расслабиться. Не столько потому, что боялась снова стать объектом насмешек – нет-нет, это её мало заботило, она всё также всех любила и верила, что на самом деле все люди в глубине души добрые, сколько потому, что родители строго накажут за «неподобающее поведение». В том, что об этом станет известно, у Герды сомнений не было. Она уже попалась как-то, а потом долго болели колени и спина. Её тогда, поставив на колени и положив на голову довольно тяжёлую книгу, более часа заставляли повторять выученные наизусть правила поведения и наставления родителей.
Теперь Сказочница записывала свои истории, надёжно пряча, ведь ей легко могло влететь за то, что тратит время на подобные глупости. Ею никогда не были полностью довольны, ведь она так и оставалась неудачницей. Участвуя в чём-то, оказывалась неизменно на втором или четвёртом месте, пары баллов не добирая до конкурента, по невнимательности совершала на редкость глупую ошибку, из-за чего и не получала высшего бала, выходя на сцену, чтобы выступить, спотыкалась о собственные ноги, в итоге у всех на глазах распластываясь по полу. Те, кто знали о порядках в её «семье», с сочувствием смотрели на Герду, зная, что на следующий день только усилием воли она сможет сохранить обычный строгий и отрешённый, словно у застывшей мраморной статуи, вид.
Конечно, у неё были занятия и помимо школы, классический набор, соответствующий семье: начиная с кружка «превратим нормальную девочку в универсальную домохозяйку» и вплоть до освоения музыкальных инструментов, верховой езды и базовых навыков самозащиты. Потому что ударить в грязь лицом нельзя никогда. К сожалению, Сказочница была не из тех людей, которым всё даётся легко и сразу, ей приходилось усердно работать только лишь для того, чтобы не опозориться, но от неё всё равно требовали идеальных результатов. Из-за этого Андерсен часто не уверена в собственных силах, слишком беспокоится о том, что может допустить ошибку, даже если знает, что в этом не будет ничего страшного.
В шестнадцать лет Герду отправили учиться в Англию. Тогда она смогла вздохнуть немного спокойнее, понимая, что некоторое время проживёт без постоянного родительского надзора. Однако от привитой манеры поведения так просто не избавиться, внешне Герда была всё такой же «правильной», прямо живое воплощение какой-нибудь умницы-заучки, навязанное сериалами и фильмами. Юбка строго не выше колен, плечи закрыты, волосы аккуратно уложены. Вечно серьёзное лицо, улыбка на котором редкий и мимолётный гость. Внутри же – всепоглощающие любовь и сострадание, желание помочь каждому, то и дело прорывающееся наружу.
Андерсен уже семнадцать. Она допоздна засиделась, готовясь к очередному учебному дню. К рутине, так далёкой от сказок, которыми она всегда грезила. В которой, кажется, уже никогда не осуществится та наивная детская мечта о семье. Её ведь бросили совсем маленькой, как вообще можно было посметь мечтать о таких глупостях? К ней постучались. Открыв дверь, Герда опешила, увидев незнакомца. Она точно, совершенно точно его не знала, впервые видела, но реакция была абсолютно бессознательной. Разом испарилась вся сдержанность, вежливость, тактичность. Крикнув что-то на тему «нет, уходите, я не хочу туда опять, я не хочу снова помирать в вашей секте, оставьте меня уже», она попыталась захлопнуть дверь. Не смогла. Что было дальше – гадать не надо: разговор, портал, пробуждение в комнате, шок.
С этого момента судьба вновь стала испытывать живучесть Герды. Каждый месяц, хорошо, если только раз, она оказывалась одной ногой в эфире, ведь до заветной двадцатки осталось так мало – три года. На месте старых, едва прошедших травм, расцветали новые, а в сны ломилось прошлое. Ко второму курсу Андерсен вспомнила достаточно, потому что вспоминать ей было почти нечего. Многое повторялось, выглядело знакомым, ведь, по сути, всё, что изменилось – лица учеников. Новая волна, а где те, кого знала Эвленн? Иногда становилось любопытно, а узнает ли она кого-нибудь из своего выпуска, а узнают ли её?
Сказочница странно себя ощущает в этом месте, одновременно знакомом и чужом, где и сама она вроде бы уже почти ставшая «своей», но вновь чужачка из-за сменённой личины, из-за прошедшего времени. А в голове вертится лишь одна фраза: «Осталось два года».

7. Характер
Я верю в любовь и верю в надежду,
Верю, что смысл обнажается в слове,
И люди рождаются снова и снова,
И Небо людей обнимает, как прежде.

Какой была Герда Андерсена? Доброй, храброй, верной, терпеливой, целеустремлённой... Какова же Герда Андерсен? В принципе, близка к своей сказочной «сестре», только с поправками на то, что живёт она в реальном мире. Будь у неё свой Кай, она бы точно так же бросилась спасать его, наперекор всем опасностям и испытаниям.
У Герды сердце болит за каждого нелюдя, за всё живое и не совсем. Ей жалко каждого раненного, вне зависимости от его стороны, от характера и натуры, и она бы точно каждый раз пускалась в слёзы, не вынося предстающих перед ней кровавых картин, но воспитание удерживает от столь бурного проявления чувств. Обычно удерживает, иногда Андерсен всё же срывается, в глубине души надеясь, что её никто не видит. Это ведь позорище, быть такой впечатлительной, такой чувствительной, такой слабой. Она терпеть не может насилие, ей дурно становится от вида крови, но – что за злая шутка! – кровь – это её стихия. Поэтому к крови приходится привыкать.
Сказочница до сих пор верит, что никто не плохой, никто не злой, что это непростительно – описывать кого-то подобными словами. За каждым поступком стоит какая-то причина, мотив. Может, у кого-то в жизни случилась драма, резко изменившая мировоззрение? Может, кто-то просто рос в такой среде, где слабый и добродетельный долго не протянет? Разве можно клеймить кого-то такими жестокими словами, не зная причин? Герда не может. И потому она не может никого ненавидеть. Жалеть, не понимать, опасаться, осуждать... Но не ненавидеть. Ведь ненависть влечёт за собой насилие, насилие порождает безумие, а в безумии не остаётся места человечности. Душа Герды, пусть сама Андерсен об этом ничего не знает, уже устала от несчастий, от жестокости, устала умирать. Душа хочет если не покоя, то хотя бы прожить долгую жизнь. Не страдая и не в одиночестве, как часто случалось.
Помимо того, что для неё нет плохих людей, нет также и некрасивых. У каждого красота своя: у кого-то внешняя, у кого-то душевная, кому-то повезло обладать и той, и другой. И Сказочница готова в каждом эту красоту увидеть, а если кто-то в себе сомневается, то убедить, что сомнения напрасны. Ей ведь не жалко добрых слов, а правду говорить легко и приятно.
Саму же Андерсен, на самом деле, легко смутить, пускай она и не покраснеет в момент. Её просто станет неловко. Особенно велик шанс для неё попасть в такую ситуацию, если кто-то её похвалит: за последние годы Герда слышала так мало добрых слов в свой адрес, что отвыкла от них, забыла, как правильно реагировать, поэтому впадает в ступор, теряется. Также ей становится неловко, когда что-то идёт не так, отлично от задуманного, от плана, нервничает, когда совершает ошибку, когда что-то у неё не получается.
Если судить по тому, что сказано ранее, можно подумать, что Герда – наивная девочка, которая даже не сможет за себя постоять, безоговорочно доверится первому встречному, будет слепо игнорировать чужие недостатки и пороки. Нет. Она может на самом деле чувствовать что угодно, может всем сердцем не желать причинить кому-нибудь вред, но исполняя все свои миротворческие желания Андерсен бы и до второго курса не дотянула. Её бьют – она защищается. Конечно, стараясь не сделать больше того, что вынуждена, чтобы никто не умер или не остался калекой. Её предают – она настораживается, оказавшись рядом с предателем. Да, у того есть причины, да, он не воплощение зла, но может и хочет навредить. Если Герда видит драку, то, вопреки тому, как это было на Земле, не кинется сразу разнимать. Для начала оценит ситуацию: нужна ли тут помощь и будет ли от этой помощи толк. Зачем лезть, если ничем не поможешь? Лучше дождаться, когда всё закончится, а после попытаться помочь пострадавшим. Так от неё будет больше пользы. Герда любит быть полезной, ведь приятно осознавать, что не зря существуешь, что, может, привнесла в чужую жизнь ещё одно светлое мгновение.
Герда обычно сдержана в проявлении чувств, особенно в незнакомом обществе, не отличается многословностью, если собеседник сам не проявит настроя на общение. Редко говорит кому-то о своих желаниях – ей трудно это делать, ведь приучили к тому, что надо быть скромной, непривередливой, довольной тем, что дают, не просить большего. Потому что достаток и вечное стремление удовлетворять собственные потребности развращают, отклоняют от «правильного пути».
В ней ещё сохранилось то, что можно назвать занудной серьёзностью или просто дотошностью. Не слишком хорошо понимает шутки, особенно если к ним не располагает атмосфера, не любит тех, кто слишком много себе позволяет, кто забивает на банальную вежливость. Сама Герда ко всем, даже тем, кто младше, обращается на «вы» до тех пор, пока не выскажут желания о более неформальном общении. С уважением относится к старшим, всем, без исключения. Если бы кто-то сказал Андерсен быть проще, расслабленнее, ей бы точно потребовалось время, чтобы свыкнуться с этой мыслью и действительно расслабиться. Она послушна и исполнительна, но, конечно, в рамках разумного.
Какой бы ни была маска, стоит помнить, что на самом деле Герда всё равно остаётся доброй, сострадательной, готовой каждому помочь, пожертвовать ради других жизнью, даже вопреки собственному страху смерти. Она мечтательница, которая ценит друзей, жизнь, добродетель. Она готова встать лицом к лицу с опасностью. Любит тишину, природу, звуки дождя, запах раннего ясного утра и шерстяные вещи. А ещё до сих пор в глубине души лелеет надежду, что однажды поймёт, что такое семейные узы.

8. Внешность
Андерсен не назвать выделяющейся. Её рост – 177 см, ладно сложенная, со свойственными умеренными округлостями там, где положено и без лишней массы там, где её быть не должно – всё же и на Земле, и в Академии она за собой следила, стараясь всегда держаться в форме.
Кожа обычного здорового светлого тона, на неё легко ложится загар, пусть и не сильно. На теле множество родинок, а в особенности на руках, не намного меньше и шрамов, но они, в основном своём, довольно неприметны. Не считая двух: ожога на полспины, переходящего немного на рёбра, и длинных следов от когтей на правом бедре. На ладонях и ступнях кожа несколько огрубела, всё же Андерсен не чужда работа, а ещё ей нравится ходить босиком.
У неё покатые плечи, грудь почти третьего размера, хорошо заметная, пускай и не осиная, талия и в меру широкие бёдра. Осанка правильная, иногда создаётся впечатление, что Герда даже спит с прямой спиной – настолько приучили держать ту ровно. Шаг не размашистый, но и не семенит, передвигается плавно, а наибольший производимый при этом шум – стук каблуков. Герда не любит обувь с плоской подошвой, ей неудобно в ней также, как и на каблуках под десять сантиметров. Собственно, такого у неё и не водится.
Волосы тёмного цвета, отливающие на свету спелой вишней, немного вьются, достают приблизительно до середины спины. Редко бывают распущены, не считая времени сна, потому что Герда чувствует себя неуютно, если не сделает хотя бы простую мальвинку или хвост.
Лицо прямоугольной формы с правильными и немного резковатыми чертами, на нём всегда присутствует какое-то призрачное выражение печали, не исчезающее даже в моменты искренней улыбки. Сильнее всего эта печаль заметна по глазам, которые даже в Статере оказались разного цвета: правый фиолетовый, а левый ярко-зелёный. Брови тонкие, левая всегда изогнута больше правой, но при этом менее подвижная, из-за чего взгляд часто кажется несколько недоверчиво вопросительным. Нос немного, как это называют, картошкой, с опущенным вниз кончиком. Губы чётко очерченные, средней толщины, на тон темнее и ярче кожи. Уши немного топорщатся, проколоты.
Герда говорит неспешно, почти не повышает голоса. Её приятно слушать, особенно когда она рассказывает очередную сказку. Как говорится, с чувством, с тактом, с расстановкой. Не хуже сказочницы, кстати, даются ей и образы учительницы или строгой старшей сестры, но Герде они не нравятся.
В виде дракона Андерсен представляет собой очаровательную «ящерку», цвет чешуи которой больше всего напоминает телячью вырезку, местами запятнанную запёкшейся кровью и вдоль позвоночника посыпанную сажей, которая превратилась в хребет, берущий начало от носа. Когти на лапах также чёрные и такого же цвета корона из рогов. Ещё два рога одного тона с телом. Гетерохромия сохраняется даже в этом облике, как и сам цвет глаз.
В целом, Герду чаще принимают за огнённого дракона, на крайний случай земляного или тёмного. Но если присмотреться, то всё-таки ящерка точно кровавая.

9. Боевые и бытовые навыки
Как и положено дракону, в истинном облике может летать, обладает кровавым дыханием, прочной чешуёй и силой, в шесть раз превышающей человеческую.
Умеет всё то, что должна уметь порядочная домохозяйка, вплоть до вязания крючком, вышивания крестиком, оказания первой помощи и способности запихнуть на полку книг больше, чем эта самая полка может вместить. Помимо этого умеет играть на скрипке, пианино, петь и держаться в седле. Может очень быстро записывать, при этом почерк остаётся каллиграфическим.
Сочиняет сказки и делает подвески.
Кое-как, но драться всё же может, хотя и очень не хочет. Оружием никаким не владеет, так что если и будет им махать, то на уровне человека, просто знающего, за какую сторону держать, а какой атаковать.
Обладает хорошей гибкостью, выносливостью и высоким болевым порогом.

10. Кодовое слово из правил форума.
Принято ~dF

11. Кодовая фраза из закона Академии.
Принято ~dF

12. Быстрая связь с игроком.
Ада в помощь.

+2

2

Добро пожаловать в Академию, Герда!
Страдания скоро кончатся, твой финиш уже близко. Тик-так, тик-так. Хочешь это изменить?


Зачислена в 1 группу 2 курса, староста - Дэниэль Корт.

Оформление профиля
здесь

Не забудь получить комнату - у
коменданта жилого корпуса

Путешествие начинается с
хроники

И мы ждем тебя в
аудитории №52

0


Вы здесь » Потерянное поколение » Принятые анкеты » Ошиблась сказкой, попала не в тот мир